четверг, 28 февраля 2013 г.

Виталий Павлов о «Фитиле», «Евгении Онегине» и товарище Сталине



Марина ГУСАРОВА
Фото автора

...Зал то взрывался смехом, то замирал, ловя каждое слово стоявшего на импровизированной сцене.  За окном уже давно стемнело, а расходиться не хотелось никому.  Но в дверях уже теснились люди далеко не студенческого возраста. Вот так — естественно и непринужденно — мастер-класс для будущих режиссеров  в Крымском университете культуры, искусств и туризма плавно перешел во встречу с некогда крымчанином, а ныне — москвичом —  известным писателем, режиссером и сценаристом Виталием Павловым.

Виталий Викторович в Крыму — частый гость. Несколько лет назад  в Русском культурном центре  любители кино смогли увидеть полнометражный фильм Павлова «Жизнь налаживается»  и побеседовать с   его создателем. И вот режиссер снова в родном Симферополе — тут он окончил Крымский мединститут, «лабал» в ресторане, играл в футбол…
Чего он хочет, он понял не сразу. Зато понял — чего не хочет.
— Я понял, что не хочу быть врачом,  — признается Павлов. — И ни разу не пожалел об этом.   То, что происходит сегодня в медицине, ужасно.  Когда я учился,  врачи были людьми, сейчас же речь идет только о деньгах, человека перед собой они просто не видят.  Мой последний сериал «Маша в законе» — о реально существующей клинике, где больным намеренно ставили страшные несуществующие диагнозы.   Ее сейчас закрыли — но таких клиник много, и это пугает.  Понял  я и то, что играть в ресторане тоже не хочу. И поехал поступать в Москву. Окончил Высшие курсы режиссеров и сценаристов,  и стал писать пьесы… 

Одна из пьес Павлова  — «Русская рулетка» — ставилась и в Крыму. Могли крымчане наблюдать творческий рост своего земляка  и по работам в некогда знаменитом киножурнале «Фитиль». Перестройка, развал Союза и появление «новых русских» — именно это непростое время отразил в своих мини-сериях Виталий Викторович.
 Когда я увидел,  что наворотил, сам удивился — как это мне в голову пришло? — смеется  Павлов.
С тех пор он «наворотил» еще много чего.  И сценарии документальных фильмов:   за один из них  — «Светлана Сталина. Побег из семьи»  был выдвинут на премию «Тэффи». И мини-сериалы, самый известный из которых, пожалуй, «Галина» — о советской «принцессе»  Галине Брежневой.
— Мои сериалы очень успешны, зритель их любит, — без ложной скромности признается Виталий Павлов.    И, прежде всего, потому, что  над ними работала команда настоящих профессионалов.   Это и великолепный оператор Николай Немоляев, и актрисы Людмила Нильская, Ирина Пегова…  Вообще, у меня и в кино, и в театре есть целая обойма актеров, с которыми я работаю очень давно —   Алексей Петренко,  Ирина Скобцева,  Елена Яковлева,  Андрей Руденский,  Василий Бочкарев, Игорь Бочкин, Ирина Розанова, Армен Джигарханян… Увы, мало осталось сегодня «живых», настоящих  театров. К примеру, поставил недавно режиссер из Литвы в театре имени Вахтангова пушкинского «Евгения Онегина». Он добрался до Пушкина и просто уничтожил его на глазах у всех. Чего стоило только ироничное прочтение письма Татьяны! Зная отношение к России в Литве, я уверен:  режиссер сделал это намеренно. Причем, публика, пришедшая на спектакль, это издевательство проглотила и даже не подавилась.  Это позор! А одна актриса с грустью сказала мне: «Вы еще не видели «Дядю Ваню»…».
Наконец, зашел разговор и о документальном кино.
 Снимая документальный фильм, надо твердо понять — зачем ты это делаешь, — считает Павлов. —  Для того, чтобы в очередной раз пересказать исторические факты?  Нет, необходимо  показать что-то новое — неизвестные подробности, необычный ракурс. Помню, снимали мы в городе Спас-Клепики, где учился Есенин. Меня поразило, что местная школа была в то время настоящим очагом культуры —  там проводили вечера, музицировали. Это был  купеческий город со своими традициями. А сейчас?  А сейчас я должен был снять фильм, чтобы люди приезжали в эти Спас-Клепики. Но мне очень хотелось сказать: люди, не приезжайте сюда — дороги разбиты, везде грязь, пьянь… Ужас!
— А есть ли такой исторический персонаж, о котором Вы сегодня с удовольствием бы сняли документальное кино?
— Сталин.  О нем и сегодня есть что сказать. Вот, есть люди, которые лет двадцать страной правили,  но сказать о них нечего. А о нем — есть.   К примеру, делят послевоенную Европу, решают, куда Львов девать. Американцы говорят: «Львов никогда не был русским!».  Сталин отвечает: «А Варшава была!» И это не байки — таких примеров тысячи. Вот еще один. Умерла  Светлана Аллилуева, а какой-то студент пишет в газету по поводу популярного тогда разведения кроликов: «Бедные кролики, им невдомек, что у Сталина такое горе, они  спокойно едят и плодятся». Сталин, увидев это письмо, пишет Кирову: «Найди этого студента, видно у парня что-то не так в жизни. Только не поручай это чекистам, они парня загубят. Иосиф».    И таких  историй из жизни сотни!    Вспоминаю также свою работу над фильмом «Галина». Конечно, там много вымысла, но в ходе работы над картиной я встречался со многими людьми, лично знавшими Галину Брежневу. И никто не сказал о ней ни одного  плохого слова!
— Что вы думаете о современном западном кино? — напоследок спросили участники встречи у режиссера.
— Скажу только одно: сегодня в Америке по отношению  к кино запрещено  употреблять слово «искусство». Это  чистый бизнес, и показатель успешности фильма один: ходят люди или не ходят.  А что касается признания на Западе наших фильмов или пьес, то тут  просматривается четкая закономерность: как только какие-либо пьеса или фильм «плюют» в сторону России — на Западе они тут же становятся востребованными. Но, как вы сами понимаете, к искусству это не имеет никакого отношения… 
  
"КВ" № 22 от 28 февраля  2013 года


1 комментарий:

  1. Желаю режиссеру новых интересных фильмов!)Спасибо за интересный материал!)

    ОтветитьУдалить