пятница, 27 сентября 2013 г.

Карине Геворгян: «Политика мультикультурализма накрылась медным тазом»



Марина   ГУСАРОВА

Фото автора

На прошлой неделе в Симферополе по приглашению Международного медиа-клуба «Формат-А3» побывала известный российский политолог, востоковед, эксперт Фонда стратегической культуры Карине Геворгян. Изначально заявленная тема встречи — «Мир в ожидании третьей мировой?» — предусматривала разговор о положении на Ближнем Востоке, однако мало-помалу беседа перемещалась все дальше от границ Сирии…

 «В сегодняшней Европе я уже не хотела бы жить»


Честно говоря, не я заявляла такую тему, — призналась Карине Александровна, — Потому, что в свете последних событий хочется говорить не только о событиях в Сирии, но и процессах на постсоветском пространстве — а именно, о перспективах и последствиях подписании Украиной договора об ассоциации с ЕС. Оглянемся назад и вспомним, как еще в Советском Союзе многие из нас хотели попасть в «цивилизованную Европу» с ее изобилием и демократией. Но Европа двадцать лет назад и Европа сегодняшняя — это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Я бывала там не раз — и признаюсь честно: в сегодняшней Европе я уже не хотела бы жить.
Что касается ассоциированного членства в Евросоюзе, то замечу, что Армения тоже шла по этому пути — и в последний момент отказалась. Потому, что по сути этих самых соглашений никто не видел, люди в недоумении разводили руками: что подписывать? С Украиной — аналогичная ситуация. Что подписывать, тоже не совсем понятно. 

«Миграционная лодка уже перевернулась, и Брейвик — лишь первая ласточка»

Коснулась московская гостья еще одной важной проблемы.
— Независимость республик бывшего СССР устанавливалась в условиях, когда в мире уже шла десуверенизация, — отметила она. — Согласитесь, есть в этом некий элемент шизофрении — как в еврейском анекдоте: «Везде суббота, а вокруг меня четверг». Повторюсь: не стоит сравнивать сверхблагополучную Европу семидесятых и сегодняшнюю, находящуюся в состоянии наступающего кризиса. Миграционная лодка уже перевернулась, и Брейвик — лишь первая ласточка. Даже многие европейские специалисты признаются: политика мультикультурализма накрылась медным тазом. Возможно вы не знаете, но новоиспеченным членам ЕС — странам Прибалтики — уже предложили разместить у себя примерно 600 тысяч палестинцев, африканцев, арабов. А Украина по площади побольше будет…  Да, Европа будет давать деньги на эти программы, но такое переселение угрожает изменить культурный ландшафт Украины. Кстати, мне весьма любопытно: как отнесутся к подобным процессам украинские националисты и что они готовы этому противопоставить? Неужели они перестанут быть радикалами? Здесь очень много парадоксов, которые мне не до конца понятны.
«Терроризм становится товаром»
Затронула Карине Геворгян и «крымский вопрос».
— Крымскотатарский этнос окончательно еще не изжил посттравматический синдром депортации, — считает политолог. — Я армянка — и хорошо понимаю, что это такое. Они видят только это и больше ничего вокруг. На такой взгляд накладываются и процессы, которые я называю «политическим исламом». Это война внутри самого ислама, уничтожение самых просвещенных богословов. Хотелось бы, чтобы крымские татары поддерживали стабильность в Крыму и на Украине, чтобы не повторилась чудовищная ситуация, имевшая место на Северном Кавказе, когда по идеологическим соображениям дети убивали собственных родителей… Еще один тревожный фактор заключается в том, что на Востоке сегодня терроризм стал товаром. Сами палестинские шахиды признаются: работают на себя, для благополучия своей семьи. К религии это уже не имеет никакого отношения. 

«Не ради соседа, а ради сохранения самих себя»

Вопрос об «украинском выборе» задавался в ходе встречи еще не раз. Многие интересовались: если нашей молодежи, не дай Бог, придется воевать, то под каким символом — двуглавным орлом или натовской «розой ветров»?
— Украина — большая страна и ее народ так же разнообразен, как и русский, — считает Геворгян. — Будут и идейные последователи двуглавого орла, и другие группы. Но в целом нужно посмотреть, куда повернется основная часть населения, насколько трезво люди будут оценивать ситуацию и думать не об интересах какого бы то ни было соседа, а о сохранении самих себя, своего этноса и культуры. Надо понять: соседей не выбирают, но с ними приходится договариваться. 

 На постсоветском пространстве нет четко артикулированной национальной политики»

Отвечая еще на один вопрос — «Неужели Путин окончательно упустил Украину?» — российский политолог не стала сгущать краски:
 — Украина не на Марсе. Ее граждане приезжают к нам на заработки и относятся к ним россияне неплохо — совершенно иначе, чем к вьетнамцам или киргизам. Другое дело — в том, что в России еще нет четко артикулированной национальной политики и стратегии. Нет ее пока и на всем постсоветском пространстве. И не было — потому, что не было в ней необходимости. Но, может быть, она сейчас сформируется. Над этим вопросом надо думать, его надо обсуждать. Что же касается утверждений некоторых украинских политиков о том, что идеология Таможенного Союза еще не до конца выкристаллизовалась, отвечу так: что такое ассоциированное членство в ЕС, тоже не совсем понятно. Тем более, ни для кого не секрет, что Европа сегодня находится в кризисе, социальные выплаты после распада СССР там были существенно урезаны и продолжают урезаться, постоянно повышается пенсионный возраст. Рационально ли вступать туда на таком спаде? Что же касается России, то она была и остается ресурсной страной — много воды, много углеводородов. Не Европе — так Китаю будет продавать…

осии
«Война — не только борьба за ресурсы. Это экономика»

В итоге разговор все же дошел до основной темы и в связи с упоминанием России как ресурсной страны прозвучал вопрос: «Может ли Третья Мировая начаться именно из-за ресурсов?»
— Принцип «Кому война, а кому мать родна» по-прежнему актуален, — констатировала собеседница. — Одни гибнут, другие наживаются. Тем более что в условиях десуверенизации образовались уже не национальные — транснациональные элиты. Есть среди них легальные — «белые», полулегальные — «серые» и откровенно криминальные. Чьи интересы будут стоять за ними, однозначно сказать сложно. Конечно, заинтересован в войнах и военно-промышленный комплекс — «ястребы» охотно расстреляют тысячу ракет «Томагавк», чтобы заказали еще. Это не только борьба за ресурсы, это экономика войны. Еще один немаловажный фактор возникновения войн — борьба за депопуляцию территорий, где, по мнению некоторых политиков, «слишком много народа развелось». Не стоит сбрасывать со счетов и психосоциологический фактор. Британские социологи пришли к выводу, что последнее время социум живет в «атмосфере всепроникающей тревоги». Пессимизм и смутное предчувствие катастрофы охватили всех — но в особенности молодежь. И это тревожит. 

«Чем более страшны средства уничтожения, тем более серьезны механизмы сдерживания»

Коснулся разговор и ядерного оружия — остается ли оно и сегодня существенным фактором сдерживания?
— Всем известно: чем более страшны средства уничтожения, тем более серьезны механизмы сдерживания, — пояснила Каринэ Алексанровна. — Хрестоматийный пример — Карибский кризис: ситуация была сверхнапряженная, но ведь смогли договориться! А вообще двадцатый век совершенно не обоснованно считают самым кровавым в истории человечества. Статистики провели исследования: сравнили двадцатый век с шестнадцатым — взяли там и там десять лет и подсчитали, сколько тогда на земле проживало людей и сколько погибло в войнах. Парадокс — но двадцатый век оказался гораздо более «мирным». И это уже вселяет надежду…



Досье «КВ»:
Геворгян Карине Александровна. Родилась в 1956 году в Москве. В 1980 году закончила Институт стран Азии и Африки при МГУ. В 1979 году работала переводчиком в Кабуле. Преподавала персидский язык. Работала редактором в Главной редакции Восточной литературы издательства «Наука», в Отделе СНГ Института востоковедения РАН. С 1993 года — эксперт Верховного Совета, с 1994 — эксперт Комитета по делам СНГ Государственной Думы России. С 2007 года — заведует отделом политологии журнала «Восток» (Oriens) Академиздатцентра «Наука» РАН. Основные направления ее исследований — конфликты на Кавказе, коммуникационные и энергетические проекты, перспективы развития Каспийского региона, страны СНГ в формате международного сотрудничества, страны СНГ и Средний Восток.

"КВ" № 103 от  26 сентября 2103 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий