вторник, 7 мая 2013 г.

Юбилей без музея




Из мемориальной квартиры академика Северного накануне его столетия вывезли все экспонаты

Марина                ГУСАРОВА
Фото автора

…В поселок Научный я приехала в один из первых теплых апрельских дней. Вот и моя цель — небольшой двухэтажный дом, у дверей которого скромная табличка: «Мемориальная квартира академика А. Б. Северного».
— Заходите, пожалуйста, — приглашает меня дочь академика, Ольга Андреевна. — И не раздевайтесь — замерзнете, здесь плюс четырнадцать!

Холодный дом

Андрей Борисович Северный, академик, выдающийся ученый, тридцать пять лет стоявший «у руля» Крымской астрофизической обсерватории, часто говорил детям: берегите холод нашего дома. Именно холод стал здесь символом домашнего очага: толстые стены не пропускали внутрь летнюю жару. Сегодня холод здесь беречь не нужно: он пронизывает каждый уголок мемориальной квартиры. Приехавшая из Москвы в Научный еще в конце марта дочь академика признается: согреваюсь, занимаясь спортом.
11 мая 2013 года — особенная дата. И не только для членов большой семьи Северных, но и для всех, кто долгие годы работал под началом Андрея Борисовича. В этот день научная общественность, близкие люди, друзья, коллеги, соратники отметят столетие человека, с именем которого в Крымской астрофизической обсерватории связано очень многое.
— Здесь я уже месяц — приехала готовить музей к юбилею отца, — рассказывает собеседница. — Мемориальной наша квартира стала более 20 лет тому назад по распоряжению президиума Академии наук СССР, которой и принадлежала обсерватория. Папа скончался в 1987 году, а музей был создан два года спустя. 



«Вначале здесь было просто картофельное поле»

Впрочем, чтобы понять, какую роль в жизни Крымской астрофизической обсерватории сыграл академик Северный, нужно совершить путешествие во времени в далекий 1944 год, когда молодой ученый-астрофизик приехал в только что освобожденный от фашистов Крым.
— Сначала обсерватория находилась в Симеизе, на горе Кошка, — продолжает Ольга Андреевна. — Но тамошний климат не слишком подходил для астрономических наблюдений. Поэтому с 1946 года началась работа по поиску места для новой обсерватории. Дело это было сложное, кропотливое — нужно было найти местность, где бывает максимальное количество солнечных дней. После долгих поездок по Крыму отец и его коллеги выбрали именно это место — вначале здесь было просто картофельное поле. Постепенно начал строиться поселок: появились финские домики, стали сажать деревья — и со временем из тех тонких прутиков вырос чудесный фруктовый сад. Вскоре начались и астрономические наблюдения. А в 1952 году папа возглавил обсерваторию, и мы переехали в этот дом…
Сферой научных интересов Андрея Северного была физика Солнца — именно им были впервые получены спектральные исследования солнечных вспышек. По его проекту в 1954 году был построен и введен в эксплуатацию башенный солнечный телескоп — один из крупнейших в мире. Была в жизни Северного и закрытая страница — работа «на космос», о которой Ольга Андреевна и сегодня почти умалчивает — вот она, магия грифа секретности! Была кропотливая научная работа. Было и признание — звание Героя Социалистического труда, Государственная премия СССР, членство в Королевском научном обществе Великобритании, вице-президентство в Международном астрофизическом союзе, звание академики Академии наук СССР. Впрочем, звездной болезнью исследователь Солнца и звезд не страдал — Северный был человеком скромным, даже аскетичным, а наивысшее наслаждение получал от работы и творчества. Андрей Борисович был блестящим рисовальщиком. Его рисунки еще совсем недавно украшали стены мемориальной квартиры. Теперь их здесь уже нет — но об этом позже.

Его семья

Семья Северных достойна отдельного рассказа. Бабушка академика — Мария Карловна, урожденная Мелартопеус, была художницей, ученицей самого Репина, и писательницей — спектакли по ее пьесам шли в начале прошлого века во многих театрах России. Отец, Борис Северный, — психолог, профессор Московского университета. Мать — Екатерина, урожденная Редкина — филолог. Отдельная экспозиция квартиры-музея посвящена еще одной ветви генеалогического древа Северных — дядя академика, Владимир Николаевич, был женат на племяннице художника-баталиста Василия Верещагина.
— Она тоже была художницей, — поясняет Ольга Андреевна. — Одно время я состояла в историко-родословном обществе Москвы и ездила на конференцию, посвященную 150-летию Верещагина. Связана я с историей семьи Верещагиных и с другой стороны — двадцать пять лет проработала научным сотрудником Института славяноведения и балканистики и писала работы по истории Болгарии, поскольку жила там и свободно говорю по-болгарски. А ведь Василий Васильевич Верещагин и на Шипке сражался!
Сегодня в Болгарии живет дочь Ольги Андреевны Адриана, известный астролог, и внучка Дария. Не пресеклась еще одна ветвь семейного древа Северных с безвременной смертью ее брата Сергея, тоже астрофизика. Его дети Екатерина и Андрей живут в Москве. А у сына Екатерины Сергея недавно родился сын Костя — праправнук академика.

Живой музей

Ольга Андреевна показывает мне фотоальбомы, где каждая страница — хроника жизни мемориального музея-квартиры. Вот, на пороге дома — создательница и первая хранительница уникальной экспозиции, супруга Андрея Северного Кира Сергеевна. Именно в том, 1996-м, году она попросила дочь сфотографировать ее — наверное, чувствовала, что уже не вернется сюда. Летом 2000 года Киры Сергеевны не стало.
— Мама много помогала папе, — вспоминает собеседница. — Она была архитектором, оставив в жизни обсерватории и свой след — башню БСТ в первом варианте она проектировала. И весь дом был на ней. Но, наверное, главным ее делом стал все-таки музей. Все его экспонаты — в общем-то, собственность семьи. Многие вещи приехали сюда из Москвы — письменный стол еще моего деда, за которым была написана не одна диссертация, старинное кресло, два шкафа карельской березы… И конечно, книги — более тысячи томов!
  Книга отзывов квартиры-музея — отдельная тема. Здесь можно увидеть записи, сделанные по-английски, и китайские иероглифы. Школьники, студенты, участники многочисленных научных конференций, побывав тут, отмечали: мемориальная квартира академика Северного — «живой» музей. Кажется, что хозяин просто вышел ненадолго и скоро вернется.
  Тут нет столь милой сегодняшним нуворишам кричащей роскоши, зато до недавних пор постоянно проводились художественные выставки. Одна из них — «От поколения к поколению» — включала работы самого академика, его супруги, бабушки-художницы и дочери Ольги: Ольга Андреевна — член международной федерации акварелистов и, кстати, участница биеннале камерной акварели Крыма. 



В ожидании ремонта

   Впрочем, сегодня, заглянув в мемориальную квартиру, увидишь разве что голые стены, зияющие пустотой шкафы, потеки на потолках и огромную трещину, прорезающую одну из стен сверху донизу. Конечно, произошло это разрушение не в одночасье — в книге отзывов есть и своеобразный «журнал происшествий», вели который не только жена и дочь академика Северного, но и их добровольные помощницы — Алла Ивановна Брунс и Вера Николаевна Гопасюк, скончавшаяся в январе нынешнего года. Фиксация тревожной хроники — прорвало трубу, залило потолок, загорелся подвал — занимает не одну страницу.
— Все время что-то происходит — не расслабишься, — улыбается Ольга Северная. — Но это тоже история музея. Спрашиваете, где сейчас музейные экспонаты? Дирекцией обсерватории  было предписано вывезти из мемориальной квартиры все, чтобы провести ремонт.
   Сначала руководство Крымской астрофизичской обсерватории вроде бы рьяно взялось за дело. Ольгу Андреевну срочно вызвали из Москвы. Создали комиссию, за четыре дня под руководством дочери академика упаковали экспонаты — их опись составила 120 листов. До первого мая должна покинуть квартиру и мебель. А вот со сроками проведения ремонта определенности пока нет.
— Я получила сведения о том, что начать ремонт планируют только в конце августа — то есть, непосредственно перед конференцией, посвященной столетию отца, — не скрывает тревоги Ольга Андреевна. — Если так, то они однозначно не успеют. Международная конференция с приглашением иностранных ученых начнется, а мемориальной квартиры, по сути, нет. Экспозицию просто разгромили — что можно рассказывать в этих пустых залах о жизни ученого? К тому же ремонт планируется не капитальный, а косметический, после чего все экспонаты должны вернуть на место. Но возникают два вопроса: во-первых, когда этот ремонт все-таки состоится, и, во-вторых, почему косметический, а не капитальный? Чтобы на следующий год потолок опять залило?

…Что увидят ученые, приехавшие на конференцию по случаю столетия академика Северного, — обновленный музей или голые стены? Пока вопрос остается открытым. 













"КВ" №  48   от 8 мая 2013 г. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий