понедельник, 13 мая 2013 г.

«Мы должны сохранить хотя бы часть населения, которое смотрит в нашу сторону…». Крым в планах немецкого руководства



Олег РОМАНЬКО

Политической целью первостепенной важности войны Германии против Советского Союза являлось изменение статуса входящих в него территорий. Проекты по их «организации» имелись почти для всех частей «восточного пространства». Что же касается Крыма, то нацисты, при всей важности этого региона, так окончательно и не решили его судьбу. Будет ли полуостров частью «вассальной Украины» или это будет территория, напрямую управляемая из рейха? На эти вопросы различные немецкие инстанции пытались ответить до конца 1943 года. После же того, как Крым был отрезан частями Красной Армии, проблема его политического устройства стала попросту неактуальной.


Мечта фашистов: «Крым — часть Украины»

Не секрет, что главной особенностью Крыма, его общественно-политической ситуации во все времена было то, что это многонациональный регион. И поэтому, какие бы планы нацисты ни строили, в своих «выкладках» они не могли пройти мимо ¦ межнациональных отношений на полуострове. Что следовало делать с населявшими Крым многочисленными национальными группами? Приходится признать, что в целом, при всем радикализме нацистской концепции национальной политики, решение этого вопроса также осталось на уровне теорий.
Напомним вкратце, что, согласно планам министерства Альфреда Розенберга, Крым вместе с Херсонской и Запорожской областями включался в генеральный округ «Таврия» (Generalbezirk Taurien), с общей площадью 22 900 км2 и населением 661 981 человек (по состоянию на 1 сентября 1941 года). Центром округа был выбран Мелитополь. Генеральный округ «Таврия» являлся составной частью рейхскомиссариата «Украина» (Reichskomissariat Ukraine). Помимо него, в эту административную единицу входили генеральные округа «Волыния-Подолия», «Житомир», «Киев», «Николаев» и «Днепропетровск».
Высшим органом гражданской оккупационной администрации в генеральном округе «Таврия» должен был стать генеральный комиссариат, который было поручено возглавить Альфреду Фрауэнфельду. Однако вследствие того, что до лета 1942 года подведомственная ему территория являлась ближним тылом действующей армии, к своим обязанностям он смог приступить только 1 сентября 1942 года. К этой дате относится окончательное оформление территории генерального округа «Таврия», каким его планировалось учредить в министерстве Розенберга. Тем не менее оставался один нюанс. Территория Крыма так и не перешла под юрисдикцию генерального комиссара Фрауэнфельда.
Во главе местного аппарата военной администрации находился так называемый командующий войсками вермахта в Крыму (Befehlshaber Krim), который по вертикали подчинялся командующему группой армий «А» (с апрепя 1944 года — группа армий «Южная Украина»). Обычно такая должность вводилась на тех оккупированных территориях, где высший начальник вермахта должен был не только осуществлять охранную службу, но еще и заниматься их административным устройством. На протяжении  всего периода оккупации Крыма эту должность занимали шесть человек, наиболее известным из которых (ниже мы скажем почему) стал командующий 17-й немецкой армией генерал-полковник Эрвин Йенеке.

Крым — готская земля?

Однако даже Розенберг понимал, что Крым только с большой натяжкой можно отнести к Украине, так как число проживавших там украинцев было ничтожно мало (чтобы хоть как-то решить эту проблему, Розенберг предлагал выселить с полуострова всех русских, евреев и татар). Но это был не единственный парадокс плана рейхсляйтера. Одновременно с указанным моментом он настаивал, чтобы Крым находился под прямым контролем правительства Третьего рейха. Чтобы объяснить этот казус, Розенберг всячески подчеркивал «германское влияние» на полуострове. Так, он утверждал, что до Первой мировой войны немецким колонистам принадлежали здесь значительные территории. Но и это было не главное.
Оказывается, еще в XVI столетии в Крыму жили готы — одно из древних германских племен! Таким образом, «Таврия» только технически присоединялась к Украине. Управлять же ею должны были из Берлина.
Несмотря на свою полную противоречивость, планы Розенберга относительно Крыма были только отражением «двойственной аргументации Гитлера о причинах его германизации». Во-первых, как считал фюрер, Крым должен был стать «немецким Гибралтаром», с помощью которого можно было бы контролировать все Черное море. Во-вторых, привлекательным для немцев он мог стать потому, что шеф Германского трудового фронта Роберт Лей мечтал превратить полуостров в «один огромный немецкий курорт». Как отмечал американский исследователь Александр Даллин, «в этих завревательных планах реальность и фантазия смешались поровну».

«Крымский вопрос», под контролем фюрера

Более конкретно о судьбе Крыма Гитлер высказался на совещании военно-политического руководства Третьего рейха 16 июля 1941 года. В своей речи он специально выделил его из ряда других оккупированных советских территорий и сказал, что полуостров «необходимо очистить от всех чужаков и заселить германцами». В частности, русских предполагалось выселить в Россию. По воспоминаниям одного из присутствовавших, фюрер выразился следующим образом: «Она для этого достаточно велика».
Как свидетельствуют документы, «крымский вопрос» и судьба населения полуострова занимали Гитлера и в последующие месяцы. Когда Розенберг посетил его в декабре 1941 года, фюрер еще раз повторил ему, что «Крым должен быть полностью очищен от негерманского населения». Эта встреча интересна еще и с той точки зрения, что на ней была затронута проблема так называемого готского наследия. Имея в виду его значимость, Гитлер выразил желание, чтобы после окончания войны и решения вопроса с населением Крым получил бы название «Готенланд». Розенберг сказал, что он уже думает над этим, и предложил переименовать Симферополь в Готенбург, а Севастополь — в Теодорихсхафен. Продолжением «готских планов» Гитлера и Розенберга явилась археологическая экспедиция, организованная генеральным комиссаром Фрауэнфельдом в июле 1942 года. Непосредственным руководителем этого мероприятия был назначен фюрер СС и полиции «Таврии» Людольф фон Альвенслебен. В ходе экспедиции было обследовано городище Мангуп — бывшая столица Княжества Феодоро, которое было уничтожено турками в 1475 году. Вывод нацистских археологов: крепость Мангуп, а также еще целый ряд городов на Южном берегу Крыма были построены готами. Этот и другие фантастические тезисы были изложены в книге «Готы в Крыму», которую написал один из участников экспедиции, полковник Вернер Баумельбург.

Гиммлер и его крымские друзья

К слову, рейхсфюрер СС и шеф германской полиции Генрих Гиммлер, в чьем ведении находились все вопросы по «укреплению германской расы», был сторонником переселения немцев в Крым, похожий по климатическим условиям на тирольские земли. Более того,
он готов был уступить тирольцев Фрауэнфельду, даже несмотря на то, что ранее планировал поселить их в Бургундии — еще одном государстве, где после окончания войны должна была «концентрироваться германская кровь». Но, по мнению Гиммлера, переселять их следовало только после окончания войны. В конце концов Гитлер согласился именно с рейхсфюрером, хотя и подписал в начале июля 1942 года директиву, согласно которой выселение русских из Крыма должно было начаться уже сейчас, а украинцев и татар — чуть позже.
Наконец, предел всем планам и усилиям по переселению положили протесты тех органов вермахта, которые отвечали за военную экономику. Так, в середине августа 1943 года начальник верховного командования вермахта генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель решительно выступил против каких-либо перемещений населения в условиях войны. Не без основания он заметил, что «эвакуация» русских и украинцев — 4/5 всего населения Крыма — полностью парализует экономическую жизнь. Тремя неделями позднее Гитлер принял сторону военных и высказался в том смысле, что любые перемещения возможны только после окончания войны.С этой точкой согласился и Гиммлер. Он, конечно, считал, что переселение немцев необходимо и планировать, и осуществлять, но делать это в условиях военной ситуации крайне преждевременно. Кстати, следует сказать, что Гиммлер самым решительным образом воспротивился планам по выселению татар из Крыма. Правда, этот запрет должен был действовать только в военный период. По его словам, это было бы катастрофической ошибкой. «Мы должны сохранить в Крыму хотя бы часть населения, которое смотрит в нашу сторону и верит в нас», — подчеркивал рейхсфюрер.

Яд плюрализма

Изучая планы нацистского военно-политического руводства относительно будущей политической организации и национального переустройства «восточных территорий» вообще и Крыма в частности, приходим к следующим выводам. Несомненно, модель такой организации имелась. И как явствует из источников, основными ее носителями являлись Розенберг и некоторые круги военного командования. Другое дело, что военные почти сразу же были отстранены от анализа этой проблемы Гитлером, который предпочел работать с Розенбергом. Но и точка зрения последнего не оказалась окончательной. Начиная с лета 1941 года, он был вынужден согласовывать ее со взглядами Гитлера, как мы видели, довольно хаотичными и неустойчивыми. В результате, единая концепция переустройства «восточных территорий» фактически так и не была разработана. Но было бы ошибкой считать, что и точка зрения Гитлера осталась единственной и была воспринята всеми. Формально все национально-политическое устройство оккупированных советских территорий было организовано согласно его взглядам. Однако, поскольку они носили крайне общий характер, немецкие инстанции, отвечавшие за проведение «восточной политики», вступили в войну с совершенно разными установками. Как известно, этот плюрализм отразился на немецкой оккупационной политике самым пагубным образом. И ситуация на территории Крымского полуострова — наиболее яркое подтверждение этого тезиса.

"Крымское время" №48 от 8 мая 2013

Комментариев нет:

Отправить комментарий