четверг, 13 июня 2013 г.

У истоков великой династии. Первый Романов на престоле.

· 

Игорь АЗАРОВ
  

Четыре столетия назад, 21 февраля 1613 года, Земский собор провозгласил царем шестнадцатилетнего Михаила Романова. 11 июля 1613 года Михаил Федорович Романов венчался на царство. Полное кровавых потрясений Смутное время закончилось. Уже через сто лет Россия стала великой державой, через двести лет — разгромила Наполеона и достигла апогея военного могущества, через триста лет — достигла грандиозного культурного и экономического расцвета, всемирно-историческое значение которого невозможно переоценить.
В этом году мы отмечаем 400-летие Дома Романовых. И все, кто работает над выходом в свет газеты «Крымское время», искренне рады, что и наш скромный вклад в дело возвращения исторических знаний, исторической правды не остался незамеченным и неоцененным.
Мы поведем разговор о том, откуда берет истоки род Романовых, мы поговорим о легендах и мифах, о новых гипотезах, нам хочется рассказать о первом Романове на российском престоле, который, увы, для многих наших читателей остается лишь картинкой в учебнике, фигурой неведомой. Неспешное наше повествование не уложится, конечно, в одну-две подачи, но мы рассчитываем на интерес и благосклонное внимание думающего и любознательного читателя.



Лошадиная фамилия

Андрей Иванович Кобыла, боярин великого князя Симеона Гордого, — вот первый представитель интересующего нас рода, о котором есть надежное летописное свидетельство. Но лишь одно: в 1347 году он был отправлен из Москвы в Тверь, за невестой для Симеона Гордого. Ни даты рождения, ни даты смерти Андрея Кобылы мы не знаем. Великий князь Симеон (сын Ивана I Калиты) умер от чумы в 1353 году. Пережил ли его Андрей Иванович? Или умер раньше? Или в том же году, от той же лютой напасти?
Загадочная фигура Андрея Кобылы (человека реального), скажем так, «породила» фигуру мифическую. Кто был его отцом? Так на сцене истории появляется Гланда Камбилла (в крещении Иван) Дивонович,  якобы сбежавший к русским от немцев потомок царя прусов Вейдевута. Переиначенное на «понятный» лад имя Камбилла и стало прозвищем у сына, Андрея, — Кобыла. В XVIII веке такие истории  еще нравились. Современные историки единодушны — Гланда Камбилла Дивонович — чистая фантазия. Кстати, некоторые поздние источники называют Андрея Кобылу не Ивановичем, а Александровичем. Трудно сейчас сказать, что же такое «лошадиное» было в романовских предках, так как у Андрея (по некоторым свидетельствам) был еще и брат — Федор, прозванный Шевляга или Шевлюга, т.е. «худая лошаденка», кляча. Шевлюга дал начало нескольким (угасшим уже) дворянским родам.
Любопытная деталь: мы ничего не знаем о родителях и жене (или женах?) Андрея Кобылы, но достоверно известны пятеро его сыновей: Семен Жеребец, Александр Елка, Василий Ивантей (бездетный), Гавриил Гавша и Федор Кошка. Четверо дали начало семнадцати дворянским домам. Кстати, знаменитый драматург А.В. Сухово-Кобылин (1817—1903) — потомок Андрея Кобылы, по линии, идущей от Александра Елки.
Нас же интересует Федор Кошка, от него потянулись Романовы. Федор Андреевич (ум. ок. 1407) был близок к Дмитрию Донскому, именно заботам Кошки великий князь вверял Москву, уходя в военные походы, — это говорит о многом, в том числе о знатности и авторитете пятого сына Андрея Кобылы. В числе потомков Федора Кошки не только Романовы, но и Шереметевы, Епанчины, Яковлевы.
Впрочем, Романовы не сразу стали Романовыми.

Кошкин дом

Федор Кошка был дедом Захария Ивановича (ум. 1461), сын которого, Юрий (ум. 1504), уже именовался как Юрий Захарьин-Кошкин. Праправнук Федора Кошки, Роман Юрьевич (ум. 1543), нам известен как Захарьин-Юрьев. Его дочь, Анастасия Романова (ум. 1560), которую историки называют Кошкина-Захарьина-Юрьева, стала первой и любимой женой царя Ивана IV Грозного. Не ведется и речи, о том, что совсем юный царь мог бы выбрать себе в жены девицу из недостаточно знатного рода*.
Современные специалисты по мудреной науке генеалогии полагают (хочу наиболее пытливых читателей отослать к материалу В. Клюнтцеля в сборнике «Самые знаменитые тайны России»), что нет смысла искать предков Романовых в дальних краях. Не вдаваясь в детали: предки Андрея Кобылы и Федора Кошки, скорее всего, знатные новгородцы. Дедом Андрея Кобылы назван родовитый посадник Новгорода Андрей Климович, представитель знатнейшего рода Твердиславичей. Автор материала замечает: «Если выдвинутая гипотеза оправдается, то род царей Романовых может быть прослежен по меньшей мере до середины XII столетия, то есть «состариться» более чем на двести лет».
Справедливости ради укажу, что версию о новгородском происхождении Романовых высказывал еще академик Степан Борисович Веселовский (1876—1952).


