суббота, 5 марта 2011 г.

О чем говорят стены Симферополя

Алексей АРУНЯН

Постсоветским гражданам хорошо известно, что стены умеют слышать. С некоторых пор они обзавелись еще и умением говорить. Улицы Симферополя буквально расцвечены граффити — изображениями, нанесенными аэрозольной краской, с причудливыми надписями и трехмерными формами. Ругательства на заборах и послания из категории «Здесь был Вася» канули в прошлое. На их место пришли эстетически оформленные надписи и картинки. Подобный вандализм теперь классифицируется не только как правонарушение, но и как предмет искусства. Власти Симферополя пытаются остановить массовую порчу зданий, но «вирус граффити» распространяется молниеносно и покрывает все большие и большие площади городского пространства.

Искусство — в массы!

— В 60-е годы возникли такие жанры изобразительного искусства, как акционизм, хэппининг, перформанс., — рассказывает преподаватель истории искусств Крымского художественного училища Елена Лаврушина. — В этих направлениях происходит не просто творческий диалог художника с публикой — в них выражается желание автора «втянуть» эту самую публику в акт создания произведения. Граффити преследует ту же цель. Однако мы видим, что в XX веке публика лучше воспринимает более традиционные формы. А там, где нужно пофантазировать или увидеть что-то большее, чем художник дает зрителю, зритель не всегда понимает задумку автора.

В художественном училище, хоть и обучают студентов классической школе живописи, но к таким новационным формам, как граффити, открыты. При поддержке учебного заведения уже три года проходят фестивали уличного искусства, где студентам предоставляется шанс попробовать себя в роли граффитчика.

— Кому-то это позволит по-другому взглянуть на искусство, а, может быть, благодаря граффити какой-то человек даже откроет в себе потенциал живописца, — рассуждает Елена Лаврушина, — Вообще это удивительное явление: идешь по улице, думаешь о чем-то бытовом, а тут на городской стене перед тобой предстает картина!

В ногу со временем

Уличные художники заставили изменить мнение о себе не только представителей академического искусства, но и власти. Мэрии городов Украины, в которых запланировано проведение матчей ЕВРО-2012, даже готовы платить граффитчикам за то, чтобы те к началу чемпионата раскрасили городские стены. Так, в Киеве власти отдали «на растерзание» уличным художникам целых тринадцать старинных домов! Выполнить задание мэрии вызвались как именитые отечественные мастера, так и гости из Франции. Таким образом, руководители украинской столицы решили осовременить лицо города, присоединиться к модным тенденциям в мире искусства.

Оно и не удивительно. Граффити в современном мире стало одним из наиболее популярных видов художественного самовыражения. Многие «райтеры» (так именуются художники-графитчики) стали высокооплачиваемыми художниками, их работы теперь украшают не только стены городов, но и ведущие галереи.

— На сегодняшний день граффити – это не столько роспись стен, а, скорее, придание зданию некого «экстерьера», способ сделать из него что-то эстетически приятное, — поясняет Елена Лаврушина, — это те ориентиры, по которым движется мировое искусство, но у нас до этого еще далеко.

Правда, специалисты отмечают, что профессионально выполненные граффити для крымской столицы — редкость. Гораздо чаще встречаются дилетантские каракули, которыми сплошь и рядом изуродованы стены симферопольских зданий.

Симферольское граффити в лицах

Симферопольский уличный художник по прозвищу Монэ занимается граффити с 2003 года (данное занятие чревато риском попасть под наблюдение милиции, поэтому райтеры предпочитают скрывать свои реальные имена).

Монэ признается, что основными мотивами, которые побудили его к альтернативному виду творчества — это усталость от серости будней, желание бросить вызов обыденности. Кстати, тезка знаменитого французского импрессиониста к своему творчеству относится ответственно и свежеокрашенные стены не трогает:

— Я старюсь выбирать стены, которые уже испорчены другими райтерами, просто перекрываю всю «кашу», которая там нарисована. Всегда делаю стену лучше, чем она была «до меня».

Незаконность увлечениия Монэ не отпугивает — даже наоборот, привлекает. По словам художника, это привносит особые ощущения, повышает адреналин:

— Я не отношусь к «легальщикам», которые рисуют красивенькие, вылизанные картинки, приближенные к фотореализму. Мне нравиться стиль бомбинг — это доступные формы и большие читабельные буквы.

Монэ рассказывает, что многие райтеры Симферополя работают коллективно и разбиты на команды. Наиболее профессионально работают два объединения уличных художников: «Game over» и «Love dols». Между командами идет символическая война: группы закрашивают граффити друг друга и стремятся покрыть большую часть городского пространства.

Также среди райтеров крымской столицы стоит отметить уличного художника Шарика, который работает в стиле стрит-арт. Идейным вдохновителем Шарика является Бэнкси — знаменитый британский стрит-артщик. Бэнкси — один из наиболее известных деятелей изобразительного искусства современности. Своей популярностью он обязан остросоциальным работам, которые британский автор делает с помощью трафаретов.

Творчество крымского подражателя Бэнкси также пропитано остросоциальными идеями. Симферопольцам хорошо известны работы Шарика, изображающие бутылку молока, которая расстреливает кока-колу, или клоуна Рональда Макдональда, который, пряча за спиной нож, подзывает кошку. Шарику близки такие темы, как высмеивание культуры потребления, отчуждение человека в современном обществе, власть денег.

Почему стены говорят?

По мнению кандидата психологических наук Ольги Духнич, граффити — это способ наделить безликое городское пространство неким смыслом.

— Человек отличается от животного тем, что привыкает жить в символическом пространстве и наносить знаки на все, что его окружает. В этом и состоит первая функция культуры, — рассказывает психолог, — У людей достаточно мало мест в городе, которые они могли бы назвать своими. Если мы возьмем историю граффити, то начиналась она, в основном, в бедных кварталах. У живущих там обездоленных людей возникало совершенно естественное желание «присвоить» то пространство, в котором они живут. А лучше варианта присвоить пространство, чем «пометить» его, нанестя на него какие-то символы, нет.

Также Ольга отмечает, что граффити часто становиться социальным и политическим инструментом:

— Любое означивание или освоение пространства одновременно несет информационную функцию и функцию закрепления. Поэтому, если ты принадлежишь к какому-либо молодежному политическому движению, закрепление символического пространства за собой указывает на твою властную позицию. Поэтому очень много разного рода противостояний, в том числе идеологических, разворачиваются именно на стенах. Стена — это очень удобная плоскость, на которую можно проектировать самые разные образы.

Пока власти и жилищно-эксплуатационные конторы пытаются остановить волну популярности граффити, к этому весьма демократическому жанру прибегает все больше и больше молодежи. Пока новому поколению есть, что сказать, стены домов и улицы города будут выполнять роль подобного «транслятора» идей.

Опубликовано: "КВ" № 25 (2952) 5 марта 2011 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий