пятница, 6 июля 2012 г.

Язык до выборов доведет




Наталья КИСЕЛЕВА

Не ожидала. Честно признаюсь, что не ожидала от партии власти, что она проголосует за языковый законопроект. Ну, вы ж знаете, что обещать — не значит жениться. Хотя, справедливости ради, следует признать, что никто ничего не обещал. В предвыборной программе Партии регионов написано: «Мы — за придание русскому языку статуса государственного языка». А в предвыборной программе президента констатация факта: «Выступаю за придание русскому языку статуса второго государственного».



Почувствуйте, как говорится, разницу. Мы за придание русскому языку государственного статуса отнюдь не означает обещания придать языку этот статус. Это как — мы за мир во всем мире — не значит, что мы обеспечим этот мир.
Поэтому к предвыборным программам я отношусь с большой долей скептицизма. Читать — читаю, но на исполнение не рассчитываю, полностью соглашаясь с тем, что никогда люди не врут так много, как перед выборами, во время войны и после охоты.
К законопроекту Колесниченко-Кивалова отнеслась положительно, но с осторожностью. Спорила с русофилами, которые говорили, что нам только государственный статус подавай. Спрашивала: «Что плохого в этом законе?» Ответа не было. Вернее, был, но не убедительный. Мол, в самом законопроекте ничего, но после его принятия русский язык станет региональным, и никто уже не будет бороться за государственный статус. Ну, во-первых, можно подумать, что сейчас таких борцов миллионы и они все на баррикадах. А во-вторых, с паршивой овцы (это я про политиков) хоть шерсти клок.
Спорила с русофобами, рядящимися в русофильские одежды, которые заявляли, что надо решать социально-экономические проблемы, а потом уже приниматься за языковые. Кстати, в этих спорах нашла верный способ распознать русофоба. Стоит таким сторонникам приоритета социально-экономического благополучия  сказать что-нибудь не то об украинском языке, как они тут же сбрасывают свои «белые одежды», из-под которых появляется националистическая чернуха. Попробуйте и вы, чтобы самим убедиться в действенности такого метода.
Обратите внимание, как украинские политики из абсурдной категории национал-демократов быстро избавились от второй составляющей их самоназвания — от демократии, показав только свою настоящую сущность — национализм. Какой они подняли вой сразу же после голосования. И это те, кто говорил, что «мовне пытання» стоит в списке проблем на тридцатом месте, поэтому решать его сейчас и не надо. Это, значит, вопрос нашего русского языка решать не надо, но они готовы нас всех убить только из-за того, что он получит статус регионального языка.
Кучка «свидомых» заявила о бессрочной голодовке. В их числе малоизвестные депутаты из НУНСа и известные — Вячеслав Кириленко и Ксения Ляпина, которые чувствуют, как депутатское кресло ускользает у них из-под пятой точки, и конечно же хотят в нем восседать еще хотя бы пятилетку. В принципе, если они мечтают, чтобы «свидомый» электорат внес их на руках в Верховную Раду под звуки «Щэ нэ вмэрла Украйина», то похудеть им не помешает. По крайней мере, чтобы облегчить этому электорату жизнь. 
А вот Олег Тягныбок голодать не собирается, а призывает к оружию: «Оголошуємо національну мобілізацію. Дамо гідну відсіч агресорам. До зброї!»
В переводе на русский это звучит так: «Объявляем национальную мобилизацию. Дадим достойный отпор агрессорам. К оружию!».  
Агрессоры — это мы с вами. Русские и русскоязычные граждане Украины. Это против нас Тягныбок призывает взяться за оружие. Из своих националистических «шухляд» они вытащили опус Юрия Ильенко «До зброї!», где этот украинский режиссер призывал выполнить волю Тараса Шевченко.
«Годі вже згадувати Шевченка всує — згадаймо Заповіт дослівно. У Заповіті, крім слова — поховайте, є слово — вставайте! Крім слова — воля, є дієслово — окропіте!» — требовал Юрий Ильенко, воспитав в «лучших националистических традициях» своего сына — Андрея, переплюнувшего в русофобии даже лидера своей партии Олега Тягныбока.
Не могу не привести цитаты из старшего Ильенко, но теперь уже на понятном нашим читателям русском языке.
«Нечего уже вспоминать Шевченко всуе — вспомним Завещание дословно. В Завещании, кроме слова — похороните, есть слово — вставайте! Кроме слова — воля, есть глагол — окропите!» — напоминает автор и далее разжевывает непонятливым: «Мандат на восстание вручил нам Шевченко. Он сказал: "Вражьей злою кровью волю окропите!" Приказы не обсуждаются. Приказы выполняются. Поэтому — выполняем… Объявим добровольную мобилизацию всех сознательных патриотов Украины в ряды УПА. Да, вы не ошиблись, читая. И я не ошибся, написав. В ряды УПА! Украинской Повстанческой Армии против оккупационного режима…» 
Вот так, ни много ни мало, в УПА… Ну, а дальше вы все сами знаете: вспоротые животы беременных женщин, выколотые глаза детей, сожженные заживо старики…
Это «партизанское» движение по-галицийски. Такая у них на западной Украине толерантность, о которой не так давно говорил еще один украинский писатель: «Чим далі на Захід, тим більше толєрантності!»

«Крымское время», №67 от 5 июля 2012 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий