пятница, 24 января 2014 г.

Андрей Никифоров: в России — переход, на Украине — подготовка, в Крыму — затишье



Алексей ВАСИЛЬЕВ,
 фото автора

Время новогодних и святочных гаданий прошло. Но вопрос, что ожидает нас в ближайшем году, не перестаёт волновать. Поэтому «Крымское время» решило поинтересоваться о политических перспективах на 2014 год у известного крымского политолога, кандидата исторических наук Андрея Никифорова.



Россия в 2014 году
— Как бы мы не чувствовали единство с Россией (ведь мы продолжаем жить в России, только в той части, которая оказалась за пределами Российской Федерации), взгляд на РФ у нас всё-таки внешний, — считает собеседник. — «Со стороны» мы видим вот что: несмотря на существенные проблемы, в России проходят позитивные изменения, и они должны перейти в какое-то новое качественное состояние.
— Андрей Ростиславович, а если такой переход не состоится?
— Если динамика будет утрачена, и социальный оптимизм (а он есть у значительной части россиян) начнет улетучиваться, не исключено, что Россия вступит в полосу нового застоя, А это опасно. Вроде бы явных причин для опасения и нет, мы рады тем успехам, которые Россия день ото дня демонстрирует миру. Но это частные победы, они пока не могут воссоздать былой образ сверхдержавы. Есть попытки освоить высокие технологии, начата модернизация армии, реформа всей системы безопасности страны, предпринимаются попытки перезапустить собственное производство, всё это еще далеко от успешной реализации. Получится — произойдёт тот самый качественный переход, о котором я говорю. Также среди российских геополитических задач нового качества — создать собственную интеграционную сферу.
— Легко ли это будет сделать без внятной национальной идеи? Какой путь сейчас выберет Россия — развитой постсоциализм, гуманный капитализм, новую монархию?
— Монархия — дело отдаленного будущего, это не перспектива нынешнего года. По поводу «измов» я не думаю, что сейчас выбор актуален, что эта дихотомия имеет смысл. Государство в России не может не быть социально ориентировано в большей степени, чем сегодня, но и отказываться от либеральной модели пока не время.
— То есть национальная идея возникнет сама собой, в ходе дружеских отношений россиян и государства?
— Да. Так и раньше, веками, формировался наш народ, когда мы отдавали государству всё. Но, отдавая, ожидали, а зачастую и требовали, чтобы ресурсы справедливо перераспределялись, а наша безопасность гарантировалась. Особый, русский стиль — наш способ выживания. Довольно эффективный, между прочим.
— Разве эта модель не общая для существования любого развитого государства?

— Такие отношения с государством свойственны не каждому народу. Некоторые считают, что государство — это конкурент, враг, от которого надо что-то спрятать, утаить, куда-то его не пустить, каким-то образом ущемить. И многие народы так живут. И, к слову, неплохо живут. Но это их выбор, их жизнь. Мы же не такие как они. У нас было иное прошлое, и будущее должно быть другим. Главное — поступать так, как нам надо, а не так, как поступают все. Скажем, в отношении демократии. Нам она не то, чтобы не подходит — она не подходит в том западном варианте, который нам хотят представить как универсальный. А наш человек очень серьезно всё воспринимает. И если он видит, что на выборах побеждает не тот, кто лучше, а тот кто, к примеру, больше шариков надует, или раздаст больше гречки, его это возмущает и наступает период отрицания всего.
— И народ уходит в оппозицию?
— Российскую оппозицию я бы разграничил на конструктивную и деструктивную. Конструктивная, не прикормленная извне, болеет за общее дело. Но она не на виду. Внимание СМИ сосредоточено на другой оппозиции, которая борется не с режимом Путина, а, по большому счету, с Россией, с российской государственностью. Путин, конечно, не идеал. И его режим имеет родимые пятна предыдущей эпохи геополитической катастрофы. Но находить принципиальный компромисс с властью, чтобы заниматься позитивной деятельностью, можно.

