понедельник, 11 июня 2012 г.

Не Брайтон, но очень по-английски! В Алупкинском дворце открылась экспозиция «Воронцовская кухня»


Марина ГУСАРОВА
Фото автора

Кажется, что за скромной боковой дверью здания Хозяйственного двора Воронцовского дворца — ничего интересного: наверное, там расположилось очередное служебное помещение. Наше замешательство нарушает появление Василия Порфирьевича — внушительного седобородого мужчины в белом фартуке и поварском колпаке.
— Давайте уж, фотографируйте скорее, — обращается повар к журналистам, — а то мне еще гостей встречать!
Фотографируем. А сами пытаемся хоть одним глазком заглянуть — что там  внутри? Вскоре гид удовлетворяет наше любопытство: «Операторы и фотокорреспонденты, заходите!».


Первое, во что упирается взгляд — огромный очаг. Сначала кажется, что это чудо, увешанное сверкающими медными сковородками, занимает чуть ли половину весьма внушительного помещения. При ближайшем рассмотрении понимаешь, что в те времена это было просто чудо техники — две топки, каминная решетка, духовка для выпечки хлеба, поверхность для приготовления пищи и даже полки для ее подогрева. Вмонтирован даже бак для нагрева воды — и современным плитам далеко до такого агрегата!
Перед очагом — роскошный стол. Наверное, за таким пировали дни напролет гиганты Гаргантюа и Пантагрюэль. Хотя, почему они — герои Рабле ведь жили во Франции, а мы, переместившись во времени и пространстве, оказались, скорее, в старой доброй Англии. И без смешения эпох тут тоже не обошлось. Хозяйственный двор, построенный в 1838—1844 годах, подобно дворцу, был выдержан в «тюдоровском» стиле — глубокий очаг, встроенный в стену, пол, вымощенный грубыми каменными плитами. Однако без более позднего, но не менее знаменитого викторианского стиля тоже не обошлось — обустроено помещение по типу кухни британского королевского дворца в Брайтоне, построенного в начале   XIX века архитектором Джоном Нэшем. 
Но вернемся к столу. Он буквально ломится от яств: утки, куропатки, роскошный осетр, кувшины с вином, фрукты… Возле очага — копченые и свежие свиные туши. Правда, даже самому расторопному и нахальному журналисту здесь поживиться нечем: перед нами — чучела и муляжи. Но все равно красиво!

Не стоит думать, что  возникло все это волшебство в мгновение ока. Новую экспозицию «Воронцовская кухня» сотрудники Алупкинского дворца-музея буквально по крупицам собирали долгих десять лет. Но результат впечатляет! Тем более, что рядом с муляжами — подлинные раритеты — в том самом первом зале выставлена посуда и кухонная мебель и утварь XIX века. Часть медной посуды — старинная, которая принадлежала еще третьему поколению Воронцовых, Воронцовым-Дашковым. В буфете — тарелки середины XIX века немецкого и английского производства. А вот и посуда из собрания Воронцовых — высокие кувшины для воды с гербами владельцев и четырехгранная салатница.

Во втором зале — буфетной — экспонируется кухонная мебель, посуда, самовары, два из которых изготовлены на тульских заводах Баташева и братьев Шемариных. Но самый любопытный экспонат — кухонная раковина, сохранившаяся с тех самых далеких времен.


Идем дальше, в кладовую. Вязанки чеснока и лука, мешки с капустой, морковью, картошкой (конечно, не настоящими), потемневшие от времени бочонки для вина, открытый старинный сундук, на котором разложены полотенца с причудливой вышивкой. Так и тянет процитировать персонажа из рассказов Зощенко: «Ну, жили люди!».
Как пояснили нам организаторы, в экспозиции общей площадью более ста квадратных метров представлено более двухсот экспонатов, которые помогут посетителям погрузиться в атмосферу того времени. Подспорьем станут  и все чаще внедряемые в крымских музеях интерактивные технологии.

— Здесь экскурсовод не предусмотрен, — поясняет директор Алупкинского дворцово-паркового музея-заповедника Александр Балинченко. — Для того, чтобы человек получил полное представление, существует аудио-информационное средство и видеовизуализация, которую можно запрограммировать на любом из четырех указанных здесь языков.

 

Впрочем, погружение  в атмосферу двухвековой давности  началось уже во дворе. Музыканты в пудреных париках — ни дать, ни взять, крепостной оркестр! — очаровательные дамы в шляпках и кринолинах… И, конечно, подарок «на посошок» — испеченный по старинному рецепту «Воронцовский пряник», больше напоминающий крендель. Он, по уверению Александра Балинченко, сохраняет свежесть как минимум неделю и, врученный посетителям, станет для гостей Крыма оригинальным сувениром. Тут же пробуем историю «на зуб» — неплохо, хотя твердовато немного по сравнению с современными булочками, сделанными почти что из воздуха. Но и  времена тогда были серьезные, основательные — не то, что сейчас. Да, жили люди… 

На память о «Воронцовской кухне» у нас остался пряный вкус кренделька, масса впечатлений и фото. Впрочем, надолго прощаться с Алупкинским дворцом не стоит. Как заверили нас сотрудники музея, в ближайшей перспективе одного из самых посещаемых культурно-исторических объектов Крыма — новые проекты: экспозиция «Квартира дворецкого», праздник «Южная ночь», и День вина. 











































"КВ" №  57 от 7 июня 2012 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий