понедельник, 19 августа 2013 г.

Владимир Сунгоркин: «Мы реализовали модель универсального журналиста»



 Марина ГУСАРОВА
 Фото автора

 В последний день июля в Симферополе под эгидой Международного медиа-клуба «Формат-А3» прошла встреча, не только интересная, но и полезная для представителей крымских СМИ. Секретами успеха родного издания с участниками встречи поделился главный редактор сохранившегося еще с советских времен медиа-бренда — «Комсомолки» — Владимир Сунгоркин.

 «Толстая» газета — это журнал для бедных»
 Разговор о судьбе печатной прессы сегодня актуален как никогда. Последний ее оплот — читающие пенсионеры — год от года, увы, сдает позиции. Переходное звено — читатели среднего возраста — отдают должное как печатному слову, так и Интернет-источникам, а молодая поросль — те, кому, до тридцати — ищут информацию исключительно во Всемирной паутине. Означает ли это, что через пять-десять лет печатные СМИ уйдут в небытие?
 Именно эта проблема сразу же обусловила тему встречи: «Современные медиа: секреты успеха» и три главных вопроса — о переходе печатной прессы в мультимедийный формат, проблемах рынка печатной прессы в странах СНГ и о том, можно ли представить сегодня жизнь без ежедневных печатных изданий.
 Мы все знаем: тиражи газет сегодня падают. И это не вина журналистов — мол, пишут неинтересно, — а примета времени. У потребителя появилась гораздо более комфортная и оперативная альтернатива — телевидение, радио и, конечно, Интернет.
 — Идет новая медийная революция, — считает Владимир Сунгоркин. — Для того чтобы газету издавать, нужна очень большая рекламная подпитка, бумага, полиграфия, распространение. Это проблема всей мировой газетной индустрии. Тем более что сегодня появляется множество бесплатных газет, имеющих сильную финансовую подпитку.
 Итак, кто же первым «вылетит из обоймы»?
 — Ежедневные платные газеты, — убежден Сунгоркин. — К тому же и реализовывать их станет труднее — в России, к примеру, каждый год закрывается десять процентов киосков. А вот еженедельники, думаю, останутся. Сегодня еженедельники — это не источники информации, скорее, журналы для бедных. Хотя и их тиражи, скорее всего, упадут…

 «Мы стали издательским домом»
 Впрочем, сами «комсомольцы» уже успешно опробуют на себе формулу спасения и сохранения родного издания. Внешне она проста: многопрофильность и универсальность. А, по сути, очень сложна и напоминает гонки на выживание.
 — Сегодня «Комсомольская правда» — это издательский дом: радио, телевидение, сайты, ежедневная газета, — признается Владимр Николаевич. — И все это делают одни и те же сотрудники. Так мы реализовали модель «универсального журналиста». Выходим в 75 городах, во всех странах СНГ, за исключением Узбекистана. В Туркмении у нас, правда, только два подписчика — думаю, это президент Гурбангулы Бердымухаммедов и руководитель комитета госбезопасности. А вот в Грузии мы выходили даже во время российско-грузинского конфликта — причем, давали позицию и российской, и грузинской сторон. Выходим и в дальнем зарубежье — странах Европы, США, Канаде, Израиле, Австралии, Таиланде…
 — А в каком ритме работает сегодня «Комсомолка»?
 — В напряженном! Вот как проходит обычный рабочий день. В 11 утра — первая планерка. Собирается наш «ареопаг» — сорок-пятьдесят человек — и выводятся на экраны те данные, которые мы будем иметь в виду при формировании завтрашнего номера. Отслеживаем также количество просмотров наших статей в Интернете: это самый точный рейтинг, ведь за сутки на наш сайт заходит до полутора миллионов человек. Откликов бывает и до трех тысяч. Но даже у нас есть куча статей, которые не читает никто! В два часа дня — снова совещание, а в 17.00- третья планерка. Региональная газета делается до 16 часов, а работа «на Москву» завершается только в девять вечера. Но и после этого не дремлем — остаются дежурные на сайте, радио, телевидении.

 «Настоящий журналист должен быть «с тараканами»
 Участники встречи упорно допытывались — какими же все-таки качествами должен обладать тот самый пресловутый «универсальный журналист»?
 — Должен быть любознательным, буквы знать…, — шутит Сунгоркин. — А, главное, должен быть интересным людям, должен запомниться. Поэтому я убежден: надо искать журналистов слегка «с тараканами» — большинство хороших журналистов — люди «неправильные» и даже с придурью. А «правильные» журналисты чаще становятся редакторами. Я сам девять лет работал в регионах и сталкивался с такими «чудиками» — бывало, их заклевывали, они спивались, но иногда прорывались в большую прессу. Хрестоматийные пример — Сергей Довлатов, а менее известный — Геннадий Бочаров, который очень гордился тем, что его выгнали из донецкой газеты за профнепригодность. Он даже настоял, чтобы эту формулировку записали в трудовой книжке!
 — Все ли ваши сотрудники с ходу стали супержурналистами?
 — Я грозил: если не станут — выгоню! Но самый главный стимул у нас — материальный. Я не скрываю: о работе журналиста сужу по его гонорару. Чем больше получает, тем лучше работает. Надо мобилизовываться, надо меняться, идти в ногу со временем. Мы, кстати, самыми первыми перешли на удобный формат А-3, хотя многие наши старожилы предрекали, что это погубит газету. Между прочим, мы и сегодня делаем ставку не только на молодежь. Наши известные авторы, люди пятидесяти-шестидесяти лет в один прекрасный момент поняли: могу я, допустим, взять интервью у Филиппа Киркорова, прийти к нему с камерой — и записать, и подснять и на диктофоне зафиксировать. В итоге на-гора выдаются не один, а четыре материала — на радио, в газету, на телевидение, на сайт. И везде можно получить гонорар. Я такой шкурный подход очень поощряю!

 «Российской медиа-среде Украина по барабану!»
Интересовало собравшихся и то, когда та самая пресловутая медийная революция наступит на Украине.
 — Украина в этом плане — страна более неторопливая, — успокоил коллег Сунгоркин. — Может, процесс и затянется… А в России мы вплотную готовимся к переменам — уже этой осенью запускаем модель бесплатной «Комсомольской правды».
 Правда ли, что российская медиа-среда настроена негативно по отношению к Украине? — попытался внести в беседу нотку провокативности некий молодой человек. И получил неожиданный ответ:
 — Российской медиа-среде Украина по барабану! Периодически всплывающие всхлипывания — мол, мы не нужны России — можно услышать сегодня и у вас, и в нашем Тамбове. А на Украину и в Крым мы ездили — и будем ездить. От себя добавлю: вы нам очень нужны. Мы любим Судак, Феодосию, Новый Свет, чебуреки на Перевале. Как нам без этого? Что запомнилось в этот приезд? Таможня запомнилась — я была единственным человеком, которого остановили — на сканере посмотрели мои вещи, а потом спросили: нет ли у меня фенозепама? А я знать не знаю, что это такое, и почему вызывает подозрения — это же не марихуана, не гашиш…

 «Популярность — штука непредсказуемая»
«Что, по-вашему, включает в себя медиа-диета современного человека?» — именно этот вопрос стал отправной точкой для нового витка беседы о журналистской «кухне».
 — Как-то на нашем сайте мы обнаружили такой феномен: любое сообщение о смерти — самая популярная публикация, — признался Владимир Николаевич. — Причем, неважно, популярным человеком был умерший, или нет. И еще есть ключевые слова, которые всегда вызывают читательский интерес. В России это Ксения Собчак, Путин и Андрей Малахов. И я ничего не могу с этим поделать! Популярность вообще штука непредсказуемая. Взять хотя бы тему «Перевал Дятлова» — странную гибель группы студентов-практикантов Пермского государственного университета в 1959 году. Казалось бы, дела давно минувших дней, а фильм на этот сюжет сняли даже в Голливуде! Было 64 версии случившегося — и ни одна не сложилась до конца! Такое впечатление, что космический разум дал нам такой «пазл», который мы никак не сможем собрать. Я на эту тему «подсел» и увидел, что она интересует многих. Решил обратиться на телевидение — может, помогут. Но особо не надеялся. Однако разговор на «Первом канале» с Константином Эрнстом оказался настолько результативным, что я такого даже и не ожидал. Дали две программы «Пусть говорят» и «Воскресный вечер» с Андреем Малаховым. Сделали документальный фильм. А в 2014 году собираются запустить сериал. Вот так раскрутилась тема — кто бы мог подумать? И рейтинги программ были сумасшедшие — от 32 до 36 процентов! Вот вам и вопрос о секрете популярности: он как был загадкой, так и остается.

 На последний, личный, вопрос «Кем бы Вы были, если бы не стали журналистом?», Сунгоркин также ответил неожиданно:
 — Полковником КГБ! Меня начали вербовать, а я уже пришел в «Комсомолку» — из Владивостока на четвертом курсе послали меня туда на практику — там я и застрял. Потом поехал корреспондентом на БАМ, проработал там пять лет и получал в два раза больше, чем редактор «КП». Ребятам из «конторы» я тогда сказал: я, конечно, с радостью, но уже работаю в газете. Больше меня не беспокоили... А вообще, если подводить итог нашей сегодняшней беседы, скажу честно: мы прошли многое — и акционирование — в итоге все перессорились, и убыточность. В итоге нас купил олигарх Потанин и сказал — отдал я кучу денег за ваши акции — теперь будем деньги зарабатывать. Вот с тех пор и зарабатываем. Такими, как есть, мы стали не от хорошей жизни — но это единственный путь повышения эффективности.
( на плашке)
 Досье «КВ».
 Владимир Сунгоркин — профессиональный журналист, всю жизнь проработавший в «Комсомолке»: начал корреспондентом на Дальнем Востоке, прошел путь от заведующего отделом до заместителя главного редактора. Последние 13 лет возглавляет газету, совмещая должность главного редактора «КП» с обязанностями генерального директора. 

"КВ" № 84  от 8 августа 2013 г.


Комментариев нет:

Отправить комментарий