четверг, 5 декабря 2013 г.

Памятник русским, украинским и польским жертвам милитаризма и работорговли навряд ли появится в обозримом будущем…



В. Гуркович
(г. Симферополь)

Размышления над собственной статьей пятнадцатилетней давности и о стандартах современной европолитики, которая ныне сознательно и открыто формирует национальную исключительность одних этносов, противопоставляя их другим, что в конечном итоге приведет Европу к новому нацизму, убийственному и для той же Европы.



Часть I
Угол падения равен углу отражения


Под таким заголовком 17 апреля 1998 года в газете «Крымское время» была напечатана моя статья, которая републикуется здесь полностью:

«19 апреля исполняется 215 лет присоединения Крыма к России. Виднейшую роль в этой акции сыграла императрица Екатерина II. Исторические оценки этого события в данное время на полуострове диаметрально противоположны.
Так, недавно севастопольский региональный меджлис решительно выступил против возведения памятника основательнице города Севастополя. В заявлении этой организации подчеркивается: «с именем Екатерины II связана одна из самых черных страниц украинского и крымскотатарского народов». «Колонизация Крыма Российской империей во время правления Екатерины II и последовавшие вслед за этим уничтожение крымскотатарского населения, культуры и языка навсегда осталось в памяти нашего народа», – говорится в документе.
«Сооружение памятника Екатерине II, по мнению севастопольских татар, явится надругательством над памятью сотен тысяч уничтоженных соотечественников».
Региональный меджлис считает «своим долгом не допустить превращения города в музей памятников российским началам».
Не комментируя вышеизложенное, замечу, что сто лет назад светский лидер крымских татар Исмаил Гаспринский был другого мнения о Екатерине II, об эпохе ее царствования и вообще о России. Именно в те же самые годы в солидном российско-германском «Энциклопедическом словаре» появились следующие строки: «Ее царствование – одно из замечательнейших в русской истории; и темные, и светлые стороны его имели громадное влияние на последующие события, особенно на умственное и культурное развитие страны…
Манифестом 1783 г. объявлено присоединение Крыма и Кубанской области к России… Набеги крымцев прекратились. Предполагают, что вследствие набегов крымцев Великая и Малая Россия и часть Польши с XV в. до 1783 г. лишилась от 3-х до 4-х миллионов народонаселения: пленников обращали в рабов, пленницы наполняли гаремы или становились, как рабыни, в ряды женской прислуги.  В Константинополе у мамелюков кормилицы, няньки были русские. В XVI, XVII и даже XVIII вв. Венеция и Франция употребляли закованных в кандалы русских рабов, купленных на рынках Леванта в качестве работников на галерах… Присоединение Крыма положило конец позорной торговле русскими рабами».
Может быть, для осознания современниками событий далекого прошлого следует высечь на граните постамента будущего памятника Екатерине Великой строки из знаменитой энциклопедии Брокгауза и Ефрона?
Знаю, у нынешних властей города-героя средств на сооружение памятника российской императрице нет. Поэтому можно на неопределенное время отложить эту идею и осуществить другой проект, международный. Суть его в том, чтобы совместными усилиями правительств и народов Украины, России и Польши соорудить в Крыму монумент в память миллионов погибших и попавших в рабство христиан.
Эти люди в большинстве своем были не военнопленные, а обычное мирное население. Их видели миллионы телезрителей в украинском сериале «Роксолана». Упоминаются эти жертвы в любой украинской песне, где звучит крымская тема.
Памятник жертвам милитаризма и работорговли даст возможность вволю поразмыслить и потомкам тех лихих джигитов, кто совершал грабительские набеги за тысячи верст от Бахчисарая и продавал захваченных людей на горестных рынках в сказочном Крыму. Рабовладение и работорговля существовали во многих странах, которые сейчас являются «столпами демократии и гуманизма». И появление аналогичных крымскому монументов в США, Турции и некоторых других странах Северо-Атлантического братства будет разве что делом времени.
Украине, России и Польше следует только сделать первый шаг и показать пример. Понятно, что местом установки монумента Памяти, Скорби и Размышлений должна быть бывшая столица Крымского ханства. А с возведением памятника крестной матери Севастополя можно повременить: на общем вселенском фоне это воистину проблема второй очереди».

Часть II
О дружбе, скрепленной кровью

Сразу после публикации статьи и на протяжении нескольких недель мои знакомые, а также неизвестные мне люди – читатели «Крымского времени» – лично при встречах и по телефону выражали свою поддержку идеи сооружения памятника нашим далеким предкам и их христианским собратьям-полякам, которые стали жертвами милитаризма и работорговли. Однако мне неизвестно о какой-либо маломальской реакции со стороны, допустим, депутатов Верховного Совета Автономной Республики Крым, политических и общественных лидеров, деятелей науки и искусства, активистов национально-культурных и иных обществ Крыма. Через месяца полтора уже никто не вспоминал об идее монумента триединой памяти и скорби. Неизвестно мне и о какой-то негативной реакции на мою полемическую статью и на мое конкретное предложение.
С момента публикации статьи минуло, повторим, полтора десятилетия. За это время произошло несколько памятных событий. Событий разных по форме, но имеющих логическую связь с темами, поднятыми на страницах «Крымского времени» в 1998 году.
Во-первых, в 2008 году был-таки открыт памятник императрице Екатерине II. Новый памятник. Первый за всю историю города-героя. Создали памятник севастопольцы – скульптор Станислав Чиж и архитектор Григорий Григорьянц. Примечательно, что екатерининский монумент был сооружен в годы президентства Виктора Ющенко, который относился к российской Матушке-Царице, как к злой мачехе.
Итак, севастопольцы организовались, собрали средства и, образно говоря, своими руками соорудили то, о чем мечтали. У них была воля и было единство. Поэтому их инициатива завершилась полной викторией, несмотря на противодействие «оранжевого Киева», некоторых севастопольских служивых и местного крымскотатарского меджлиса. Стоит напомнить, что эта националистическая организация отсутствует как таковая в правовом поле Украинского государства, но имеет многолетний победный послужной список почти во всех своих начинаниях. Однако в антиекатерининской кампании провал был полный, реальный, налицо.
Во-вторых, в 2012 году вышла книга замечательного киевского публициста Олеся Бузины «Воскрешение Малороссии». В этой работе, а также в газетных статьях о Крымском ханстве, автор в удивительно простой и естественной системе объясняет ряд вопросов, в частности, «как получилось, что крошечная татарская орда в XIII веке захватила Крым, а потом 500 лет держала в страхе половину Восточной Европы, занимаясь только рэкетом и работорговлей?».
Олесь Бузина все исторические явления и события по означенной теме называет своими (!) именами. Кратко. Ёмко. Так, крымскотатарские охотники за живым товаром – у Бузины охарактеризованы просто, одним словом – «людоловы». А держава Гиреев у него – «паразитический государственный организм». Всего несколько слов требуется исследователю, чтобы объяснить суть Крымского ханства и причину его крушения: «Это было бандитское государство. Поэтому оно и погибло» (Крымская правда, 21 июля             2012 г.).
Никто ранее, до Олеся Бузины, столь четко, обстоятельно и бескомпромиссно не характеризовал эту военно-феодальную структуру.     
Между Екатерининским триумфом в Севастополе (2008 г.) и «Воскрешением Малороссии» Олеся Бузины (2012 г.) стоит знаковое международного уровня мероприятие – открытие в Гданьске памятника «Татарину Речи Посполитой». Газета «Голос Крыма»         3 декабря 2010 года дала репортаж об этом событии и опубликовала речь Президента Польши Бронислава Коморовского. Газета подает вышеупомянутые материалы броско, под крупной шапкой: «Польша чтит память о татарах». Примечательно, что в выступлении Президента о крымских татарах нигде нет ни слова. Несколько раз говорится о «польских татарах». О татарах, которые «преданно любя Польшу, верно служили ей на протяжении 600 лет».
На торжествах были подняты государственный флаг Польши и «национальный крымскотатарский флаг» с тамгой Гиреев, вероятно, столь милой патриотам Польши. Поэтому можно догадаться, что шесть столетий назад в Польшу прискакали татары не с Волги и – тем более – не из какой-то там пустыни Гоби, а из Крыма, то есть из сферы, как сейчас некоторые утверждают, «восточноевропейской цивилизации». Факт присутствия в Гданьске крымскотатарской делегации во главе с Мустафой Джемилевым подкрепляет эту рабочую гипотезу.
