пятница, 6 июля 2012 г.

Правда и ложь о крымско-татарском коллаборационизме (2)




Наталья КИСЕЛЕВА

В прошлой публикации (см. «Крымское время» от 21 июня или электронную версию ) мы ограничились темой русского коллаборационизма. Сегодня мы предлагаем продолжение беседы с Олегом Романько, который расскажет нашим читателям об особенностях национального коллаборационизма в Крыму.


Вот она какая, эта правда

Олег Валентинович, не так давно в московском издательстве «Яуза-пресс» вышла книга Владимира Полякова под названием «Страшная правда о Великой Отечественной войне: Партизаны без грифа “секретно”». Какую «страшную правду» открыл ее автор?
Прочитав о партизанском движении на территории Крыма в интерпретации г-на Полякова, я ничего нового для себя не нашел. Все эти факты известны уже давно. Например, из несколько устаревшей, но, все-таки, классической монографии А. Басова о Крыме в период Великой Отечественной войны. Или – недавних работ А. Мальгина, Е. Мельничука и В. Пащени. Поэтому, с научной точки зрения, никакой актуальности в его работе просто нет.

Но, может быть, там присутствует общественно-политическая актуальность?
Согласен, но заслуги г-на Полякова в этом нет. Тема партизанского движения актуальна для нашего общества уже сама по себе, так как связана с проблемой коллаборационизма и национальными отношениями – еще более актуальными темами. И г-н Поляков не зря посвятил отдельную главу так называемому татарскому вопросу. Суть этой главы – опровергнуть «миф» о коллаборационизме крымских татар или, во всяком случае, показать его незначительность в сравнении с тем же русским коллаборационизмом. В общем, такая тенденция явно прослеживается. Но, на мой взгляд, разобраться в этом автору «страшной правды» так и не удалось. Попытавшись опровергнуть этот «миф», он запутался сам и запутал своих читателей. Причина – абсолютное незнание и непонимание базовых фактов такого сложного явления, как коллаборационизм.   

А был крымско-татарский коллаборационизм, факт которого сейчас активно отрицается?
Безусловно! Коллаборационисты были у всех народов и, кстати, не только у тех, которые находились на оккупированной территории. Имелись они и у крымских татар, что подтверждает масса источников. В данном случае речь о другом: каковы количественные и качественные показатели деятельности тех, кто сотрудничал с нацистами.  

Можно ли на основе анализа количественных показателей назвать тот или иной коллаборационизм массовым?
Многие историки, и я в их числе, считают, что массовый коллаборационизм – это относительное понятие. Есть специальные исследования по данному вопросу, где указывается, что в любом сообществе на оккупированных территориях активные антагонисты составляли где-то процентов по десять с каждой стороны. Активные противники советской власти становились коллаборационистами. А активные сторонники шли в партизаны и подпольщики. Вот они и боролись между собой за основную массу населения, которая была объектом их влияния: политического, военного, пропагандистского и т.п.
Если же говорить о крымско-татарском коллаборационизме, то следует отметить, что на определенном этапе он выразился в более концентрированном виде, чем остальные подобные проявления. И, фактически, до конца осени 1943 г. являлся одной из опор оккупационного режима, как в военном, так и в политическом плане. Конечно, активные противники советской власти были во всех национальных группах, проживавших в Крыму. Однако, ни русские, ни украинские, ни армянские, ни болгарские коллаборационисты не имели такого значения, как их крымско-татарские «коллеги». 

Цифра и факты

Вы озвучили нашим читателям численность коллаборационистов среди разных народов Советского Союза. В германских силовых структурах было 310 тысяч человек из числа русских, 250 тысяч украинцев, 50 тысяч белорусов, 17 тысяч крымских татар и так далее. Если взять данные последней предвоенной переписи и перевести абсолютные значения в относительные, то получится, что доля коллаборационистов среди русских составила 0,31%, среди украинцев — 0,89%, среди белорусов — 0,95%.  
Национальный состав Крыма, по переписи 1939 года, был таким: русские — 558481 человек, татары — 218879, украинцы — 154129 и т.д. Приведите, пожалуйста, цифры, характеризующие этнический коллаборационизм среди жителей Крыма в годы Великой Отечественной войны.
В целом, можно говорить о таких цифрах. 3 тыс. – в украинских формированиях, 4 тыс. в батальонах РОА, 7 тыс. – в частях Восточных легионов (в них, например, входили армяне) и 1 тыс. в казачьих подразделениях. Наибольшее количество военных коллаборационистов дали крымские татары. В историографии проблемы их численность оценивается в 15–20 тыс. человек. Я предпочитаю пользоваться усредненной цифрой 17 тыс.

На оккупированных территориях в целом и в Крыму – в частности были созданы разные коллаборационистские организации и всевозможные вооруженные формирования. Можно ли сказать, что они имели национальный характер? 
Если говорить о таких организациях, которые создавались на этнической основе, то это, безусловно, национальные комитеты. В Крыму за период с 1941 по 1944 г. были созданы украинские, армянские, болгарские и крымско-татарские национальные комитеты. Причем, только последние, в силу разных причин, могли играть значительную роль. И это, несмотря на все ограничения, которые наложила на них немецкая оккупационная администрация. Что же касается русских национальных комитетов, о которых пишут некоторые некомпетентные историки, то они созданы не были. Нельзя считать «русским» и местное самоуправление, так как, во-первых, там работали люди разных национальностей (те же крымские татары), а во-вторых, эти органы в своей повседневной деятельности никогда не руководствовались установками русской национальной доктрины, в какой бы то ни было форме.     
Если же проанализировать военный коллаборационизм, то следует признать, что единственными национальными формированиями в прямом смысле этого слова, которые были созданы из жителей полуострова, были крымско-татарские роты и батальоны. Городскую и сельскую полицию нельзя называть русской или украинской. Это все очень условно, потому что немцы называли и татарские батальоны украинскими, так как они были в системе органов правопорядка рейхскомиссариата «Украина». Но эти подразделения, конечно, не были украинскими в этническом плане!
Такая же ситуация и с батальонами РОА. Во-первых, их было не много (до пяти), и они существовали всего лишь три-четыре месяца. Во-вторых, серьезного участия в боевых действиях эти батальоны не принимали. В-третьих, их связь с генералом Власовым весьма условна, допускаю, что он об этих подразделениях вообще не слышал. Осенью 1943 г. батальоны РОА частью расформировали, частью «разбавили» другими частями, якобы тоже русскими. Но и после этого они не имели национального характера. Просто пишущие об этом дилетанты не знают сути вопроса.  
А вот крымско-татарские роты и батальоны имели практически однородный этнический состав. Сейчас говорят, что в них служили не только крымские татары. Это так, в эти части, главным образом на командные посты, попадали и русские, и украинцы. Однако их было очень немного, и наличие этих офицеров никак не влияло на однородность этнического характера этих частей. Далее, была в крымско-татарских ротах и батальонах и своя специфика, которая также позволяет говорить об их отличии от прочих коллаборационистских частей. Это: и активная роль мусульманского духовенства в жизни крымско-татарских добровольцев, и использование национальной символики во время присяги. Ничего подобного в других формированиях, созданных из крымчан, не было.

А судьи кто?

То есть «страшную правду», открытую якобы читателям, можно назвать «страшной неправдой»? По крайней мере, в той части, где отрицается крымскотатарский коллаборационизма. Вы, кстати, писали в своей рецензии на эту книгу (желающие могут ознакомиться с ее полным текстом в электронном виде по этой ссылке), что «в принципе, содержание книги можно уместить в одной фразе: «Все рядовые партизаны – хорошие и героические, все их центральное руководство – плохое и некомпетентное, а лучше всех партизанили крымские татары, которых потом необоснованно депортировали». Тем не менее, данный подход является явно недостаточным, чтобы проанализировать такое сложное явление, как советское партизанское движение вообще и его крымская составляющая — в частности». Вот вы сейчас заявите, что Поляков не владеет методологией, а он на вас в суд подаст.
В ответ на мое мнение о своей «страшной правде» г-н Поляков написал «открытое письмо», где пообещал этого не делать, так как верит, что из меня еще получится хороший исследователь (смеется). А вообще, если говорить серьезно, то это, конечно, надо было додуматься, чтобы писать такие письма и упоминать суд, когда речь идет о научной рецензии. Критика – общепринятая процедура в научном сообществе. И если г-н Поляков претендует на звание ученого, то пусть привыкает к критическим замечаниям в свой адрес, пусть даже и нелицеприятным.

Желаем вам дальнейших успехов в научной деятельности, а научному сообществу хотим пожелать просто правды, которая базируется на цифрах и фактах, а не на эмоциях и псевдоистории.

Справка «КВ»
Олег РОМАНЬКО — крымчанин, уроженец Евпатории. Доктор исторических наук. Специалист по проблеме коллаборационизма и межнациональным отношениям в годы Второй мировой войны. Автор множества публикаций о коллаборационизме, в том числе монографий, изданных на разных языках и в разных странах: Мусульманские легионы третьего рейха. Мусульманские добровольческие формирования в германских вооруженных силах (1939–1945); Мусульманские легионы во Второй мировой войне; Коричневые тени в Полесье. Белоруссия 1941–1945; Легион под знаком Погони. Белорусские коллаборационистские формирования в силовых структурах нацистской Германии; Немецкая оккупационная политика на территории Крыма и национальный вопрос (1941—1944); Иностранные формирования Третьего рейха; Крым под пятой Гитлера. Немецкая оккупационная политика в Крыму 19411944 гг. и т.д.

«Крымское время», №67 от 5 июля 2012 г.

11 комментариев:

  1. Это тоже правда, видать неудобная. Русские комитеты Крыма.
    Созданы в 1943г во всех 26 районах и 7 городах. Они обладали реальной инфраструктурой в виде Крымского центра пропаганды РОА, газет (в Севастополе печаталась газета «Русское слово»), 3–х вербовочных пунктов РОА, и опирались на местное русское самоуправление, что позволило сформировать в Крыму несколько частей РОА Вермахта, русские части Кригсмарине, люфтваффе и РАД, а также 27 городских управлений русской вспомогательной полиции 7 городов и 20 районов (350 сельских общин ). Причём полиция городов Феодосия и Керчь, а также Керченского (сейчас Ленинского) района формировалась дважды.
    Упоминаемые в литературе Симферопольский, Феодосийский и Евпаторийский батальоны РОА, вероятней всего, были маршевыми батальонами РОА Вермахта.
    560–й батальон РОА, уничтоженный под Феодосией и восстановленный в Италии, имел тот–же номер что и немецко–русский батальон охраны лагерей военнопленных Рейхкомиссариата «Украина».
    994–й батальон РОА, тоже уничтоженный под Феодосией, вероятней всего крымского формирования, судя по номеру мог быть комендантской частью.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Анонимный24 мая 2013 г., 12:17

      правда всегда одна ..что среди роа русских было ещё меньше чем в относительном проценте !и что они не уничтожали татар крымчан в отличие от коллобор-ов татар уничтожавших русских !!!

      Удалить
    2. Эта "правда" з книги Махно, которую Романько раздолбал в своем предыдущем интервью на эту тему.

      Удалить
  2. все это пиздешь пещерного шовиниста Романько,чтобы он знал всего сркди крым, татар было 1437 человек, он же бровируя ложью еще с времен сталинизма в оправданий своих преступлений к этому народу,Романько только опирается на цифры взятые с потолка,этими,,лжеисториками,, так сказать продолжатель

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. А откуда такая точность? Почему именно 1437, а не 1438 или 1439? В каких документах это написано?

      Удалить
  3. Здравствуйте,

    Меня зовут Руэ Сегайер.
    Я работаю в информационном агентстве www.transterramedia.com и ищу кримских журналистов для потенциального сотрудничества.
    Будте добры пришлите мне по электронной почте вашу контактную информацию: roua@transterramedia.com

    ОтветитьУдалить
  4. Здравствуйте,

    Меня зовут Руэ Сегайер.
    Я работаю в информационном агентстве www.transterramedia.com и ищу кримских журналистов для потенциального сотрудничества.
    Будте добры пришлите мне по электронной почте вашу контактную информацию: roua@transterramedia.com

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Анонимный18 мая 2015 г., 23:25

      Иди нахуй, Руэ.

      Удалить
  5. В данной публикации отсутствуют сведения об ПЕРЕСЕЛЕНИИ ДО 40 ТЫСЯЧ СЕМЕЙ КАЗАКОВ в 1943г гитлеровцами в Крым: все созданное ини не позволяло контролировать Крым.
    В Севастополе немцы НЕОДНОКРАТНО расстреливали своих прихвостней с русскими фамилиями из-за зверинного исполнения своих обязаннстей, то же было и в других городах.
    Награжденная Героем РФ крымскотатарская девушка давала ВСЮ информиацию по Крыму и это продолжалось и после её смерти: она была выслежена КАЗАКАМИ, как и "Молодая гвардия" где в полиции было 95% казаков, 2% местных и 3% немцев в Луганской области, в Донецкой немцев 6%. местных около 3% остальные казаки.

    ОтветитьУдалить
  6. Олег РОМАНЬКО...он и сейчас преподает в мединституте... новую историю расеи... к сожалению эта история будет с плохим окончанием... будет серьезная чистка в крыму ...но это будет делать уже новая украинская власть.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Влажные мечты майдауна...)))

      Удалить