пятница, 27 января 2012 г.

Сведения о чиновниках и депутатах приравняли к порнографии

Наталья КИСЕЛЕВА

Конституционный суд Украины решил госслужащих превратить в тайных агентов, а журналистов – сажать за решетку. Теперь все сведения о личности украинских чиновников и депутатов становятся тайными для народа. И если вдруг работники средств массовой информации захотят ОБНАРОДОВАТЬ подобные сведения, то любой представитель власти может посадить журналиста за решетку.

За семью печатями
Запрос в КСУ по поводу официального толкования отдельных положений Конституции, касающихся личной информации о должностных лицах, подали депутаты Жашковского районного совета Черкасской области. Что у них там в районе произошло или районные депутаты действовали по чьему-то наущению, мы не знаем, но теперь сведения о личной и семейной жизни всех должностных лиц на Украине будут скрыты за семью печатями.
Такая информация о чиновниках и депутатах признана конфиденциальной. За исключением сведений о людях, занимающих конкретную должность в органах государственной власти или местного самоуправления, связанной с их должностными или служебными полномочиями.
В секретную информацию о должностных лицах, по версии украинских судей, попали следующие данные:
•    национальность,
•    образование,
•    семейное положение,
•    религиозные убеждения,
•    состояние здоровья,
•    материальное положение, 
•    адрес,
•    место рождения,
•    место жительства,
•    данные о личных имущественных и неимущественных отношениях этого лица с другими лицами, в частности членами семьи,
•    сведения о событиях и явлениях, которые происходили или происходят в бытовой, интимной, товарищеской, профессиональной, деловой и других областях жизни.
Теперь эти данные о работниках органов государственной власти и местного самоуправления считаются конфиденциальными и не могут быть обнародованы без согласия этих самых работников. Без их согласия они могут распространяться только в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека. 
Не спорим, в этом списке тайн о государственных служащих есть информация, против конфиденциальности которой никто из граждан не будет возражать. Но этот перечень явно неоправданно преувеличен. Что, к примеру, секретного в сведениях об образовании чиновника или депутата? Почему они отнесены к категории конфиденциальных, когда в новом Законе Украины «О государственной службе» расписаны требования к уровню образования претендентов на государственную службу? Почему же народ должен пребывать в неведении по поводу образовательного уровня чиновников, обеспечивающих свой уровень жизни за счет государственного бюджета?
И значит, если теперь журналисты обнародуют информацию об очередном министре Звариче без диплома о высшем образовании, то не министра посадят на скамью подсудимых за ложные сведения, а журналиста – за правду?!
А почему, спрашивается, надо делать тайну из семейного положения чиновников? Между прочим, в уже вступившем в силу законе «Об основах предотвращения и противодействия коррупции» и в уже упоминавшемся законе «О государственной службе» указаны ограничения, связанные с принятием на государственную службу, и говорится, что «не могут быть избранными или назначенными на должность в государственном органе и его аппарате лица», которые в этом случае окажутся в непосредственном подчинении «у своих близких родственников или свояков»?
Эта норма вполне оправдана, но теперь если журналисты раскопают, что какой-то начальник принял на службу, вопреки закону, своего кума-свата-брата, и обнародуют такую информацию, то эти чиновники-родственники могут подать на журналистов в суд за разглашение информации об их личной жизни?

За решетку

Кстати, о суде. После решения КСУ журналистам, обнародовавшим какие-либо факты из личной жизни политиков без их на то согласия, грозит денежный штраф от 500 до 1000 необлагаемых налогом минимумов либо исправительные работы до двух лет, либо арест на срок от шести месяцев или лишение свободы до трех лет. Если такие же действия будут осуществлены журналистом повторно, ему грозит лишение свободы уже на срок до пяти лет.
Может, конечно, украинский суд будет самым гуманным в мире и не станет сажать работников пера за решетку, ограничившись штрафными санкциями, но штрафы также не маленькие. Сегодня эти сотни или тысяча необлагаемых налогом минимумов облегчат кошелек журналиста на сумму от тысячи долларов до более чем двух тысяч долларов. Это при том, что средняя зарплата журналиста на Украине далеко не дотягивает даже до тысячи этих самых долларов, в отличие от заработков чиновников и депутатов, которые будут подавать на них в суд.   
Да, конечно, журналисты смогут, защищаясь в судах, утверждать, что действовали в интересах национальной безопасности или прав человека, но как доказать эти самые интересы, если те же судьи, как показывает украинская практика, очень часто выносят решения не в пользу тех, кто прав, а тех, у кого больше прав?! Как говорится, ФЕМИДА ЛЯ КОМЕДИЯ.
Да, уж, украинская фемида – это еще та комедия! Вот как, например, те же судьи КСУ «засекретили» данные об имущественных отношениях чиновников и депутатов с членами их семьи, если такая норма не стыкуется с другой нормой Закона Украины «Об основах предотвращения и противодействия коррупции»?
В этом законе государственные служащие обязаны ежегодно подавать декларацию об имуществе, доходах, расходах и обязательствах финансового характера, а в их декларациях, как вы знаете, указываются аналогичные сведения и о членах их семей. Причем эти декларации подлежат преданию огласке в течение 30 дней со дня их представления ПУТЕМ ОПУБЛИКОВАНИЯ В ОФИЦИАЛЬНЫХ ПЕЧАТНЫХ ИЗДАНИЯХ соответствующих органов государственной власти и органов местного самоуправления. Редакторов этих изданий также будут судить за разглашение сведений о личной жизни госслужащих или все-таки не будут? 
В общем, вопросов после растолкования КСУ, на мой взгляд, стало еще больше, чем ответов.
А есть еще, между прочим, Закон Украины «О доступе к публичной информации». Его автор, народный депутат Елена Бондаренко, будучи в Симферополе, растолковывала журналистам нормативные положения нового документа. По ее словам, личная жизнь чиновников разглашению не подлежит. Исключением являются только те случаи, когда личная жизнь непосредственно влияет на работу государственного органа, в котором работает чиновник. «Если у какого-то человека есть любовница или у какой-то женщины любовник, пока это не влияет на их  работу, никого это волновать не должно, так как это конфиденциальная информация и его или ее личная жизнь. Другое дело, если кто-то позволил себе устроить любовницу в свой отдел работать. Извините, это, конечно, уже влияет на принятие решений, здесь вы уже от ответственности не отвертитесь», – приводила конкретные примеры Елена Бондаренко.
Но что значит – не отвертитесь? Кто в таком случае не отвертится, будет решать суд. И я не удивлюсь, если не отвертится как раз журналист, а вот чиновник, наоборот, отвертится.

Свобода слова с закрытым ртом



И уж совсем не понятно, как оказались под запретом «сведения о событиях и явлениях, которые происходили или происходят В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ И ДЕЛОВОЙ ЖИЗНИ» государственных служащих. Этот запрет не влазит ни в какие законодательные ворота! Получается, что нельзя упоминать не только сведения о личной жизни чиновников, но даже писать об их профессиональной деятельности!
Могу предположить, как теперь будут выглядеть журналистские статьи, касающиеся власть имущих. Например: «В городе N некто чиновник не справился со своими функциональными обязанностями». Прямо сказка какая-то получается, а не журналистика:
•    «За тридевять земель, в тридесятом государстве жил-был царевич. У него было три сестры: одна Марья-царевна, другая Ольга-царевна, третья Анна-царевна».
•    «В некотором царстве, в некотором государстве жил да был царь, и было у него три сына. Старшего звали Федором, среднего Василием, а младшего Иван-дурак».
Нет, пожалуй, про сестер и сыновей теперь нельзя. Это уже личная информация о семейном положении должностного лица. За нее можно и штраф схлопотать. А за Ивана-дурака – так, наверное, даже за решетку попасть, потому что это личная информация или о состоянии здоровья, или об образовании.  

P.S. Как теперь будут выглядеть государственные служащие, читатели,  а также сами журналисты и наши читатели, вы можете посмотреть на рисунках
«Крымское время», № 7 от 26 января 2012 г.




Комментариев нет:

Отправить комментарий