Украина в 2014 году
— На Украине нынешний год станет подготовительным к выборам, — отмечает Никифоров. — Украина, как в прежние времена, живёт пятилетками. Правда, уже другими пятилетками. Прошлый год я бы назвал «Приказано выжить». И это касалось всех.
— Выжили. Что дальше?
— Политики станут копить силы, будут готовиться — накачивать мускулы, точить ножи, уговаривать союзников, дергать за усы и прочие выдающиеся места своих соперников. Оппозиции, конечно, надо уходить с Майдана, он не дает им возможности начать нормальную подготовку к очередным выборам.
— Есть ли у нынешней власти шанс остаться у руля?
— Есть, и немалый. При этом нужно не столько победить оппозиционеров, сколько успешно преподать себя на внешней арене. Ведь сам факт существования Украины — плод компромиссов между внешними управляющими силами. Так было и раньше. Скажем, в 2010 году США махнули на Украину рукой — мол, будь что будет, а мы станем работать с тем, кто победит. Россия тоже не впряглась полностью в жизнь Украины, хотя кое-какие заделы были осуществлены. Но не под конкретную политическую силу, а в целом под Украину.
— Но разве США полностью отказались от Украины?
— Нет, конечно. Они не отпустят такую добычу. Мы все видим, что США главный «толкач» Украины в ЕС: американцы этим даже больше занимались, чем сами европейские страны. Задача США — не столько овладеть Украиной, сколько не дать России включить Украину в свой интеграционный проект. Это третий заход США на «украинскую тему» за последние 20 лет, но на этот раз внешние силы еще никогда столь агрессивно не вмешивались в то, что делает Россия на постсоветском пространстве. И в этот раз поведение американцев — за пределами приличий.
— Плюсы и минусы существующей власти?
— Самый большой плюс в том, что эта власть не заточена под т.н. «украинскую идею». Потому, что украинская идея — это антирусская идея. Идея борьбы со всем русским — русским государством, русским языком, русским самосознанием, русской культурой Партия регионов однозначно такого заряда не несет. Но поскольку регионалы не несут никакого другого идеологического заряда, то они иногда имитируют украинство, или берут в команду тех, кто обладает украинским идеологическим зарядом. Минус в том, что регионалы набрали много кредитов, в плане обещаний своим избирателям. И мы, избиратели, за них усердно голосовали. Кредиты надо было давно погасить, но ПР приходит за следующими, не оплатив даже процент по предыдущим.

Крым в 2014 году
— Если долго не выпускать пар, это не значит, что пара нет вовсе. Сейчас Крым загнан в своего рода подполье, и что-то там под полом булькает, зреет, иногда проявляясь, но обычно — не пробиваясь наружу. Хотя в какой-то определенный момент это рванет. Мы, крымчане, люди темпераментные, на юге живем, витаминами питаемся. Так вот, мы смотрим на то, что происходит в Киеве, и не находим своего места в происходящем (не будем про «антимайдан», с ним всё более-менее понятно). Не слышно голоса из нашего окопа. А вопросы есть. Как нам туда встрять? И надо ли? Следует ли бороться за эту власть? У нас есть год на раздумье.
— Так что же делать с «паром»?
— Пока мы не участвуем во всем этом, накапливается определенный негатив, который во что-то выльется, где-то мы всё равно отыграемся. А вообще, негатив надо перегонять в позитив, разбираться в самих себе: кто мы такие, крымчане, что мы хотим на самом деле, как нам самоорганизоваться, чтобы мы могли воздействовать на власть. Любую власть, которую нам зашлют из Киева, которую мы выберем сами. То есть, по большому счету, начать сначала, и начать снизу вверх. Пока же у нас будет спокойно.
— И всё же очаги нестабильности на полуострове продолжают тлеть. Тот же меджлис. Как к этому относиться?
— Наличие на полуострове т.н. меджлиса, с его идеологами и идеологией — очень хороший дополнительный стимул для остальных крымчан. Если бы меджлиса не было, мы бы как все сидели в своем болоте — мол, моя хата с краю. А здесь мы видим, что люди сумели создать разветвленную структуру, которая имеет представительства во всех населенных пунктах Крыма. У меджлиса есть фактически своё правительство и парламент, с ним считаются, хотя он не имеет никакого статуса. Надо брать и осваивать этот опыт.
— Будет ли достигнуто в русском движении Крыма какое-то единство в этом году?
— В этом году — вряд ли. Но в отдаленном будущем обязательно. Для этого нужно уже сейчас предпринимать какие–то действия по консолидации. Снова и снова укреплять достигнутые положительные результаты, стоять на своём. Усилия зря не пропадут. А вот, когда усилий нет, всё зарастёт паутиной. Для начала хорошо было бы провести инвентаризацию русского движения, Посмотреть и пересчитать, что у нас есть в наличии, чего не хватает. Тогда станет ясно, кто с кем и ради чего консолидируется. Впрочем, я сторонник объединения не организаций, а людей. Только таким способом, на мой взгляд, можно чего-то достичь.
"Крымское время" №7(3362) 23 января 2014


2 комментария:

  1. Фашизм Не Пройдет!
    Фашисты в Киева не пользуются народной поддержкой. Несмотря на щедрую поддержку ЦРУ и НАТО.

    Надо было уже давно выгонять и бросать в тюрьму Клично-бандеровцов

    Почему Янукович такой ужасно слаб? На Украине новый Горбачев?

    ОтветитьУдалить
  2. Андрей Ростиславович! Зачем так резко? Украинская идея - "антирусская". Но украинцы и есть русины, руськие. Может, лучше "антимосковская". Если так, тем хуже для Москвы, пусть она сдохнет!

    ОтветитьУдалить