понедельник, 14 декабря 2015 г.

Лицо с почтовой открытки



«Аннушка, ну будь добра, поехали! Всего на денечек. Утром возьмем извозчика и уже через час будем в Гурзуфе! А вечером послушаем музыку на эстраде и сразу же домой! Приедем хоть и поздно, но зато множество впечатлений будет! Сестрица, ну поехали!!!», - молодая девушка буквально прыгала вокруг своей сестры на открытой веранде двухэтажного белого дома.
Дом стоял на склоне небольшого оврага со звучным татарским именем Баар-дере, что местные дачники переводили как «весенний овраг». Он уходил куда-то к северу от морского побережья и терялся под склонами горы Кастель. Те же дачники любили рассказывать истории, будто в древние времена на вершине этой горы была генуэзская крепость, с которой к морю вел подземный ход, заваленный сокровищами. В одном из июньских номеров газеты «Крымский курьер» даже была заметка о двух московских студентах, пытавшихся копать склон горы в поисках сокровищ. Да остановил порыв  горе-кладоискателей двухметровый полоз, змея не ядовитая, но устрашающего вида и с большими зубами.  Когда один из студентов только начал копать склон Кастели и оперся о ствол земляничного дерева, ему прямо на голову с верхней ветки свалилась сморенная жарой гадина. И в попытке скинуть ее со своего темечка, студент в страхе отбросил змею на своего товарища, коего полоз взял да и укусил, и никуда-то, а за нос. Нос после этого распух до невероятных размеров и алуштинская публика еще долго посмехалась над незадачливыми археологами, завидев их на набережной Профессорского уголка.