четверг, 17 марта 2011 г.

Неформатный Гаспринский: к 160-летию со дня рождения крымскотатарского просветителя


Некоторые фото и фоторепродукции автора


Завтра симферопольские чиновники и представители общественности возложат цветы к памятнику выдающемуся крымскотатарскому просветителю Исмаилу Гаспринскому. А еще через четыре дня, в день его рождения, в Бахчисарае начнет работу международная научно-практическая конференция посвященная этому крымскотатарскому издателю, писателю и педагогу. Юбилейные вечера, выставки, чтения и конкурсы продлятся еще несколько месяцев.
 




Самый востребованный автор
Об этом  корреспонденту «КВ» рассказала завотделом крымскотатарской библиотеки им. И.Гаспринского Лейля Кадырова.
— Учение, труды Гаспринского востребованы сегодня как никогда, — заверила Лейла Зейтулаевна. — Залы нашей библиотеки никогда не пустуют! Причем, наследием выдающегося педагога интересуются не только крымские татары, но и русские, представители других национальностей… На мой взгляд, причина популярности идей Исмаил-бея в том, что узел крымских противоречий, завязанный не без помощи "западных доброжелателей" еще в позапрошлом веке, полностью не развязан до сих пор. А в трудах Гаспринского можно найти ответ, как развязать этот узел.





Юность просветителя
Отец будущего просветителя Мустафа Алиев верой и правдой служил в царской армии и работал переводчиком у генерал-губернатора графа Воронцова. В 1853 году при увольнении за усердную службу он получил звание поручика, и по ходатайству Воронцова — титул дворянина.
Мустафа постарался, чтобы и его сын "соответствовал" дворянскому титулу не только на бумаге. Он сделал все возможное, чтобы Исмаил получил достойное образование: так, после окончания начальной школы (мектебе), юноша учился в Симферопольской казенной мужской гимназии, затем в Воронежском военном учебном заведении и Второй Московской военной гимназии.
В Москве Исмаил жил и воспитывался в семье редактора "Московских новостей" и "Русского вестника", известного русского славянофила Михаила Каткова. Именно здесь крымский студент получил первые журналистские навыки. В 1871 г. Исмаил отправился во Францию, чтобы продолжить образование в Сорбонне.

Пересечение судеб
В Симферополе часть набережной реки Салгир носит имя Гаспринского. В одном месте эта улица пересекается с улицей Тургенева. Судьбы Гаспринского и Тургенева пересеклись однажды и "в реале".
В Париже Исмаил вскоре оказался без сантима в кармане. Современный ученый из Татарстана Азат Ахунов пишет, что в этот трудный период на помощь студенту пришла русская община Парижа. Гаспринского устроили переводчиком в рекламное агентство "Ашет". В Париже Исмаил некоторое время работает секретарем Тургенева. Уже в 1893 году, после кончины Ивана Сергеевича, Гаспринский посвятил писателю некролог в своей газете.

Выше головы
После возвращения в Крым в 1876 году Гаспринский устроился преподавателем в одно из местных учебных заведений, а вскоре принял участие в выборах в местные органы самоуправления. В марте 1878 года он становится гласным Бахчисарайской городской думы, в конце ноября — заместителем городского головы и, наконец, в 1879 году губернатор Александр Кавелин утверждает Гаспринского в должности городского головы.
По нынешним стандартам стать городским головой — едва ли вершина политической карьеры. Но Гаспринский вошел в историю не только благодаря этому.
С его именем связано основание и развитие просветительского движения народов исламского Востока — т.н. джадидизм — новый, светский метод обучения. Мировоззренческие принципы и идеи Гаспринского основывались на базе либеральной идеологии, прогрессивного развития общества, дружбы славянских и тюркских народов, конфессиональной терпимости христиан и мусульман.
Студенты, получавшие образования по новому методу Гаспринского, разъезжались по всей России и открывали собственные школы. В 1916 году в Российской империи (той самой, "тюрьме народов") существовало более пяти тысяч (!) джадидских школ, основанных на новом методе. 


Великий переводчик
С 1883 года, более тридцати лет, Гаспринский был редактором и издателем п е р в о й в России тюркоязычной газеты "Терджиман — Переводчик", ставшей газетой всех мусульман России. Примечательно, что один лист этой газеты напечатан на арабице, другой - на кириллице.
Гаспринский видел газету в роли посредника между различными слоями российского общества, между мусульманами и православными, поэтому дал своему изданию столь многозначительное название. Он был убежден, что мусульмане (прежде всего, крымские татары) и русские просто обязаны понимать друг друга, ведь другого пути, как жить в мире, у наших народов просто нет: 


"…Следовало бы, чтобы русские и мусульмане лучше и непосредственно изучали друг друга без предвзятых или заказных предубеждений. Тогда они увидели бы, что, кроме верования, все остальное сближает и скрепляет их. (…) В Москве и Петербурге проживают тысячи мусульман, имея свои улицы, мечети и пр. (…) Что же влечет их в Россию и к России, как не стихийное родство?" 


В мире женщин
Помимо издания первой тюркоязычной газеты, Гаспринский издавал первые журналы "Алем-и нисван" ("Мир женщин") и "Алем-и субьян" ("Мир детей") на крымскотатарском языке.
Лейла Кадырова показывает мне эти реликвии, хранящиеся в фондах библиотеки. Открываем наугад один из женских журналов. Страницы с арабской вязью украшает портрет супруги Николая II — императрицы Александры Федоровны. Издатель неуклонно, из номера в номер, проводил идею равенства мусульманских женщин, наделения их теми же правами, что и мужчин. Журнал рассказывал о просвещенных женщинах России и Запада.
К слову, императрица Александра, была неплохим примером для подражания: к пятнадцати годам принцесса весьма прилично знала историю, литературу, географию, искусствоведение, естественные науки и математику, владела тремя языками, прекрасно вышивала и была великолепной пианисткой… Не каждая "первая леди" сегодня может похвастаться подобным перечнем знаний и умений!
С нескрываемым восхищением и уважением Гаспринский писал еще об одной императице — Екатерине II: "…Она первая поняла, что такое Восток, на который лишь указывал Великий Петр. Она поняла дух мусульман и с проницательностью великого ума и с примиряющей любовью женского сердца дала мусульманам мир, уверенность и успокоение. Она в несколько могущественных росчерков превратила мусульман не в подданных, удерживаемых силой оружия, а в преданных сынов, смирных, беспритязательных. (…) И в Казани, и в Крыму мусульмане того времени восторженно встречали не чуждую, а свою "Матушку Катарину Падиша". Чувства эти живут и передаются из поколения в поколение как величайший, нетленный памятник, созданный самой Царицей".


Неудобный Гаспринский
…Примечательно, что в наши дни люди, называющие себя лидерами крымскотатарского народа, с одной стороны, преклоняются (на словах) перед величием Гаспринского, с другой стороны (и не только на словах), проявляют себя ярыми противниками идей просветителя.
Наша газета неоднократно писала об этом феномене, но так и не получила от лидеров меджлиса вразумительного ответа на простой вопрос: "Почему мнение выдающегося крымскотатарского мыслителя и просветителя Исмаила-бея Гаспринского о деятелях отечественной истории, и в частности о Екатерине II, так отличается от мнения нынешних крымскотатарских вождей?"
Надо признаться, что отдельные функционеры русского движения также не стремятся понять крымскотатарских соседей (но они хоть Гаспринского не цитируют) и конечно же забывают завет святого благоверного князя Александра Невского: "Крепить оборону на Западе, а друзей искать на Востоке".


Имя врага
Для некоторых консерваторов Гаспринский не был удобен ни при жизни, ни после смерти. Русские подозревали его в восточном лукавстве, обвиняли в пантюркизме, а единоверцы упрекали в чрезмерной русофилии.
Но Гаспринский знал, откуда ветер дует, и ясно понимал, в чем корень этого странного, искусственного противостояния мусульман и русских, знал, кто сталкивает нас лбами. Увы, ничего за век не изменилось:
"…Сеять недоверие и вражду к России среди мусульман, выставлять ее истребителем и беспощадным врагом ислама и западной культуры — прямой расчет европейцев. Они ловко и систематически эксплуатируют (…) недоразумения в отношениях между мусульманами и русскими. Недоразумения эти роковые и чрезвычайно выгодные для Европы".

…Завтра симферопольские чиновники и представители общественности возложат цветы к памятнику выдающегося татарского просветителя Исмаилу Гаспринскому. А когда торжества закончатся, останется в пустом сквере одинокий монумент, памятник мудрому крымском татарину, который даже после смерти, воплощенный в камне, смотрит на север. В сторону Москвы. 

"КВ" №29 от 17 марта 2011

Комментариев нет:

Отправить комментарий