четверг, 1 ноября 2012 г.

Осенняя рапсодия „Салгирки”



Марина ГУСАРОВА
  Фото автора
    Здесь гуляют с малышами, фотографируются шумные свадьбы и обнимаются парочки. Сюда не стыдно привести гостей даже из шумной Москвы и пафосного Санкт-Петербурга. Тут можно поразмышлять  о вечном,  или просто отдохнуть  от  шумных буден. Если на душе серо и сумрачно, нет ничего лучше, чем отправиться в университетский Ботанический сад, который коренные симферопольцы по-прежнему называют Салгиркой.



    «Новая история» Салгирки началась сравнительно недавно – в 2004 году, когда старый полузаброшенный парк обрел статус Ботанического сада старейшего  крымского вуза – Таврического национального университета имени Вернадского. 


   Сегодня Ботанический сад ТНУ -   не только университетская  научная база. В расположенном в бывшем Воронцовском дворце Доме науки проходят выставки, чтения, конференции,  на его террасе – концерты классической музыки, а возле фонтана – студенческие выпускные вечера. Но главное – в отличие от многих своих университетских «собратьев» сад открыт для посетителей. И этой возможностью жители крымской столицы пользуются сполна – по весне, подобно японцам, любуются цветущей сакурой, а также сиренью, тюльпанами, ирисами и пионами; почти все лето и начало осени вдыхают неповторимый аромат в розарии, бродят по катальповым аллеям, фотографируют цветущие лотосы… 

   В эти дни здесь  правят бал хризантемы – и пусть пока не так масштабно, как на знаменитом хризантемовом балу в Никитском ботаническом саду, но роскошный ковер из этих прекрасных и неприхотливых цветов привлекает не только бабочек, но и многочисленных посетителей. 

       Люди, интересующиеся историей, тоже найдут здесь немало интересного. Хотя бы недавно отреставированный дом академика Петера Палласа – часть усадьбы  выдающегося ученого, стоявшего у истоков   создания парка. 

     



Изначально Салгирка была лесом. История   ее как парка началась в 1793 году, когда академик Паллас приобрел у коллежского асессора Мартыновского дом, ранее принадлежавший переехавшим за границу татарам. Неподалеку он разбил сад, в который стал привозить экзотические растения.

  Вначале усадьба Палласа занимала более двух верст, но в начале XIX века ее разделили на две части, одну из которых передали во владения Д.В. Нарышкина и Х.Х. Стевена – известного ботаника.

  Бывший таврический губернатор Нарышкин в 1823-1826 годах построил на своей территории дом, который впоследствии стали называть Воронцовским дворцом  (он был построен на средства графа Воронцова).  Это второй исторический памятник Салгирки, его архитектура эклектична, здесь можно увидеть и мотивы, характерные для русского классицизма, и восточные «нотки».   В восточном стиле построен и  расположенный рядом  с дворцом Кухонный корпус. Сейчас в нем  расположен Крымский филиал Института археологии НАН Украины. 

   До конца XIX века парк Салгирка был территорией частных имений,  потом его выкупило Министерство земледелия. В 1907 здесь открыли училище садоводства, воспитанники которого оставили в память о себе прекрасную каштановую аллею.
 А в 1912 Салгирка стала помологической станцией. Связано это место с именем еще одного выдающегося ученого -  в годы гражданской войны здесь жил и впоследствии был похоронен основоположник отечественного лесоводства Георгий Федорович Морозов.  

    В день моей осенней прогулки по Салгирке я стала свидетелем еще одного события  - возле горки с солнечными часами,   любимого места маленьких посетителей ботсада и их родителей, открыли беседку в виде земного шара. Как выяснилось, событие было «со значением» - ректору ТНУ и главному «катализатору» создания университетского Ботанического сада Николаю Васильевичу Багрову исполнилось семьдесят пять. 

  


 Преподаватели угощаются шампанским, студенты фотографируются на память, а я  иду дальше. В розарии навстречу мне буквально высыпала шумная толпа детишек – экскурсии дошколят здесь не редкость. 

Удивительно, но факт: после летней жары  розы как будто снова обрели второе дыхание.  А вот и моя любимица –  крупная желто-розовая красавица с удивительным запахом  под названием «Gloria Dei»  - «Роза мира». 
История этого сорта поистине удивительна – выведенный во время  Второй мировой войны, он официально  получил свое название во время падения Берлина.  Хотя здесь «Роза мира» - лишь первая среди равных:  плетущийся, как на голландских картинах, «Пьер Ронсар», ярко-желтая «Парео» и  поражающая вовсе  не характерным для роз бледно-сиреневым цветом «Голубая луна».  

  Надышавшись ароматами, отправляюсь в примыкающий к розарию настоящий лес, в котором человек, пришедший сюда впервые,  легко может  заблудиться.  От леса эти заросли отличает только обилие кормушек: пернатым обитателям Салгирки тут раздолье! 

    Раздолье тут и студентам. Действительно, почему бы не отдохнуть после лекций, растянувшись прямо на траве? 

А вот этот товарищ, прислонившийся к огромному платану,  всерьез намерен подзарядиться энергией у могучего дерева…

     Останавливаюсь у лабиринта. Понять, что это именно лабиринт, помогает лишь кованая табличка. Пока кустарники невысоки – блуждать в поисках выхода посетители, наверное, смогут только лет через десять. Но уже сейчас здесь  можно  насладиться гармонией природной и рукотворной красоты – симферопольские кузнецы украсили лабиринт причудливыми композициями  и яблоней из металла – эдаким «аналогом» райского древа познания добра и зла. 


   …Моей «провожатой» на выходе стала шустрая рыженькая белочка, увлеченно щелкавшая крылатые семена какого-то дерева. Хвостатая обитательница Салгирки оказалась настоящей кокеткой -  позировала для фото минут пятнадцать! И я поймала себя на мысли, что, уходя, мне уже хочется  вернуться в это чудесное место, где гармонично соединилась красота рукотворная и природная, где свободно порхают птицы, а звери не боятся людей. 

     
"КВ" №  117 от 1 ноября 2012 года



















































Комментариев нет:

Отправить комментарий