Прибыли ли в далекие времена татары в Польшу как желанные гости или как наемники, или их случайно занесло отсутствием должного картографического материала? На этот вопрос ответа в выступлениях польского Президента нет.
Интересны, тем не менее, некоторые фрагменты из речи Президента Коморовского: «…Все мы помним, что польские татары громили врагов Речи Посполитой, врагов Короны и Литвы, будучи непревзойденными наездниками. У своих они вызывали восхищение, среди чужих сеяли невероятный страх благодаря храбрости, воинственности и мастерски освоенному военному ремеслу. Польские татары принесли хвалу Речи Посполитой… Не было такого врага Речи Посполитой, на котором не испытали бы они силу своего оружия, защищая родину. Громили москалей, шведов и итальянцев, а когда было нужно, то и турков не жалели, несмотря на общую с ними веру».
Но здесь последняя фраза, естественно, порождает вопросы. Так, мы знаем, что в разные времена и неоднократно Польша воевала против Крымского ханства, вассала Османской империи. В свою очередь известно, что в союзе с Богданом Хмельницким крымские татары принимали участие в битвах против армии Речи Посполитой – под Корсунем, Пилявцами, Старовым, Белой Церковью, Батогом… Польские татары, если верить пану Коморовскому, «турков не щадили». А щадили ли польские татары татар из Крымского ханства, врагов Речи Посполитой?
В своей  речи Президент Польши говорил о многом. В частности, о величии былой Речи Посполитой, ну прямо образцовой страны – «многонациональной, мультикультурной, мультирелигиозной и мультиязычной», распространявшей «свободу и демократию в масштабах, не свойственных Европе тех лет». То есть в прошлом, не говоря о настоящем.
А будущее вообще за европейским сотрудничеством, с его евросвободой, евродемократией и евротолерантностью. Поэтому нет и в обозримом времени не будет памятника интернациональным жертвам милитаризма и работорговли (о нем шла речь 15 лет назад в «Крымском времени»). Потомки бывших христианских рабов, живущие ныне на Украине, в России и Польше, навряд ли найдут, как сейчас говорят, консенсус, ибо одни из них уже встали на путь евротолерантности, другие мыслят, простите, туда же…
Толерантность, правда, у евролидеров избирательная. «Изюминка» из выступления пана Коморовского: «Горячая татарская кровь пролилась во всех, начиная с Костюшковского, национальных восстаниях. Впиталась она и в фундаменты возрожденного в 1918 году Польского государства, Второй Речи Посполитой. Именно в память об этом татарин, которого мы видим на памятнике, одет в мундир уланов маршала Пилсудского».
Татарин воинства маршала Пилсудского выбран в «десяточку». Он вечно будет напоминать этим, как их там, «москалям», о «Чуде на Висле» – разгроме вооруженных сил Советской России в 1920 году, который был осуществлен братскими усилиями этнических поляков и «польских татар».
Таким образом, дружба народов, скрепленная кровью, имеет все основания быть предельно длительной и прочной. Как монумент в Гданьске, отлитый из бронзы! Следовательно, еще раз повторим: памятник русским, украинским и польским жертвам милитаризма и работорговли навряд ли появится в обозримом будущем.    

В. Гуркович
                                                                                              12.11.2013 г.


Справка об авторе, участнике Круглого стола «Международное право против реабилитации украинских и крымско-татарских коллаборационистов»,                               г. Симферополь 6 ноября 2013 г.

Гуркович Владимир Николаевич, крымский историк и краевед, публицист, член Союза русских, украинских и белорусских писателей Автономной Республики Крым. Заслуженный работник культуры АРК, лауреат Государственной премии Республики Крым (примечание: была такая премия в 1997 г. – В.Г.), лауреат премии им. Александра Бертье-Делагарда Крымского республиканского Фонда культуры, лауреат Международного открытого Рейтинга популярности «Золотая Фортуна». За публикации, направленные против фальсификаторов отечественной истории, а также за усилия по сохранению и популяризации памятников Великой Отечественной войны от имени Верховной Рады Автономной Республики Крым и Совета министров АРК награжден памятным знаком «70 лет партизанскому движению в Крыму». В 2000-2003 гг. состоялся судебный процесс по иску В. Гурковича к редакции газеты крымскотатарских националистов «Голос Крыма», который закончился моральной победой истца.



Опубликовано: Крымское время, 23.11.2013, номер 126 (3341)

Комментариев нет:

Отправить комментарий