пятница, 14 июня 2013 г.

Зажечь еще одну свечу....



            Те, кто бывал в мемориальном комплексе 35 батареи города Севастополя, прочитав название этой статьи, сразу вспомнят потрясающее действо – на экране, на фоне звездного неба появляются фотографии тех, кто погиб при обороне города-героя. Спустя некоторое время лица исчезают, и на их месте появляются зажженные свечи. Свечи Памяти.
            По рассказам родителей знаю, что в годы Великой Отечественной войны один из моих дедов пропал без вести, а еще один был убит. В детстве мне показывали хранившиеся дома письма с фронта («треугольнички»), фотографии. Но, как зачастую бывает с детьми, я, посмотрев однажды, отвлеклась на повседневную жизнь и больше не возвращалась к ним до недавнего времени. К тому же, тема войны, воспоминания живущих ветеранов не исчезали тогда с экранов телевизоров и со страниц книг.  Теперь же о них вспоминают чаще всего перед днем Победы (а нынче здравствующих ветеранов осталось очень мало), либо, когда пытаются исказить страницы истории, показать ее в ином свете.
            Прошло 70 лет. Вроде бы, много. Но, перечитывая заново фронтовые весточки, кажется, что все это рядом. Люди, судьбы, письма…. И сегодня мне хочется рассказать об одном из близких мне людей, зажечь новую свечу памяти. В этом мне помогут «треугольнички» и Интернет-странички.
            Сусленков Борис Николаевич родился 12 декабря 1923 года в Плавске Тульской области. Перед войной вместе с братом, Владимиром, учился в Ленинградском речном техникуме.
            12 декабря 1942 года (в день рождения, ему исполнилось тогда только 19 лет) сдав на «отлично» госэкзамен, получил документ о среднем военном образовании (видимо, это были срочные подготовительные курсы – прим. авт.) и звание лейтенанта. Недели через две, в канун 1943 года, был отправлен на фронт. «…Вот уже несколько дней, как я в действующей армии. Живу хорошо, чувствую себя замечательно. Слушаю «концерт», как в театре. Бьем фрицев. Теперь я знаю, что такое война, и что такое передовая…. Поздравляю вас с 1943 годом. Желаю вам счастья, нашей встречи и, конечно, победы. Только победа принесет нам счастье…». Борис входил в состав 185 стрелковой дивизии, которая с конца 1942 года по октябрь 1943 относилась к Калининскому фронту. Через месяц, в конце января 1943 года он писал родным: «… рядом фрицы, нас от них отделяет полянка шириной в 60-80 метров…. Теперь привык к свисту пуль и разрывам мин, снарядов, которые рвутся очень часто. Приятно и радостно знать о наших успехах под Сталинградом, Ленинградом, Воронежем….  Мама, за меня не волнуйся, обеспечение у нас замечательное – сахар, масло, сало, печенье и т.д. не выходит…. Ночью при лунном свете с безотказным автоматом в руке хожу, встречаюсь с бойцами-героями…»


