понедельник, 18 июня 2012 г.

Американский ученый: «Крым может стать курортом мирового класса»




Александр МАЩЕНКО,
 фото автора

Хуэй-Чин Чан — профессор Университета Иллинойса (Чикаго, США). У нас на Украине она работает в рамках международной программы академических обменов Фулбрайта. Как выглядит Крым со стороны? Что думают о нашем полуострове за океаном? Как улучшить имидж нашего региона? Об этом и о многом другом мы беседовали с американским профессором во время XI международной конференции «Межкультурные коммуникации», которая завершилась несколько дней назад в Алуште.


«ОСТРОВ КРЫМ» И ОСТРОВ ТАЙВАНЬ
— Как ученый я реализую здесь, на Украине, исследовательский проект, направленный на изучение языковой идентичности, — рассказывает Хуэй-Чин. — Меня интересует, как люди выражают себя через язык. Часть граждан Украины говорят по-украински, часть — по-русски. И меня интересует, как они используют язык для того, чтобы устанавливать «границы» между собой, чтобы демонстрировать, что они принадлежат к той или иной части страны. В этом смысле ситуация на Украине напоминает мне ситуацию, которая сложилась в Китае и на Тайване (Хуэй-Чин Чан выросла на Тайване — Авт.). Многие жители Тайваня предпочитают говорить на тайваньском языке, чтобы показать свое отличие от жителей континентального Китая. Однако реализация научного проекта — не единственная причина, которая привела меня на Украину. Я хочу ближе познакомиться с вашей культурой, узнать новых людей. Ну и, наконец, я просто люблю путешествовать. У вас очень красиво. Я была поражена крымским небом, облаками, морем. Я думаю, люди должны чувствовать себя здесь счастливыми.
Вы знаете, время от времени некоторые эксперты сравнивают Крым с Тайванем. Кстати говоря, много лет назад известный русский писатель Василий Аксенов написал роман «Остров Крым». В этой фантастической истории автор моделирует гипотетическую ситуацию — после окончания Гражданской войны в России Крым остается под властью белогвардейцев и становится процветающим демократическим государством, которое существует рядом с огромной Советской Россией. Мне кажется, эта ситуация похожа на ту, которая сложилась в Китае, где после окончания Гражданской войны Тайвань остался маленькой островной демократической страной рядом с огромным коммунистическим Китаем.
— Да, действительно, это немного похоже на историю Китая и Тайваня, хотя, конечно, есть и огромное количество отличий. Между прочим, я была удивлена тем, насколько некоторые крымские пейзажи похожи на пейзажи Тайваня. Можно сравнить и языковую ситуацию. Украина разделена на восточную и западную часть, где люди говорят на разных языках. Точно так же и на Тайване часть людей предпочитают говорить на тайваньском языке, чтобы идентифицировать себя иначе по сравнению с жителями материкового Китая. Кроме того, я хотела бы обратить внимание на похожесть взаимоотношений, с одной стороны, Украины и России, а с другой, Тайваня и Китая — Украина и Тайвань — это относительно небольшие демократические страны, которые находятся рядом с огромными тоталитарными государствами.
После краха СССР некоторые крымские политики и эксперты мечтали о превращении Крыма в самостоятельное независимое государство на манер Тайваня, однако в конце концов эта идея провалилась.
— Они мечтали о независимости Крыма от Украины?
Да, от Украины. Причем в девяностых годах прошлого века это была очень популярная идея.
— Действительно, я заметила, многие жители вашего полуострова говорят: «Я из Крыма», а не: «Я из Украины». Это очень интересный феномен.

В КРЫМУ НЕ ВИДНО ОПАСНОГО ПОТЕНЦИАЛА
— Это связано с тем, что Крым очень сильно отличается от остальной Украины. Большинство населения здесь считает себя русскими, они говорят по-русски и считают Россию своей исторической, культурной и духовной родиной.
— Да, мне часто говорят, что многие крымчане считают, что они стали украинцами случайно, в силу стечения исторических обстоятельств.
Это особенно касается старшего поколения, людей, которые выросли в Советском Союзе. Кстати говоря, я изучаю, как ведущие американские издания — «Нью-Йорк Таймс», «Вашингтон Пост», «Чикаго Трибьюн» и другие — описывают Крым. И, вы знаете, очень часто они рассматривают наш регион как потенциальную горячую точку. Это было особенно заметно после распада СССР и затем, в 2008 году, после войны между Россией и Грузией. Тогда многие у вас в Америке думали, что Крым может стать следующей горячей точкой на постсоветском пространстве. Как вы считаете, наш полуостров — это действительно опасный регион, регион, где может начаться война?
— Я, конечно, недостаточно хорошо знаю историю Крыма, но исходя из того, что я вижу здесь, это так не выглядит. Я не вижу здесь опасного потенциала враждебности. Наверное, какие-то политические события действительно могут запустить механизмы враждебности между людьми. Но, повторюсь, мое личное ощущение— сейчас я не вижу здесь никаких признаков опасности.
Скажите, пожалуйста, а что знает об Украине и Крыме среднестатистический американец? Знает ли он вообще о существовании этой страны, этого региона?
— Я тут не самый лучший пример среднестатистического американца. Я живу в Чикаго, где очень много выходцев из Восточной Европы. У нас в городе даже есть «украинская деревня», большинство жителей которой — этнические украинцы. Поэтому в Чикаго об Украине, конечно, знают. Что же касается жителей многих других регионов США, то, наверное, большинство из них знают об Украине лишь тот факт, что это часть бывшего СССР. Именно поэтому вы и должны развивать туризм — так о вашей стране узнает гораздо большее количество людей во всем мире. Вам не хватает пиара. Вот простой пример — пусть и не о Крыме. Я была в Польше, в Кракове, и на Украине, во Львове. Я думаю, Львов гораздо красивее, чем Краков. Я говорю об этом не потому, что я нахожусь сейчас здесь, на Украине, а потому что это действительно так. Львов больше, дешевле, там больше интересных достопримечательностей. Но за рубежом все знают о Кракове и очень мало людей знают о Львове. 

«СПАСАТЕЛЬНЫЙ КОМПЛЕКТ» ДЛЯ ИНОСТРАННОГО ТУРИСТА
— Крым — это главный украинский курорт. Наши власти пытаются превратить его в современный курорт не только для украинцев, россиян, представителей других постсоветских стран, но и для туристов из дальнего зарубежья. Как вы считаете, может ли наш регион быть интересным для американских и европейских туристов? И что мы должны сделать для того, чтобы к нам поехали иностранные туристы?
— О, я бы хотела поработать над этим проектом. Поверьте, Украина может создать много рабочих мест, развивая туризм. Я выставила несколько фотографий Крыма на своей странице в «Фэйсбуке». И мои друзья говорят: «О, Украина так красива!» На Западе до сих пор очень мало людей знают об Украине, в лучшем случае они помнят ее как часть бывшего СССР. Многие говорят: «Где это Украина? Это часть России?» Я считаю, что туризм — это очень важно. Это не только зарабатывание денег, не только экономическое развитие, это и культура, и узнавание других людей, через туризм люди из других стран узнают о вашем государстве, о вашем регионе. Крым совершенно правильно делает акцент на развитие туризма. Я убеждена в том, что у вашего полуострова есть потенциал для того, чтобы стать известным мировым курортом. Но, конечно, для этого предстоит многое сделать. Ваше правительство должно серьезно заниматься этой темой. Вы должны относиться к развитию туризма как к большому серьезному проекту, анализировать рынок, вам нужен пиар.
— Иными словами, нам нужна стратегия развития туризма?
— Совершенно верно. Или вот такой момент. Многие иностранцы боятся ехать на Украину, потому что у вас практически не говорят по-английски. Хотя, между прочим, я, например, смогла, не зная русского языка, самостоятельно съездить из Алушты в Судак и благополучно вернуться обратно. Правда, для этого мне понадобился «спасательный комплект». (Профессор показывает листок бумаги с несколькими русскоязычными фразами, написанными латиницей: «Я хочу купить билет на автобус до Судака на 7.50 утра». «Сколько стоит билет?» «Где отправляется автобус к Судаку?» «Когда именно отправляется этот автобус?» «Мне нужен билет до Алушты сегодня после обеда»). На самом деле страхи перед тем, что украинцы не знают английского языка, преувеличены.  
— На Украине стартовал чемпионат Европы по футболу. Перед его началом власти страны пытались научить нашу милицию говорить по-английски, но у них из этого ничего не получилось.
— Тем не менее, например, международный аэропорт в Киеве изменился в лучшую сторону. Два года назад там никто не говорил по-английски, а сейчас некоторые сотрудники уже способны объясняться по крайней мере на каком-то элементарном уровне. Кстати говоря, тут есть одна любопытная деталь. Во многом, вашим властям не удалось научить полицейских или таксистов говорить по-английски, потому что Украина — это демократия. А в авторитарном Китае, например, накануне пекинской олимпиады просто взяли и заставили всех выучить базовый английский. Они просто сказали людям: «Сделайте это!» И люди сделали это.
Такие крупные международные события как Чемпионат Европы по футболу — это всегда хорошая возможность для развития и для пиара страны. Правда, накануне Евро на Западе было очень много дискуссий об Украине, много слухов о том, что украинцы — расисты.
— Это неправда.
— Безусловно, это неправда. Конечно, расисты есть везде, но на Украине их очень мало. Я, честно говоря, даже не понимаю, почему эта дискуссия вообще началась.
Я думаю, это произошло по политическим причинам. Все началось со скандала из-за тюремного заключения Тимошенко, а потом западные СМИ просто начали собирать весь негатив об Украине, который могли найти.

"Крымское время"№60 (3133) от 14 июня 2012

Комментариев нет:

Отправить комментарий