Самые первые именно Романовы

Первым Романовым был третий сын Романа Юрьевича Захарьина - Никита (ок. 1521—1585/1586), старший брат царицы Анастасии Романовны. Его называют еще Захарьиным-Юрьевым, но фамилия Романов уже зазвучала! В мрачные времена Ивана Грозного царский шурин Никита Романович невинной кровью рук не обагрил, показал себя с наилучшей стороны как Полководец, был близок ко двору племянника — последнего Рюриковича, царя Федора Иоанновича. Вторым браком Никита Романович был женат на дочери известного полководца Евдокии Александровне, урожденной княжне Горбатой-Шуйской — а Шуйские, суздальско-нижегородские Рюриковичи, как полагают современные знатоки генеалогии, имели прав русский престол ничуть не меньше, чем московские Рюриковичи из дома Ивана Калиты.
Деталь: дочь Никиты Романовича, Ирина, стала женой Ивана Ивановича Годунова, племянника Бориса Годунова, но родство с Годуновыми дорого обошлось первым Романовым; впрочем, я чуть-чуть забежал вперед.
Многодетный Никита Романович породнился не только с «худородными» Годуновыми. Его зятьями стали князья Троекуров, Сицкий, Черкасский, Лыков-Оболенский. Повезло Никите Романовичу и на сыновей, среди которых умом, внешностью и обходительностью особо выделялся старший — Федор Никитич (ок. 1554—1633), энергичный, грамотный, прирожденный лидер.
Смерть царя Федора и вступление на престол Бориса Годунова означала катастрофу для Романовых.
Борис чувствовал себя на троне не слишком уверенно. В семействе Романовых он видел соперников, имевших прав на шапку Мономаха побольше, чем Годуновы. В первые годы XVII века на детей и зятьев Никиты Романовича обрушились жестокие репрессии — опалы и ссылки. Федор Никитич был насильно пострижен в монахи под именем Филарет, так же силком сделали монахиней под именем Марфа его жену — умную и властную Ксению Ивановну, урожденную Шестову. Их разлучили между собой. Пятилетний Миша Романов (вот — это наш герой вышел на передний план, будущий государь!) оказался в далекой ссылке с родней. В ссылках, кстати, погибли все сыновья Никиты Романова, кроме Федора (Филарета) и Ивана Никитича, прозванного Каша.
Филарет (Федор Никитич) тяжело переживал разлуку с семьей. Приставленный к нему соглядатай записал слова Романова: «Жена моя бедная, наудачу уже жива ли? Где она? Чаю, где-нибудь туда ее замчали, что и слух не зайдет. То мне и лихо, что жена и дети: как помянешь их, так словно кто рогатиной сердце кольнет». Известно, что и Марфа (Ксения) страдала, постоянно думая о муже и детях.
Казалось бы: негодяй Годунов, властолюбивый деспот. Но чего-то важного мы не знаем и не понимаем в людях той эпохи. Маленький Миша Романов с родней голодал в ссылке — известный факт. А вот что пишет царь Борис Годунов тюремщику будущего царя Михаила: «Чтоб дворовой никакой нужды не было; корму им давать вдоволь, покоить всем, чего не спросят, а не так бы делал, как писал прежде, что яиц с молоком даешь не помногу; это ты делал своим воровством и хитростью; по нашему указу велено тебе давать им еды вдоволь, чего захотят».

Поразительный документ! И любопытно, сколько же «воровством и хитростью» исполнителей сводилось на нет царских благодеяний — во все времена?

«Правление Романовых представлялось жестоким царством террора, а Россия того времени — «тюрьмой народов», где душили все «прогрессивное», «передовое», где народ страдал под «тяжким гнетом» своих «поработителей». Чем был вызван такой подход к истории, легко объяснить. Только очернив все то, что предшествовало «светлому настоящему», можно было уверенно двигаться к «светлому будущему». А поскольку мало кто из лидеров нашей страны после 1917 года приближался по уровню своего развития хотя бы к самому «незаметному» из русских царей, то замена белого на черное и наоборот оставалась главным спасительным методом государственной идеологии… Теперь идеологические установки исчезли, и благодарная память о Романовых постепенно возвращается к нам».
Евгений Пчелов, «Романовы. История династии».


* Выглядит это так: Андрей Кобыла —» Федор Кошка —» Иван Кошкин —» Захарий Кошкин —» Юрий Захарьин Кошкин —»Роман Захарьин Кошкин-Юрьев —» Никита Захарьин- Юрьев (Романов) —» Федор (патриарх Филарет) Романов —» Михаил Федорович (первый царь из этого рода) Романов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий