четверг, 24 марта 2011 г.

Бороться не с ними, а за них!



Марина ГУСАРОВА
Фото автора
Их — тридцать пять. Тридцать четыре мальчика и одна девочка. Все они, по данным правоохранительных органов, в настоящее время находятся в следственных изоляторах Крыма за совершение преступлений — в основном тяжких и особо тяжких.





Дети и преступность — эти два понятия из категории вещей трудносовместимых уже давно перекочевали в разряд привычных. Пьянство, наркомания, проституция за последние годы резко помолодели. Более того — учащаются случаи совершения подростками, почти детьми, и убийств.
Как уберечь детей от соблазнов нашего грешного мира, вернуть к утраченной системе ценностей? Этот непростой вопрос на заседании круглого стола «Дети в СИЗО», состоявшегося в Министерстве образования и науки, молодежи и спорта АРК, обсуждали правоохранители, педагоги и священнослужители.
Чему их учит семья и школа?
Эти данные не просто настораживают — шокируют: по данным начальника отдела защиты прав и свобод несовершеннолетних прокуратуры Крыма Нины Новиковой, в Крыму уровень преступности в среде несовершеннолетних превышает средний показатель по стране.
— На первое января, февраля и первое марта рост преступности среди несовершеннолетних превышает государственный. И это не потому, что снижена минимальная сумма для заведения уголовного дела по кражам, дело не в кражах, а в тяжких преступлениях, которые совершают несовершеннолетние, — подчеркнула Нина Лаврентьевна.
В группе риска — в основном дети из социально незащищенных семей. Оказываются несовершеннолетние в «зоне особого внимания» и преступных групп. Взрослые дяди привлекают подростков для совершения преступлений, чтобы не нести уголовной ответственности.
Сегодня много говорят о повышении качества образования. И школы — кто лучше, кто хуже — эту функцию выполняют. А вот с воспитанием проблемы.
Школа превратилась лишь в место, где дают знания. Но где же воспитание? — задает вопрос аудитории министр образования и науки, молодежи и спорта Виталина Дзоз.
Действительно, где же? Со школой все понятно: хорошо знакомые нам и перманентно критикуемые пионерские и комсомольские организации канули в Лету, и полноценной замены им пока не видать. Но ведь воспитывать ребенка, прежде всего, должны родители. Действительно, так должно быть, но между желаемым и действительным сегодня — огромная пропасть. Еще в далекие семидесятые один из персонажей Аркадия Райкина говорил: «…кто стукнет, кто свистнет, кто шмякнет, кто звякнет — и это называется воспитание…». Но тогда мама и папа работали по восемь часов, а сейчас даже в благополучных семьях «отпахавшие» по 10-12 часов родители встречаются со своими чадами лишь очень поздним вечером. До воспитания ли? А что в таком случае взять с семей неблагополучных, где детей избивают, морят голодом, заставляют воровать? Да, конечно, в идеале, ребенок должен быть изолирован «от неблагоприятного окружения». Но, как считает Нина Новикова, если с законодательством, защищающим права детей, у нас все в порядке, то с его исполнением — не очень.
Несколько печальных историй
Привела Нина Лаврентьевна и конкретные примеры:
— Вот, в Ялте девочку в 15 лет поставили на учет у нарколога за употребление наркотических веществ. В 16 лет она родила, а в 17 — убила своего ребенка…
Как вы уже догадались, речь идет о той единственной девушке, ожидающей в СИЗО приговора. И тут Новикова приводит еще один вопиющий факт: в службе по делам детей, призванной вести учет кризисных семей, об этой девочке… даже никто не знал.
— То, что она родила ребенка в несовершеннолетнем возрасте — уже тревожный сигнал, — считает собеседница. — А сколько мы знаем случаев, когда даже при наличии решения суда о лишении родительских прав, детей возвращали в такие, с позволения сказать, семьи!
Разрушить хрупкую детскую душу очень легко — увы, некоторые взрослые считают, что приемного ребенка можно взять в дом, а потом выбросить как ненужную вещь. Так случилось с героем другой печальной истории — мальчика, как мячик, «футболили» из интерната в детдом семейного типа, потом — опять в интернат, оттуда — в центр медико-социальной реабилитации. Итог подобных «игр» неутешителен: мальчишка стал на скользкий путь, совершив ряд преступлений.
Бывает и так, что на преступления детей толкает не распущенность и вседозволенность, а просто голод.
— Отец ученика одной из симферопольских школ умер от открытой формы туберкулеза, а у матери мальчика не было даже паспорта, — продолжает рассказ Нина Новикова. — Семья бедствовала настолько, что ребенку просто нечего было есть — так он и совершил свою первую кражу. Когда педагоги увидели, в каких условиях живет мальчик, то ужаснулись, поставили в известность службу по делам детей — однако там устранились от решения проблемы. Вскоре парнишка вновь попался на воровстве — и получил уже реальный срок.
Кто виноват и что делать?
Два извечных «русских вопроса» поднимались и на «круглом столе». Кто виноват? Да практически все: вечно занятые или просто нерадивые родители, школа, у которой зачастую тоже не доходят руки до трудных подростков. Службы, призванные защищать права детей, но не делающие этого. Продавцы магазинов и уличных ларьков, продающие подросткам пиво, вино, водку и сигареты. Торговцы наркотиками, калечащие судьбы детей. И, наверное, каждый из нас, когда проходит равнодушно мимо хулиганящей, пьющей, сквернословящей «молодой поросли» — мол, не наше это дело. Только столкнувшись, что называется, лицом к лицу с недетским лицом детской преступности мы, наконец, начинаем понимать — нет, наше!
Сегодня в борьбу за души «заблудившихся» подростков все активнее включается и церковь.
— Как говорил один из первых церковных миссионеров нашего времени отец Глеб Каледа: «Наши тюрьмы, наши лагеря, наши заключенные всегда остаются с нами, как наши кровото­чащие и гноящиеся раны. И нам их лечить», — обратился к собравшимся митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь. — Для церкви нет безнадежно падших и неисправимых, поэтому нести Слово Божье тем, кто находится «в узах», необходимо. Работа с заключенными всегда была традицией Русской православной церкви. Для того, чтобы вырвать наших детей из сетей греха, необходимо объединить усилия церкви, государства и общества, в корне менять систему воспитания, приобщая молодое поколение к вечным ценностям.
Одной из «первых ласточек» духовного обновления стал Детский духовный театр, работающий в симферопольской школе № 31, многие учащиеся которой — из категории так называемых трудных подростков. Его спектакли идут, в том числе и в СИЗО, где, кстати, с подследственными занимаются многие педагоги этого учебного заведения. 14 апреля юные актеры порадуют зрителей очередной премьерой — спектаклем «Крылатая песнь души», посвященным Святителю Луке.
Где вы, психологи?
Участники «круглого стола» осознают: борьба за этих детей будет трудной и без профессионалов тут не обойтись. Однако квалифицированных психологов, работающих с трудными подростками, в школах и интернатах по-прежнему не хватает.
— У меня в основном мальчики — мальчики, которые отсидели не один срок. Это дети неуправляемые и я прошу, чтобы при реформировании интернатов вы обратили внимание на наш штат, у нас не хватает психологов, — обратилась с просьбой к министру директор Джанкойской школы-интерната Виктория Новикова.
Не хватает психологов и в Бахчисарайской общеобразовательной школе № 2.
— Когда после девятого класса к нам приходят беременные девочки и ребята, освободившие из мест лишения свободы, им нужна помощь специалистов, — говорит директор школы Людмила Лисавкина.
А у них во дворе…
Активизировать работу с неблагополучными семьями, ужесточить ответственность родителей, школы, правоохранительных органов, служб по делам детей, установить более тесного контакта с традиционными религиозными конфессиями — вот далеко не полный перечень рекомендаций, принятых на «круглом столе». Как отметила Виталина Дзоз, неплохо было бы также перенять опыт работы с подростками, который неплохо зарекомендовал себя в российской столице
— В Москве действует очень интересный проект «Мой двор», — отметила министр. — В каждом большом дворе разбиты цветники и фонтаны, есть скамейки, но главное — действуют клубы по интересам для живущей там молодежи. Более того — есть даже специальный человек, который занимается организацией досуга подростков, работает с проблемными семьями. Там уже поняли: очень важно знать тех, кто живет рядом, их проблемы, трудности, и вовремя прийти на помощь оступившимся ребятам — ведь это наши дети!

"КВ" № 32 от 24 марта

Комментариев нет:

Отправить комментарий