пятница, 17 января 2014 г.

Чутко горы спят, Южный Крест залез на небо...




Ирина ЧЕРНЫШ,
специально для «Крымского времени» 
Фото автора

Недавно довелось мне побывать в увлекательном путешествии по Перу. Удивительные Анды с крутыми склонами и остроконечными вершинами. Загадочные инкские города Ольянтайтамбо, Чокекирао и, конечно же, фантастическая Мачу-Пикчу с непонятными сооружениями и совершенно невообразимой энергетикой. Инкская столица Куско (в переводе с языка кечуа — «Пуп Земли») с улицами, мощенными речной галькой, колоритными обитателями и чистым горным воздухом. Столичная колониальная Лима — 11-миллионный мегаполис, основанный испанским конкистадором Франсиско Писсаро, с замечательными католическими храмами и особняками в креольском стиле — оригинальном миксе испанской и индейской архитектурных традиций.


Хочешь — коку, хочешь — куй…
Путешествовали мы большой компанией, представляющей собой настоящий «славянский интернационал» — там были ребята из России, Украины и Белоруссии.
Сама дорога в Перу, весьма утомительная с кучей пересадок и стыковок, занимает около двух суток — Киев-Франкфурт-Каракас-Богота-Лима-Куско. По прилету в Куско на высоту 3500 метров на нас немедленно напала злая «горняшка» или по-научному горная болезнь, связанная с недостатком кислорода, — даже при минимальных нагрузках все страдали от головной боли, тошноты и одышки. Недуг мы побороли благодаря чаю из коки, целебным таблеткам, а скорее всего, просто в результате акклиматизации. Хотя к некоторым «горняшка» на высоких перевалах все же вернулась.
Кстати, о коке — она тут везде: чай с листьями коки, конфеты с кокой. Продается молотая кока, которая добавляется произвольно в любые блюда. Наркотическое воздействует этого удивительного снадобья ощутить так и не удалось, единственный эффект — сухость во рту.

Немного о перуанской еде. Национальным блюдом является жареная морская свинка, именуемая куй. В ресторанах практикуется совершенно живодерская практика: маленькие безобидные куеныши содержатся в клетке, и каждый посетитель может выбрать понравившегося ему поросенка с целью последующего поедания. Популярны также блюда из альпаки — парнокопытного, одновременно похожего на верблюда и ламу. Поражает изобилие тропических фруктов: по местному рынку мы ходили с открытыми ртами, ведь верхом экзотики для нашего соотечественника является маракуйя и папайя, а тут — совершенно уникальные по цвету и форме дары природы, сладкие и сочные, названия которых мы так и не узнали. Даже хорошо знакомые бананы и ананасы имели совершенно другой вкус, ведь здесь они поступают в продажу непосредственно после сбора, а не подвергаются длительной транспортировке в недозрелом виде.

 
Мачу-пикчу: город-загадка
Поскольку я имею некоторое отношение к работе по сохранению отечественного культурного наследия, мне было интересно не только своими глазами увидеть местные исторические достопримечательности, но и оценить степень их сохранности и использования, говоря бюрократическим языком, как туристическо-экскурсионного ресурса. И это, прежде всего, касается города-загадки — таинственной Мачу-Пикчу (в переводе с кечуа — «Старая вершина»), Кое-что об империи инков нам известно еще из детских книг. Фразой «Ama sua, ama quella, ama lulla» (в переводе на русский «Не лги, не воруй, не ленись») пятьсот лет назад приветствовали каждого, кто входил в столицу империи. Лень считалась здесь смертным грехом. В этой средневековой стране практиковались обязательные коллективные работы на общее благо — дороги и оросительные каналы люди строили сообща, от этих «субботников» освобождались только жрецы бога Солнца. Инки, как известно, не знали колеса, и дороги использовались, в основном, гонцами — бегунами на длинные дистанции. Это они доставляли новости и приказы правителей по всей империи при помощи особого узелкового письма, не разгаданного до сих пор.

Что же касается Мачу-Пикчу, то достоверно не установлены ни цель его строительства, ни состав населения, ни даже первоначальное название поселения, просуществовавшего до середины XVI века и отрытого только в 1911 году профессором Йельского университета Хайрамом Бингемом. В настоящее время о процессе создания и функционировании дворцовых построек, храмовых комплексов и оборонительных сооружений продолжаются споры историков, археологов, архитекторов. Состояние этого уникального памятника исключительное, ведь доступ желающих сюда осуществляется практически как на охраняемый военный объект — заполняются анкеты, предъявляются паспорта. Запрещается посещать Мачу-Пикчу с большими рюкзаками и едой. Бдительные смотрители контролируют каждый шаг экскурсантов, не разрешая залезать на кладку, мусорить, близко подходить к обрывам. После получения статуса Всемирного Наследия ЮНЕСКО, было принято решение ограничить количество посетителей до 2500 туристов в день.
Добраться до древнего города можно только по железной дороге, которая проходит по узкому ущелью, автомобильное сообщение отсутствует. Два с половиной часа мы шли по шпалам туда и обратно, потому что билет на поезд стоит довольно дорого, да и сам билет для посещения Мачу-Пикчу обошелся не дешевле. Перуанцы очень дорожат своей «исторической жемчужиной», осознавая его уникальность и исключительность. Конечно, Крыму тоже есть, чем гордиться и что показать гостям, но для этого нужны, как это не банально, не только деньги, но и патриотизм, самоуважение и любовь к родной земле.

Спор о картошке и опасная мошкара
Жители Перу, включая обитателей мест туристического паломничества, практически не владеют английским, изъясняясь на испанском или языке кечуа. Приходилось подключать воображение и смекалку и переходить на язык мимики и жестов. Удивительно, но удавалось объяснить местным аборигенам, что мы хотим поесть жареных яиц или посетить книжный магазин.
Интересный факт взаимоотношений перуанцев со своим ближайшим соседом Чили поведал наш экскурсовод в Лиме — долгие годы проживший здесь выходец из России. Перу и Чили, где живут чрезвычайно схожие по культуре и традициям народы, отстаивают свою самобытность и исключительность, и относятся друг к другу, мягко говоря, с недоверием. В XIX и XX веках соседи неоднократно вступали в военные конфликты за контроль над торговыми путями, территориями и месторождениями селитры. До сих пор между ними ведутся нешуточные научные споры по поводу происхождения… картошки — каждая из стран отстаивает право называться родиной этого корнеплода.


Это был полноценный девятидневный горный поход — еду, палатки, газ мы несли на себе. Характерная особенность околоэкваториальных суток — короткий световой день, поэтому вставала наша дружная компания в четыре утра, так как в шесть вечера мгновенно наступала тьма, часто случались и тропические ливни с грозами. Сложность представляли большие перепады высот: практически каждый день наша группа сбрасывала и набирала больше километра. Никто не предполагал, что в горах будет настолько тепло, даже на пятикилометровой высоте нет снега, солнце жарит нещадно. Неудобство доставляла и какая-то гнусная мошкара (а я раньше думала, что хибинские комары — самые отвратительные насекомые на свете!). После укуса появлялся сильный отек, который дико чесался. Но все мелкие неудобства не идут ни в какое сравнение с изобилием полученных впечатлений. Это было удивительное приключение в фантастическом мире!

"Крымское время" №4 16 января 2014

Комментариев нет:

Отправить комментарий