            Конечно, абсолютно все письма с фронта не удалось сохранить, но даже те, что держу сейчас в руках, могут рассказать очень многое и о человеке, их писавшем, и о том времени. 24 июня 1943 года, брату Владимиру: «…22го все вспоминал последнее время жизни в Ленинграде. Черт возьми, до чего прекрасен этот город со своими прекрасными проспектами, дворцами, памятниками, со своим Невским, Невой и адмиралтейством. Вспоминал Нарвскую заставу, где последний раз гремел джаз Л. Утесова, Кировские острова… Весна, вторая военная весна прошла, наступило третье лето. Ты и я, бывало, приезжали в это время на каникулы. Сейчас, когда я пишу тебе это письмо, - вечер, вечер на передовой. Летает какая-то немецкая «рама» или «фриц с оглоблями» - двухфлюзеляжный «фоккс-вульф», за ней гоняются наши Яки. Над землей летают тысячи трассирующих пуль, образуя сетку, содрогается земля от взрывов мин и снарядов  - сотни глаз следят за действиями. На небе то и дело вспыхивают ракеты, осветительные красные и зеленые сигнальные, вызывают огонь артиллерии и минометов. В общем, стоит трам-тарарам. Вот и вспомнишь – «Где эта улица, где этот дом»…, хотя рядом-кругом деревни, верней места, где были деревни. Теперь нет ни щепочки, ни камушка». С помощью Интернета я попыталась проследить весь его фронтовой путь на карте. Эти строки, скорее всего, он писал, находясь в Калининской (ныне – Тверской) области.
«…В последние дни шли жуткие бои, в которых немец понес неописуемые потери в живой силе и технике. То, что вы слышите, это мало. Наше радио не любит хвастаться. Ничего, мама, одержим победу, к тебе приеду на горячем боевом коне. Только вы берегите себя»… В ноябре 1943 года 185 стрелковая дивизия переходит в подчинение к 3 ударной армии 2го Прибалтийского фронта – бои идут на юге Псковской области. «На днях узнал, что мне присвоено очередное военное звание  - старший лейтенант, т.е. у меня стало на одну звездочку больше. В этом можете меня поздравить. Для меня это радость».

