четверг, 18 апреля 2013 г.

Юрий Хаджинов: «Наш театр давно доказал свое право на лидерство!»



Марина ГУСАРОВА
Фото Виталия ПАРУБОВА

Сегодня режиссеру Крымского академического русского драматического театра им. Горького, главному режиссеру ТЮЗА, Юрию Хаджинову — пятьдесят. Накануне мы встретились с юбиляром, чтобы поговорить о жизни, творчестве и, конечно, о театре, в котором Юрий Викторович и его супруга, главный балетмейстер театра Ольга Чехова, работают уже девятнадцать лет.

«Надо было либо идти на войну, либо заниматься искусством»

Поздравив нашего собеседника с предстоящим юбилеем, мы поинтересовались — есть у него ощущение осознания некой знаковости, торжественности этого момента.
— Никакого осознания нет, — откровенно признался Хаджинов. — Пока не понял, что это такое и, видимо, не пойму. Пятьдесят — странная дата, юбилей в пору творческой молодости…

— Расскажите, как вы пришли в театр, в профессию? Театр — это у вас семейное?
Нет, мои родители — люди, далекие от театра. Сам я из Днепропетровска — оттуда в 17 лет и уехал поступать в Киевский театральный институт им. Карпенко-Карого. Тогда, в 1980-м году, из-за московской Олимпиады вступительные экзамены в вузах перенесли на август. Но отступать мне было некуда — дома меня ждала повестка в Афганистан: надо было либо идти на войну, либо заниматься искусством.

— Вы поступали на актерский факультет?
— Сначала — да. Учился у знаменитого режиссера, худрука киевского театра русской драмы им. Леси Украинки Михаила Резниковича. Именно Михаил Юрьевич, когда я уже выпускался, сказал, что мне неплохо было бы заняться режиссурой.

— И вы сразу продолжили образование?
— Нет, после института я пошел в армию — служил во внутренних войсках, как и многие ребята с нашего курса. А заканчивал службу в ансамбле внутренних войск. В мае мы должны были демобилизоваться, а 26 апреля произошел взрыв на Чернобыльской АЭС. Тех ребят, которые служили с нами вместе, направили туда буквально через два часа после катастрофы. А мы поехали в Чернобыль пятого мая с концертами и пробыли там целый день. Помню, как мимо нас в направлении АЭС шли бесконечные вереницы машин с цементом... Так что приключений за время армейской службы хватило.
Когда я вернулся из армии, хотел пойти к Резниковичу на режиссуру — он сказал, что возьмет меня сразу на третий курс. Но сложилось так, что Михаил Юрьевич был вынужден уехать из Киева. Поэтому премудрости режиссуры я постигал в ассистентуре у Ирины Александровны Молостовой, прекрасного специалиста.

— А как вы попали в Симферополь?
— Вышло так, что по семейным обстоятельствам я уехал из Киева. Вернулся домой и поступил на работу в Днепропетровское театральное училище, где мне сразу доверили руководить курсом. Работал я также и в Днепропетровском ТЮЗе, в русском театре им. Горького.
Мы сделали 12 дипломных спектаклей на украинском и русском языках, три из них поставил я. Мы с супругой Ольгой Чеховой подготовили с актерами двухчасовую танцевальную программу — там были и сценические бои, и многое другое. Фрагменты этих спектаклей, где были заняты наши выпускники, мы показывали, когда в училище приехали «покупатели» из театров Украины — Львова, Николаева и Симферополя. Из Симферополя приехала Лариса Терентьевна Бойко, увидела, что мы сделали, и пригласила моих студентов — Анатолий Григорьевич Новиков дал на это «добро». А ребята мои в Симферополе так лихо продемонстрировали на Новой сцене приемы сценического фехтования, что даже немножко испугали здесь всех! В итоге Анатолий Григорьевич потребовал, чтобы пригласили того, кто с этими студентами работал. В декабре 1993 года я посетил Симферополь, познакомился с Анатолием Новиковым — и он предложил мне здесь работать. А когда узнал, что моя супруга — балетмейстер с московским образованием, потребовал, чтобы и она немедленно приехала — он хотел создавать при театре балетную группу. Вот так хорошо все совпало! И уже 19 лет — с марта 1994 года — я работаю в этом театре. За это время поставил пятьдесят один спектакль. А начинал главным режиссером ТЮЗа — в то время он располагался в ныне закрытом филиале на площади Советской, а сейчас продолжает работу на Новой сцене.


«Режиссер — хозяин спектакля. Он отвечает за все»

— Вы поставили пятьдесят один спектакль. А сколько ролей сыграли?
— Крупных ролей у меня мало. Больше эпизодов. Я очень люблю эпизодические роли — мне, как режиссеру, всегда интересно найти некое зерно и это зерно выразить в малом количестве слов и в ограниченное время пребывания на сцене. А вообще я не склонен отбирать хлеб у артистов, и считаю, что актер всегда сыграет лучше, чем любой режиссер. В своих спектаклях я практически никогда не играю. В спектаклях других режиссеров — по необходимости. К примеру у Анатолия Новикова в эпизодической роли грека Дымбы в спектакле «Ох! Эти свадьбы!». Кстати, если я занят в спектакле у другого режиссера, то твердо придерживаюсь принципа: здесь я актер, а не режиссер. 

— К чему больше тяготеете — пьесам камерным или более масштабным?
— Выбор пьесы зависит не столько от желания режиссера, сколько от возможностей театра. Можно взять пьесу, замыслить постановку, но, если у тебя не будет артистов, которые все смогут сделать на достойном уровне, браться за это не стоит. Что касается жанра, то я не чувствую, что какой-то жанр у меня получается лучше, какой-то — хуже. Первой полноценной пьесой, которую я поставил здесь, была трагедия «Кровавая свадьба» Гарсиа Лорки — пьеса очень сложная, философская. Что касается комедий, то в этом театре они имеют некий кассовый привкус — потому к ним, конечно, надо обращаться, и они должны быть разными. За последнее время у нас вышло очень много комедий разного уровня и качества, и все они посещаемы. Три поставил я — одна из них, «Брачный контракт», настолько пользуется зрительским спросом, что ее перенесли на Основную сцену — мы уже пятьдесят раз ее сыграли! Новая моя работа на Основной сцене — «Как ты сюда попала?» — тоже очень востребована. А до этого был еще один очень интересный спектакль — «Запоздалые раскаяния» — над ним мы с Анатолием Григорьевичем серьезно работали, и он очень помог мне. Сама пьеса — «Сеанс одновременной любви» была написана в комедийно-саркастическом ключе. А вот спектакль получился серьезный. Для этого пришлось переписывать всю пьесу — биографии героев, сам стиль.

— Признайтесь, Новиков строгий критик?
— Он правдивый критик. И именно за это я его люблю. Он не расшаркивается, не пытается сгладить углы — и, если ты, что называется, «попал», обязательно скажет правду. Когда надо, он меня хвалит, но ругает больше. И это правильно! Последнее время я часто бываю с ним не только на репетициях, на сцене, но и хожу по цехам, смотрю, как он работает там, общается с людьми. Анатолий Григорьевич сразу меня приучил: режиссер — хозяин спектакля, он отвечает за все. Иначе просто ничего не получится. И, когда у меня спрашивают, какой я режиссер, всегда говорю: приходите на спектакль — сами все увидите.


« У нас в доме командует жена — и мне это нравится!»

— У вас театральная семья. Влияет ли театральная жизнь на жизнь семейную?
— С моей супругой Ольгой Борисовной мы встретились в Днепропетровске и с тех пор вместе. Мы давно определились: в моем спектакле хозяин я, там я командую, а дома командует она. Я придерживаюсь такой точки зрения: мужчина — капитан корабля, а корабль должен находиться на ладони у женщины. Многое в моей жизни — в творческом, карьерном, личностном плане — состоялось только благодаря Ольге Борисовне. Она очень справедливая, добрая, на нее можно положиться и многое положить — донесет до конца, не бросит, не предаст. Она главная однозначно — и мне это нравится.

— Находится ли в вашей жизни место увлечениям?
— Я всю жизнь занимаюсь спортом. А в понедельник — наш выходной — мы обязательно стараемся уехать куда-нибудь поближе к морю — в Симеиз, Ялту, Алушту, Коктебель… Любим чтение, домашний уют, семейные обеды, любим общаться с детьми, которые уже живут отдельно.

«Настоящее искусство должно и оплачиваться достойно»

— И напоследок — о ваших творческих планах…
— Сейчас репетируем на Основной сцене «Бешеные деньги» Островского. Очень правдивая пьеса, очень современная. В спектакле занят сильный состав: наша «тяжелая артиллерия» — Светлана Кучеренко, Валерия Милиенко, Валерий Юрченко; Игорь Бондзик — у него очень интересная роль, и зритель увидит его в новом качестве — он уже сейчас на репетициях играет блестяще! Играют и молодые актеры — к примеру, Антон Навроцкий, который в последнее время очень вырос, выпускница нашей школы-студии Нина Станиславская… Думаю, премьера выйдет уже в начале нового театрального сезона. Есть у нас с Ольгой еще одна задумка — очень хочется поставить драматический спектакль, где был бы балет, танцы.

— Чем стал за это годы для вас Крым и театр имени Горького?
— В девяностые годы театр Новикова был брендом, одним из лучших театров не только Украины, но и Советского Союза. Это и сегодня серьезный театр с очень профессиональными артистами и ответственным отношением к работе. Увы, сейчас работать стало сложнее — по причинам, которые от нас, увы, не зависят. Власти почему-то забывают, что настоящее искусство должно и оплачиваться достойно. Тем более, что наш театр давно доказал свое право на лидерство, его не надо сравнивать с другими, это самодостаточное явление. Конечно, я понимаю, что у нас искусство финансируется по остаточному принципу, но, думаю, что к нашему театру в Крыму все же должно быть особое отношение, его нужно сохранить, сберечь. Я никогда не жалел о том, что пришел в этот театр, и очень хочу, чтобы он успешно работал еще много-много лет! 

"КВ" № 42 от 18 апреля 2013 г.




Комментариев нет:

Отправить комментарий