четверг, 10 октября 2013 г.

Пятый месяц зимы



Алексей ВАСИЛЬЕВ,
фото автора

 Сентябрь, «четвертый» месяц лета, оборвался внезапно. И началась какая-то пост-осень. Октябрь сурово предупредил крымчан, что прелюдий не будет: ловите снег — встречайте зиму. Что ж, пять месяцев зимы для Крыма — дело обычное. А то еще можно парочку приплюсовать, всё равно раньше мая никто загорать к нам не приедет, как бы Лиев не ворожил. Но приморские города прекрасны в любое время года, а вот стольный град Симферополь зимой замирает (про Джанкой и прочие степные мегаполисы я вообще молчу).


В минувшие выходные только на главной городской площади была замечена жизнь: лениво переминался чего-то требующий люд с флагами. Не знаю, как вам, но я бы всё разноцветье флагов мира, не задумываясь, променял бы на золотую крымскую осень.
 Но листья еще не окрасились багрянцем — Симферополь пока зеленый. Желтизна еще прорисовывается — и то больше в прессе. Впрочем, одно деревце в центре, на пересечении Горького и Пушкинской, вспыхнуло вдруг ярко-желтым цветом. Народ мимо не проходит. Любопытствует, фотографируется. Любуется.
 Это дерево находится у бывшей Черной аптеки, места встречи молодежи пятидесятых. Легендарное место, легендарная аптека, начала прошлого века. Сейчас там ремонт, что будет после? Может магазин по продаже мобильных телефонов или золота?

 Полдень, а народу — как утром первого января. То есть, только те, кто вышел за пивом или молоком. Вдруг уверенным шагом подходят ко мне трое молодых людей. Явно приезжие. Один с козлиной бородой в стиле Гребенщикова, с огромной пиратской серьгой в ухе. С ним девица, не выпускающая сигарету изо рта, и еще юноша — первым двум под стать.
— Извините, можно спросить…. — обращается бородач
 Решил, если поинтересуются, где можно купить дури, пошлю подальше…
— …Подскажите, пожалуйста, а где находится памятник в честь победы над турками?
 Приятно удивлён. Кому-то холодным октябрьским днём это еще интересно. Показываю на Долгоруковский обелиск. Троица исчезает в указанном мной направлении.
 Осень… Любимое время года романтиков и чиновников. С романтиками всё ясно: «осенняя пора, очей очарованье…», то да сё. А вот с чиновниками дело тоньше. Симферопольская осень заливает дождями и засыпает листвой халтуру, которой облагодетельствали нас отцы города: дорожные заплатки в центре, поверх недавно уложенного асфальта. И, конечно, дорожную плитку. Это раньше мостовые мостили так, что веками брусчатка держалась. Нынче думают не о вечности, а о наличности.

 Не успели положить плитку, как тут же журналисты всю работу сглазили: начали предрекать, что свежее мощение не продержится и года. Вот вам дуля — плитка таки выстояла не год, а даже два! Правда, сейчас некоторые составляющие тротуара и проезжей части уже стали жить «самостийной» жизнью и перемещаются, как опавшие с деревьев листья. А что вы хотите — осень...

 Продолжаю одинокую прогулку вдоль набережной. Ограждение пугает как рот старого шизофреника — редкие зубы скалятся на прохожих: фрагменты ограждения, даже сделанные не из металла, а из композитного материала, похищены. 


Спускаюсь к дорожке, вдоль реки. На подходе к улице Толстого преграждают путь два огромных поваленных дерева. Две ивы. Картина такая — Шишкин бы обзавидовался. Но городские власти обходят стороной это место. А вдруг еще какое дерево задумает рухнуть? Да на чиновничью голову!
 С деревьями такое случается — как и люди, они иногда умирают. А когда им помогает ветер — это уже стихийное бедствие. Но вот когда власти не спешат убирать деревья, это уже бедствие социальное.

 Унылый город. От тоски немного спасают рисунки. Нет, не билборды с надоевшей рекламой, а граффити Шарика. Или детское творчество на стене троллейбусного парка. Сумасшедший клоун. Или грустный кот под зонтом…

 ...Ноги сами привели к книжному рынку. Меня, как русского интеллигента ноги часто приводят к книжному рынку. Или к винному подвалу. К подвалу чаще — вино дешевле. Впрочем, не я один слоняюсь среди книжных рядов с единственной целью поглазеть на новинки, повздыхать над ценами и уйти восвояси.

 Околокнижный народ тоже гутарит не о новостях литературы, а о банальной бытовухе:
-                                 У вас затопили?
-                                 Ага, только на следующий день отключили. Видимо, проверяли. Работает — и ладно. А в квартире дубарь.
-                                 У нас, на Красной горке, когда холодно, дом электричеством обогревается, так всё время что-то вырубает. Сидим без тепла и света. Вот, чтобы не мёрзнуть решил пройтись, погреться…
-                                 Может, погреемся чем-нибудь посущественней?
-                                 Типа автономного обогрева?... Наливай!

 Идея старых книгочеев показалась заманчивой и мне. Но это в другой раз. Сегодня куплю книжку для внука. И пойду домой. Дома тепло. Частный сектор. Газовый котёл. Пока хватает денег для оплаты за газ, у меня лето круглый год. Так что первый месяц зимы или последний, мне всё равно. И если бы не суровый редактор, пославший меня любоваться холодным осенним городом, сидел бы дома, в тепле и читал бы «Крымское время». Но для этого надо что-то написать. Задумываюсь на минуту и отстукиваю на клавишах: «Сентябрь, «четвертый» месяц лета, оборвался внезапно….». 

"Крымское время" №109, 10 октября 2013

Комментариев нет:

Отправить комментарий