В конце февраля 1944 года Борис Николаевич «получил приказ о награждении орденом Отечественной войны II степени. Все это за бои за Невель и Новосокольники». С 8 февраля до начала марта 1944 года его дивизия была выведена в резерв Ставки и находилась вблизи Калинина (теперь – Тверь) – «Пока … в тылу. Плохо только, что не могу побывать в городском театре, а так хочется».
В марте 1944 года Сусленков Борис Николаевич вместе со своей дивизией оказывается на территории Украины, в Волынской области. В составе уже 47 армии. Идет наступление на Ковель. «Два года пролетели с тех пор, как я в армии. Два года, а как скоро они прошли. За это время пришлось пережить все, познать, как говорят, рай и ад, видеть жизнь со всех сторон, бывать на краю смерти. Но ничего, все прошло и все пройдет. Придет время, и я вернусь, я вернусь, «когда раскинет ветви по-весеннему наш милый сад». «Только бы наши сердца не старели, не старели бы души у нас – все придет – соловьиные трели и заката малиновый час»,  - Боря, как и его брат, Владимир, очень любил Есенина, поэтому так часто его цитировал  в своих письмах с фронта.
В ходе Люблин-Брестской операции 185-я дивизия уже в составе 1-го Белорусского фронта форсировала Западный Буг. Перейдя на территорию Польши, наступала в направлении города Влодава. Во второй половине августа 1944 года вышла к Висле в районе Варшавы и натолкнулась на усилившееся сопротивление. «Вот сейчас, в свободную минуту между ожесточенными боями, вспомнил о вас. А ведь очень редко пишу теперь вам и, между прочим, чертовски быстро проходит время – не успеешь оглянуться, день прошел, так же и недели. Беспрерывно бои и бои. Вчера в торжественной обстановке командир части вручил некоторым офицерам, в том числе и мне, письменную благодарность, в которой написано: Старшему лейтенанту Сусленкову Б.Н.  за прорыв долговременной, глубокоэшелонированной обороны немцев западнее Ковеля, за форсирование реки Западный Буг, за разгром немцев в этом районе, за отличные боевые действия Верховным главнокомандующим, маршалом Советского Союза т. Сталиным объявлена благодарность». Это хорошая память этих боев, здесь все сказано лучше, чем где-либо... Нахожусь там же, перед столицей (Варшава – прим. автора)… Над головой сотни самолетов, шум и гам, рев и свист снарядов». А уже 24 августа: «…. Друзья отдыхают после тяжелого боя. Еще продолжают гореть «тигры» и «пантеры». Сегодня новость – за мужество и отвагу, проявленную в последних боях, я правительством награжден орденом «Красная звезда». Уже друзья поздравили…кстати, приехал военторг, есть Советское шампанское, но, к сожалению, пить нельзя – бои».
В сентябре 1944 года 185-я стрелковая дивизия, возобновив наступление, приняла участие в освобождении Праги – предместья Варшавы. «Сегодня радостный день – мы вошли в предместье Варшавы. Тов. Сталин отметил наши боевые дела, вы слышали приказ. Москва еще раз салютовала моей части… Висла шириной в полтора километра, а за ней Варшава. Идут бои, противник откатывается все дальше и дальше на запад. Сотни самолетов беспрерывно висят у фрицев над головами. Проходим по только что освобожденной земле. Население, которое не успел увести с собой или убить фриц, встречает нас с цветами, от радости поляки плачут». В этом районе вся дивизия  находилась до января 1945 года. Но у Бориса появляется новое «дело» - «ловить и таскать фрицев» - он переходит в разведку.
Ноябрь 44го: «Поздравляю вас с великим праздником Октября!... Эти дни вновь, как и раньше те года, я встречаю в траншее, только теперь в первый раз далеко от своей родины, милой России. Припоминаю, какими радостными были эти дни, как мы их ждали. Вспоминаю парады в Ленинграде, радостные лица людей. Прошлый год, где-то в районе Смоленска, в эти дни шли большие бои, но, все равно, мы с друзьями вышли на сопку, сняли шапки и залпом выстрелили по восемь патронов из своих пистолетов в знак праздника. Будет возможность, соберитесь вы, вспомните нас, русских солдат, которые сейчас за пределами  родины, в десяти государствах, вспомните и тех, кто пал за родину, выпейте за нас… Пишите. Меня интересует все-все, до мелочей – в каком состоянии вы живете, что требуется от меня. Вам трудно, это я знаю. Получили ли вы мои деньги? На днях вышлю еще». Не знаю для кого как, а для меня было открытие в письмах Бориса – фронтовики на передовой получали «полевые», т.е. зарплату. Вот он и старался поддержать семью в военное время, посылая заработанное в тыл. Кстати, задержек в зарплате не наблюдалось  - «не позднее 15 числа каждого месяца».
Последнее письмо от Бори матери датировалось 24 декабря 1944 года. Но самое последнее его письмо было написано 1 января 1945 года для любимой девушки Кати (она жила в Туле, а затем в Москве). В середине января в ходе Варшавско-Познаньской операции, которая была одной из составляющих известной Висло-Одерской операции, Борис вместе со своей дивизией форсировал Вислу в 15 километрах северо-восточнее Варшавы, участвовал в освобождении столицы Польши, наступая с севера. 18 января 1945 года начались бои за Сохачев. Именно здесь, в 40 километрах от Варшавы, 19 января «при исполнении обязанностей» был убит капитан разведки Сусленков Борис Николаевич! Смерть была мгновенной – пуля попала в сердце. Ему шел 22-й год!
«Я не верю, я не хочу верить в случившееся… Нет Бори, такого милого, родного для нас… Передо мной все его письма, я их читаю, перечитываю без конца… Они полны надежд, стремлений. Полны веры в возвращение, во встречу. И вдруг его не стало. Перед глазами неотступно встает образ всегда улыбающегося, жизнерадостного Борьки. В голове проходят тысячи мыслей, воспоминаний. Все это путается, перемешивается и останавливается на одном….Вот его последнее письмо. Он как раз отдыхал недалеко от линии фронта. В нем он описывает встречу Нового года в дружеской компании. Оно полно стремления к жизни, скорби по Родине, о дорогих ему и близких, так далеко находящихся от него. Вспоминает тихий милый Плавск»…, - написала Катя его матери.
Сколько же таких молодых, жизнерадостных, искренне верящих в светлое будущее нашей огромной тогда страны полегло на фронтах Великой Отечественной! Они нисколько не сомневались в победе и знали, за что погибали. Они шли в бой не просто за имя – «За Сталина! За Родину!» Они воевали за настоящую независимость всех народов СССР (война всех сплотила), за достойную жизнь с социальными гарантиями, за завтрашний день своих детей и внуков!
СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ ВСЕМ ГЕРОЯМ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ! 

ЭЛИНА РУДАЯ,
 г.Симферополь

Публикуется в авторской редакции

Комментариев нет:

Отправить комментарий