четверг, 7 марта 2013 г.

Ох, эти свадьбы, свадьбы, свадьбы пели и плясали…



Марина ГУСАРОВА
Фото Виталия ПАРУБОВА

Этой премьеры в Крымском академическом русском драматическом театре имени Горького ждали давно. И дождались. В минувший вторник на большой сцене пили, пели и плясали герои спектакля «Ох! Эти свадьбы!».
Режиссеру-постановщику Анатолию Новикову и его единомышленникам-актерам в ходе работы над спектаклем предстояло решить непростую задачу: объединить одной идеей, одним сценическим замыслом две одноактные пьесы — чеховскую сцену в одном действии «Свадьба» и картины из феерической комедии Маяковского «Клоп».

Нет ничего прекраснее свадьбы и нет ничего… ужаснее свадьбы. Мы и сегодня сталкиваемся там с откровенным желанием выставить напоказ материальное благополучие, пригласить «нужных» людей. Именно этот прогорклый налет зачастую убивает саму суть торжества — соединение судеб любящих друг друга людей.

Увы, в этой гротескной комедии правит бал другое чувство — расчет. Женихи — Эпаминонд Апломбов (Дмитрий Кундрюцкий) и бывший рабочий Петр Присыпкин, а ныне Пьер Скрипкин (Владимир Крючков) даже не пытаются скрывать: их главный интерес — приданое. Да и невесты, вознамерившиеся во что бы то ни стало выскочить замуж — недалекая Дашенька Жигалова (Наталья Шаповалова) и нэпманша Эльзевира Давидовна Ренессанс (Елена Сорокина) — ничем не лучше. И молодые, и пытающиеся выгадать каждую копейку на приданом родители, и полупьяные и обжорливые гости образуют главный собирательный образ спектакля — пресловутое мурло мещанина. И неважно, какой век на дворе — девятнадцатый или двадцатый, и какая власть — имперская или советская. Подчеркивают это и декорации — свадебный стол в центре сцены стоит как скала, меняются только детали.

Чеховская «Свадьба». Первая мысль крутится вокруг одного: не предложат ли зрителю «перепев» знаменитого фильма? Эраст Гарин, Вера Марецкая, Алексей Грибов, Сергей Мартинсон, Фаина Раневская — переиграть этот звездный состав заведомо невозможно. А если пойти другим путем? Как говорится, у вас своя «Свадьба», у нас — своя. 



Одним из ярких дуэтов первого мини-спектакля я бы назвала «линию женихов» — теперешнего и бывшего. Залихватский телеграфист Иван Михайлович Ять (Дмитрий Еременко) против неутомимого охотника за деньгами Эпаминонда Максимовича Апломбова. Первый изо всех сил веселится, скрывая досаду. Второй — упорно донимает новоиспеченную тещу Настасью Тимофеевну (Людмила Могилева) вопросами о приданом. А вот невеста Дашенька в интерпретации Натальи Шаповаловой, честно говоря, не слишком впечатляет. Можно долго говорить об игре актеров — Юрия Хаджинова, сыгравшего грека Дымбу, Владимира Курцебы в роли вездесущего Андрея Андреевича Нюнина, посулившего хозяйке привести на свадьбу настоящего генерала, и других, но особо хочется остановиться на двух персонажах — акушерке Змеюкиной и том самом свадебном генерале.
Отрадно видеть, как актер взрослеет, переходя от юношеских, «романтических» ролей к драматическим и остросатирическим. Именно это, считаю, происходит сегодня с одной из моих любимых актрис Крымского академического — Еленой Сорокиной. И ее прочтение роли любительницы жесткого флирта даже после знаменитой Веры Марецкой нисколько не вторично — чего стоит только пресловутая «атмОсфера»! Не стал «клоном» героя знаменитого фильма Исидора Анненского и Ревунов-Караулов Виктора Навроцкого. Это не киношный отставной капитан второго ранга с детскими глазами — скорее, помешанный на воинском артикуле служака, искренне убежденный, что за свадебный стол его пригласили из уважения и интереса, и жестоко разочарованный уготованной ему ролью застольного «антуража». 





 

Чехов в «Свадьбе» жесток и язвителен. Маяковский в «Клопе» — плакатен и даже несколько фантасмагоричен. Во втором действии, получившем название «Красная свадьба», за свадебным столом смешались в кучу революционные матросы, нэпмановская семейка Ренессанс (Юрий Хаджинов и Наталья Малыгина), переквалифицировавшийся из рабочего в женихи Присыпкин-Скрипкин. Снуют по улицам торговцы яблоками и пуговицами, селедкой и книгами — ну, чем не наши рыночные девяностые! Размахивает наганом брошенная Скрипкиным беременная Зоя (Яна Мармиль), бьется головой об клавиатуру ошалевший тапер (Андрей Пензин). А правит всем этим балом абсурда «самородок из домовладельцев» Олег Баян (Игорь Бондзик) — то истово размахивая красным знаменем, то распевая оперное «Пою тебе, о Гименей!».
Именно работа Игоря Бондзика, мне думается, достойна отдельного рассказа. Олег Баян — домовладелец, переквалифицировавшийся в массовика-затейника, вовсе не однозначен и не примитивен. Превращение свадьбы в некий театр абсурда — это его месть за разрушение привычного мира, презрение «бывших» и к революционному идиотизму, и к нэпмановскому жлобству.
Помогла мне «Красная свадьба» открыть для себя и еще одного актера — Антона Навроцкого. Подобно Елене Сорокиной, сын любимца крымских театралов Виктора Навроцкого на этот раз пробует себя в сатирическом образе. И пробует успешно. Его Посаженный отец в подшитых кожей галифе, истеричный красный командир, размахивающий шашкой по поводу и без повода — еще один яркий персонаж родом «из двадцатых».
Несмотря на узнаваемый исторический аспект, «Свадьбы» — спектакль современный. Не верите? Тогда попробуйте вспомнить последнюю свадьбу, на которой вы были, вспомните перепившихся гостей, споры о том, кто и сколько вложил в праздничное застолье, разбитных дамочек, флиртующих со всеми подряд, специально приглашенных «нужных» людей, женихов, польстившихся на приданое, невест, которым приспичило замуж… Обывательский быт не исчез — просто сменил личину на более современную. И, чтобы окончательно не запутаться в этой паутине, нужно ежедневно по капле выдавливать из себя жлоба. А кто поможет нам в этом? Конечно, «Ох! Эти свадьбы»! 
  

"КВ" №  25  от 7 марта 2013 года

 

Комментариев нет:

Отправить комментарий