пятница, 17 января 2014 г.

Короткая жизнь принца Эдди



Игорь АЗАРОВ

Постоянные читатели исторических публикаций в «КВ» с этим героем уже немножко знакомы — я очень кратко писал о нем в материале, посвященном чудовищным злодеяниям Джека Потрошителя, совсем недавно (см. «КВ» от 28.11.2013г.). Старший внук королевы Виктории действительно в 60-70-х годах прошлого века серьезно рассматривался в качестве претендента не только на британский престол, но и на роль серийного убийцы лондонских дешевых проституток. Впрочем, как мы уже знаем, у принца оказалось железное алиби — осенью 1888 года, когда Джек Потрошитель кромсал свои жертвы в плебейском Уайтчепеле, наш герой жил в одном из замков Шотландии.

Августейший недоносок
Принц Альберт Виктор Кристиан Эдуард появился на свет 8 января 1864 года — ровно 150 лет назад. Он вполне мог стать со временем королем Англии, нужно было всего лишь пережить бабушку — царствовавшую тогда королеву Викторию (1819-1901; на престоле с 1837г.), и отца — принца Уэльского Эдуарда (1841-1910; с 1901 — король Эдуард VII). Увы, это ему не было суждено…
По части, как это говорится, породы наш герой являлся существом феноменальным. Одно только его имя — дань уважения двум дедушкам (Альберт Саксен-Кобург-Готский — принц-консорт, муж королевы Виктории; Кристиан IX — король Дании, дед нашего героя по женской лени), бабушке (Виктория) и отцу (Эдуард); впрочем, обычно принца называли просто Эдди. Его мать, Александра Датская (1844-1925), была старшей сестрой Марии Федоровны (1847-1928), русской государыни, супруги императора Александра III и матери императора Николая II. Следовательно, по женской линии Николай II и принц Альберт Виктор, он же Эдди, — двоюродные братья. Но Николай был воплощением не только вполне нормальных мужских инстинктов, но и прекрасного физического здоровья, а вот принц Эдди, если называть вещи своими именами, являлся семейным позорищем.
Родился Эдди семимесячным. Его интеллектуальные способности оказались не просто скромными — они отсутствовали вообще. Он был склонен к депрессии, каким-то судорожным припадкам, подобным эпилептическим, да еще от рождения заикался, шепелявил и был глуховат.
Злой на язык собиратель всяких исторических анекдотов Джеффри Риган пишет об Эдди: «Унаследовав от своих предков-датчан длинную шею, от династии Кобургов вытянутый нос, а от предков из Ганноверской династии далеко не быстрый ум, он то и дело принимал отсутствующий вид, свойственный всякому изнеженному принцу XIX века. <…> К отсутствующему виду и блаженной улыбке оставалось добавить немного сажи на щеках и соломы в волосах, чтобы вышел деревенский дурачок».
Отец, принц Уэльский Эдуард, был к своему первенцу равнодушен. Его вообще мало что занимало, кроме обжорства, сомнительных ночных похождений в парижских борделях и бесконечной игры в карты. Александра же своего сына очень любила и баловала, что, конечно, хоть как-то адаптировало убогого Эдди к жизни в обществе.
В 1890 королева Виктория присвоила своему старшему внуку титул герцога Кларенского и Эйвондейльского, дававший оболтусу право заседать в палате лордов. «Мне очень жаль, что Эдди приходится понижать в ранге до герцога, которым может стать любой дворянин, отнюдь не ровня принцу, — поясняла королева Виктория. — Нет ничего прекраснее и важнее звания принца крови — и тем не менее пусть он все-таки будет пэром». Возможно, она надеялась, что хотя бы безмолвное сидение Эдди в верхней палате парламента добавит парню немного ума…
Якорь на носу?!
Принц Эдди как-то оживал лишь в компании младшего брата — принца Джорджи (1865-1936; с 1910 — король Георг V), который был поумнее и поэнергичнее. Но туго учились они оба. Если Джорджи хоть что-то понимал, то Эдди его учитель прямо определил как «неспособного к образованию»
В конечном итоге с принцами поступили сугубо по-английски: отправили их обоих в кругосветное морское путешествие. Если вы думаете, что оно было очень комфортным, вы заблуждаетесь: проблемы с полноценным питанием и личной гигиеной стояли очень остро. Конечно, принц Джорджи переносил все полегче, без него Эдди пришлось бы совсем туго.
Забавная история произошла, когда британские принцы посетили Барбадос. Лондонские газеты сообщили, что внуки королевы … сделали себе тату — якоря на носах!
Принцесса Уэльская Александра разразилась гневным письмом к сыну Джорджи (Эдди глупо было трогать): «Как же ты дал татуировать свое бесстыжее рыло? Ну и вид же у тебя теперь! Наверное, все прохожие на улице останавливаются, чтобы взглянуть на нелепого мальчика с якорем на носу! Неужели нельзя было поместить эту татуировку куда-нибудь еще?» Отвечать пришлось Дальтону, наставнику королевских внуков: «Носы у принцев не имеют никаких крапинок, пятен или пятнышек. Они так же девственно чисты, как и в день отплытия».
Морская «карьера» Эдди на этом и завершилась. Как отмечает с огромным ехидством Дж. Риган, «Георгу была суждена карьера моряка, а Эдди — всего лишь любителя моряков».
Что такое «Сто гиней»?
Каков ни был Эдди, он стоял слишком близко к тому, чтобы со временем стать королем. Виктория определила старшего внука в Кембридж. Но все пошло прахом!
Во-первых, Эдди был все-таки просто дурак. Один из его наставников с ужасом писал: «Не думаю, что он сможет извлечь много пользы, посещая лекции в Кембридже. Он едва понимает значение слов и поэтому толком не может даже читать».
Во-вторых, в Кембридже Эдди угодил в лапы Джеймса Стивена. Этот блестящий молодой преподаватель не стал утомлять питомца науками, а втянул Эдди в элитный гей-клуб «Сто гиней», где находили сексуальную разрядку многие студенты и ученые мужи. При этом внук королевы не придумал ничего лучше, чем взять себе (по правилам клуба) псевдоним — «Виктория», в честь венценосной бабушки!
Гомосексуальные эксперименты принца Эдди просочились в прессу — особенно после скандала с гей-борделем на Кливленд-стрит, который Эдди посещал в компании лорда Соммерсета.
Тут уж проснулся папаша, принц Уэльский Эдуард. И Эдди снова отправили в дальние страны — в Индию, от греха подальше. Но грех — он же везде! Уже знакомый нам Джеффри Риган сообщает: «Самым ярким воспоминанием герцога о таинственном субконтиненте оказался не Тадж-Махал и не Золотой храм в Амритсаре, а один туземец из прачечной в Шаттадоре».
Тогда родители, Эдуард и Александра, решили, что нужно вышибать клин клином — принца Эдди, герцога Кларенс и Эйвондейл, графа Атлонского было решено спешно женить. Нашлась и невеста, правда, не из первого королевского ряда — немецкая принцесса Мария фон Тек (Мэй). Свадьба была назначена на 27 февраля 1892 года.
Но от брака с глухим недоноском Мэй спас случай. Едва отпраздновав свое 28-летие, принц Эдди сильно простудился (пневмония?) и 14 января отошел к праотцам.
А миленькая (холодная и бездушная на деле) Мэй стала женой уже знакомого нам принца Джорджи — будущего короля Георга V. Остается лишь напомнить, что Георг V и Мария фон Тек — дедушка и бабушка ныне царствующей королевы Елизаветы II.
А тайны все-таки остались
С Джеком Потрошителем ясно то, что принц Эдди никак не мог им быть — по меткому замечанию Дж. Ригана, принцу «не хватило бы смекалки для такой криминальной карьеры». Повторимся: Эдди был в Шотландии, когда в Лондоне задействовал маньяк.
Тайна в другом. Принц Эдди, обладатель пышных титулов и целой груды орденов, был почти идиотом, надежды на то, что женитьба его «образумит», не было никакой. Есть версия, что Эдди не умер 14 января 1892 года, а его просто «убрали с глаз», и он доживал дни в глуши, под строгим присмотром — так, как это было с принцем Джоном, несчастным эпилептиком, одним из сыновей Георга V и Марии фон Тек.

Впрочем, скорее всего, это вздор: Эдди умер при множестве свидетелей, при невесте, его смерть заверена врачами как факт. Но странно вот еще что: после смерти Эдди никто более в королевском семействе не получал титул герцога Кларенс…

"Крымское время" №4 16 января 2014

Комментариев нет:

Отправить комментарий