пятница, 15 февраля 2013 г.

Рупор меджлиса продолжает реабилитировать нацистских пособников



Лидер незаконной организации меджлис Мустафа Джемилев (слева) с коллаборационистом, носившем в годы войны форму нацистского офицера, Дженгизом Дагджи

Наталья КИСЕЛЁВА

«Голос Крыма» продолжает реабилитировать нацистских пособников. За офицером немецкой армии Дженгизом Дагджи, которому незаконная организация меджлис устроила пышные похороны в 2011 году, последовал ещё один коллаборант Мемет Севдияр.

До войны
«Мемет Муедин (Севдияр) родился 15 января 1913 года в г. Акмесджиде (Симферополе)…» С этих слов автор публикации начинает биографию Мемета Севдияра, ничуть не смущаясь, что на карте Крыма в 1913 г. не было никакого Акмесджида. Далее по тексту правда также соседствует с вымыслом, подаваемым под выгодным соусом.
Например, страшный голод в Крыму в 1921–1923 гг. автор называет инспирированным исключительно против крымских татар, как будто голодная смерть интересовалась национальностью умирающих.
Да и в монографии братьев ЗАРУБИНЫХ «Без победителей», которую так любят цитировать без ссылок на её авторов печатные рупоры меджлиса, чётко указано, что голод унёс жизни десятков тысяч крымчан разной национальности: «Первой наступление голода почувствовала цыганская беднота, перебивавшаяся случайными заработками. Затем настала очередь татарских крестьян, имевших минимальные земельные участки и проживавших в основной массе в Горном Крыму, почти не ведших зернового хозяйства… Голод быстро охватывает города и степную часть Крыма с его многонациональным населением… В числе особо потерпевших оказалась интеллигенция».
И, следует отметить, что распространение голода именно среди татар Крыма заставило большевиков наконец-то отреагировать на эту трагедию. «Голод нанёс сильнейший удар по крымскотатарскому населению. Это вызвало тревогу в союзном наркомате по делам национальностей. Его представитель прямо заявил о необходимости предотвратить «гибель целой нации», — свидетельствуют документы, которыми оперируют авторы книги «Без победителей».
Но автор статьи в «Голосе Крыма» не замечает не только исторических опровержений, но и несоответствий в своём собственном тексте. Так, например, он пишет, что Мемет пошёл в крымскотатарскую школу, где «на больших переменах школьникам выдавали скудные детские пайки, которые многих спасли от голодной смерти». Спрашивается, зачем же советская власть, якобы задумавшая уморить голодом в Крыму исключительно татар, выдавала пайки в крымскотатарской школе?
Странным образом в газете «Голос Крыма», в зависимости от поставленной цели,  меняется и биография членов семьи Муединовых. Так, в этой статье семья Мемета уезжает из города в село, спасаясь от голода, а пять лет тому назад в этой же газете родной брат Мемета — Рустем в интервью утверждал, что их отец с семьёй уехал из Симферополя, скрываясь от ареста из-за членства в антисоветской партии «Милли Фирка», замешанной в расстреле правительства Таврической советской социалистической республики. 



Во время войны и после
Странные биографические метаморфозы происходят с Меметом Севдияром во время войны. Вернее, метаморфозы происходят не в его биографии, а в её интерпретации автором «Голоса Крыма».
До войны Мемет возглавлял отдел культуры и литературы Крымского государственного радиокомитета. На фронт ушёл добровольцем, но осенью 1941-го на Перекопе попал в плен. (Не будем углубляться в известную историю массового дезертирства.)
Пленных собрали в концлагере «Картофельный городок» под Симферополем, откуда Мемету удалось сбежать. (Напомним нашим читателям, что в период оккупации через этот лагерь прошли более 140 тыс. советских военных и мирных граждан. Здесь была настоящая машина смерти, где ежедневно умирали до 500 человек, но отдельным этносам нацисты делали исключение, отпуская из лагеря.)  
Далее судьба проявила невиданную благосклонность к якобы сбежавшему из концлагеря из-под носа оккупантов пленному, потому что эти самые оккупанты взяли его на работу в созданную ими газету «Азат Кърым» («Свободный Крым»), издававшуюся в период оккупации на крымскотатарском языке и публиковавшую пронацистские, антисоветские и антисемитские материалы (см. цитаты). Среди руководителей этого органа нацистской пропаганды числится и Мемет Муединов, возглавивший редакцию в декабре 1943 г., а до этого работавший в газете, печатавший свои материалы и, по мемуарам Нури Халилова, исполнявший обязанности корректора.
Кстати, автор статьи о Севдияре в «Голосе Крыма» то ли по незнанию, то ли намеренно упустил шанс сделать из «своего героя» ещё и партизанского помощника. Краткое упоминание об этом есть в книге Андрея МАЛЬГИНА «Партизанское движение Крыма и «татарский вопрос» (1941–1944)», где говорится, что уже перед самым освобождением Крыма партизанам удалось завербовать редактора газеты «Азат Кърым» Мемета Муединова.
Не знаем, насколько завербованный был полезен крымским партизанам, но накануне освобождения полуострова нацистские пособники, верой и правдой прослужившие рейху почти весь период оккупации Крыма, стали уходить в лес десятками. Так, известнейший крымский исследователь коллаборационизма Олег РОМАНЬКО в книге «Немецкая оккупационная политика на территории Крыма и национальный вопрос (1941–1944)» пишет, что в конце 1943 г. начался приток крымских татар в партизанские отряды. В декабре туда пришли «406 человек, причём 219 из них служили до этого в различных частях «вспомогательной полиции порядка». А на 15 января 1944 г. среди крымских партизан было уже 598 татар».
Что же касается Севдияра, то в своих мемуарах Халилов пишет, что 15 марта 1944 г. его послали к нему партизаны узнать, как будут эвакуироваться немцы. «Пришёл Мемет Севдияр, такой пухленький, бурка на нём, красиво одет», — описывает встречу Халилов, предложивший соплеменнику выдать справку о содействии партизанам.
Но, видимо, Мемет реально оценивал свой вклад, решив, что на чаше весов его сотрудничество с оккупантами явно перевесит. Предложенную справку он не взял, никаких сведений об эвакуации немцев не сообщил и сам через месяц эвакуировался из Крыма с тысячами коллаборантов сначала в Румынию, затем в Германию и Италию, спасаясь, как пишет автор статьи в «Голосе Крыма», «от преследования как нацистов, так и сталинистов».
Ну, если со сталинистами всё понятно, то рассказ об эвакуации вместе с нацистами как бегстве от преследования этими самыми нацистами просто умиляет своим мифотворчеством
В конце 40-х Мемет Севдияр уехал в Турцию, в 1961-м — в США, где и умер в 1999-м в 86-летнем возрасте.

Продолжение следует
Сегодня рупор меджлиса пропагандирует Мемета Севдияра как поэта и публициста, старательно избегая его коллаборантского прошлого. Ничуть не удивимся, если в честь столетия со дня его рождения развернётся широкая пропагандаская работа по реабилитации нацистского пособника, как это было с Дженгизом Дагджи, которого меджлис сначала с почестями похоронил в крымской земле, а теперь ещё собирается сделать музей в честь коллаборанта, носившего нацистские погоны офицера.
Дагджи тоже пропагандируют как писателя, замалчивая его карьеру в нацистской армии и литературное творчество, о котором Юнус Кандым написал следующие строки (орфография автора сохранена): «Ведь трагические события, обрушившиеся на головы крымских татар в течение более чем 200 лет, до сих пор довлеют над нами, дают свои плоды. Плоды, которые ускоряют деградацию крымских татар, ускоряют процесс превращения крымских татар в Крыму в русскоязычную биомассу, выхолащивая национальное самосознание, ускоряют манкуртизацию крымских татар. И чтобы остановить этот бешенный поток, уносящий крымских татар в бездну истории, Дженгиз Дагджи своими произведениями ставит свой камень, чтоб хоть как-то преградить путь исчезновению».

С такими темпами реабилитации коллаборантов в скором времени у нас может появиться уже целый музейный комплекс в честь нацистских пособников.

И ЭТО В КРЫМУ, ЗА КОТОРЫЙ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ ОТДАЛ СВОЮ ЖИЗНЬ КАЖДЫЙ ДЕСЯТЫЙ СОЛДАТ СОВЕТСКОЙ АРМИИ.    


О ЧЁМ ПИСАЛА ГАЗЕТА «АЗАТ КЪРЫМ»

«Вот только некоторые выдержки из газеты «Азат Крым» («Освобожденный Крым»), которая издавалась на крымскотатарском языке в оккупированном фашистами Крыму с 1942 по 1944 гг.:
·        10.02.1942 г. «…при Хан-Джами избрали свой мусульманский комитет..., этому комитету поручили организовать добровольческие отряды, согласные рука об руку с немцами бороться против партизан» (Хан-Джами — ханская мечеть в Бахчисарае).
·        03.03.1942 г. «После того как наши братья-немцы перешли исторический ров у ворот Перекопа, для народов Крыма взошло великое солнце свободы и счастья».
·        10.03.1942 г. Алушта. На собрании, устроенном мусульманским комитетом «мусульмане выразили свою благодарность Великому Фюреру Адольфу Гитлеру-эфенди за дарованную им мусульманскому народу свободную жизнь. Затем устроили богослужение за сохранение жизни и здоровья на многие лета Адольфу Гитлеру-эфенди».
·        В этом же номере: «Великому Гитлеру — освободителю вcex народов и религий!» 2 тыс. татар дер. Коккозы (ныне с. Соколиное Бахчисарайского района) и окрестностей «собрались для молебна... в честь германских воинов. Немецким мученикам войны мы сотворили молитву... Весь татарский народ ежеминутно молится и просит Аллаха о даровании немцам победы над всем миром. О, великий вождь, мы говорим Вам от всей души, от всего нашего существа, верьте нам! Мы, татары, даём слово бороться со стадом евреев и большевиков вместе с германскими воинами в одном ряду!... Да благодарит тебя Господь, наш великий господин Гитлер!»
·        20.03.1942 г. Совместно со славными братьями-немцами, подоспевшими, чтобы освободить мир Востока, мы, крымские татары, заявляем всему миру, что мы не забыли торжественных обещаний Черчилля в Вашингтоне, его стремления возродить жидовскую власть в Палестине, его желания уничтожить Турцию, захватить Стамбул и Дарданеллы, поднять восстание в Турции и Афганистане и т. д. и т. п. Восток ждёт своего освободителя не от солгавшихся демократов и аферистов, а от национал-социалистической партии и от освободителя Адольфа Гитлера. Мы дали клятву идти на жертвы за такую священную и блестящую задачу».
·        10.04.1942 г. Из послания А. Гитлеру, принятого на молебне более 500 мусульман г. Карасубазара.

«Наш освободитель! Мы только благодаря Вам, Вашей по мощи и благодаря смелости и самоотверженности Ваших войск, сумели открыть свои молитвенные дома и совершать в них молебны. Теперь нет и не может быть такой силы, которая отделила бы нас от немецкого народа и от Вас. Татарский народ поклялся и дал слово, записавшись добровольцами в ряды немецких войск, рука об руку с Вашими войсками бороться против врага до последней капли крови. Ваша победа — это победа всего мусульманского мира. Молимся Богу за здоровье Ваших войск и просим Бога дать Вам, великому освободителю народов, долгие годы жизни. Вы теперь есть освободитель, рука мусульманского мира — газы Адольф Гитлер».
В этом же номере. «Освободителю угнетенных народов, сыну германского народа Адольфу Гитлеру. 
Мы, мусульмане, с приходом в Крым доблестных сынов Великой Германии с Вашего благословения и в память долголетней дружбы стали плечом к плечу с германским народом, взяли в руки оружие и начали до последней капли крови сражаться за выдвинутые Вами великие общечеловеческие идеи — уничтожение красной жидовско-большевистской чумы до конца и без остатка.
Наши предки пришли с Востока, и мы ждали освобождения оттуда, сегодня же мы являемся свидетелями того, что освобождение нам идёт с запада. Может быть, первый и единственный раз в истории случилось так, что солнце свободы взошло с запада. Это солнце — Вы, наш великий друг и вождь, со своим могучим германским народом.
Президиум Мусульманского Комитета».


(из книги «Национальная политика в России: история и современность», 1997 г.)

«Крымское время», № 13 от 7 февраля 2013 г.
  

1 комментарий:

  1. Правозащитник требует привлечь редактора меджлисовской газеты «Голос Крыма»
    к уголовной ответственности за пропаганду культа насилия и жестокости.
    http://poluostrov1.livejournal.com/577153.html

    ОтветитьУдалить