пятница, 5 апреля 2013 г.

ОЧЕРЕДНЫЕ ФАЛЬШИВКИ ОБ ИСТОРИИ ОТ ИСТОРИКОВ Как Крымский политический диалог превратили в монолог




В советские времена существовал запрет, связанный с крымскими татарами, на официальное упоминание массового коллаборационизма

Наталья КИСЕЛЁВА

Пусть простят меня историки, не занимающиеся фальсификацией истории, за такой заголовок. Речь здесь пойдёт не о них, а об участниках Крымского политического диалога (КПД), финансируемого Министерством иностранных дел Финляндии, которые собираются переписать историю Крыма. Новый проект КПД называется «Диалог историков». В рамках этого диалога, как сообщил информагентству Reeana Андрей Иванец, планируется написание академического спецкурса по крымской истории, а также выработка «некоего программного документа, обозначающего этические и научные рамки для профессионалов, занимающихся крымской историей».


РАМОЧНАЯ ИСТОРИЯ
Вообще-то единственными рамками для специалистов в любой области науки, в том числе и в истории, могут быть только методы исследования, профессионализм и в данном случае – историческая истина. Только вот истиной в этом диалоге пока что не пахнет. Да и диалог больше похож на монолог сторонников одной точки зрения.
Так, например, единственными представителями СМИ, приглашёнными на проведённую КаПэДистами конференцию, оказались журналисты крымскотатарского телеканала АТР. В его новостном сюжете об этом событии говорится, что участники обсуждали вопрос геноцида крымских татар во время депортации, а в ближайшем будущем намерены обсудить спорные вопросы в истории Крыма в период Великой Отечественной войны и аннексии полуострова Россией.
Вот вам и весь диалог, который сведётся, судя по всему, к отрицанию массового коллаборационизма со стороны крымских татар во время оккупации полуострова нацистами, а вот геноцид во время депортации был. Согласитесь, что в таком ракурсе диалог превращается в монолог, в котором «научными рамками» выступает диктат одной точки зрения, причём не имеющей отношения к реальной истории. 
Накануне конференции, на которую сторонники «диалога историков» почему-то не пригласили журналистов, её инициаторы выступали на одном из крымских телеканалов. Спросите, каком? Ну, конечно же на избранном для приглашения на конференцию крымскотатарском АТР. Об этой программе можно было бы и не писать, если бы её участники не показали своё ИСТОРИЧЕСКОЕ НЕВЕЖЕСТВО во всей красе. Напомним, что именно они и собираются загонять настоящих историков в «этические и научные рамки».
Соблюдая эти самые «этические рамки», мы не будем называть фамилии гостей программы Лили Буджуровой, а только опровергнем с фактами в руках прозвучавшие из их уст утверждения, не соответствующие действительности и свидетельствующие либо о невежестве таких «историков», либо о сознательной лжи.

ЗАПРЕТ НА ИСТОРИЮ, КОТОРОГО НЕ БЫЛО
Итак, список исторической лжи, которой потчевали телезрителей участники «Диалога историков»:
·        В советский период после выселение крымских татар на крымскотатарскую историю было наложено табу;
·        Крымских татар не упоминали в числе народов СССР;
·        Крымскотатарские имена находились под запретом;
·        Крымских татар не принимали в высшие учебные заведения.  
Начнём с крымскотатарской истории, на которую якобы было наложено табу. Не знаю, где учили этих «специалистов», и какие книги они читали, но при желании они могли бы зайти в любую библиотеку и ознакомиться с библиографическими указателями, чтобы убедиться в том, что запрет крымскотатарскую историю и упоминание крымских татар в советское время существует только в их воспалённом невежеством мозгу.
Мне, например, не надо было проводить специальных глубоких исследований, а достаточно было посмотреть свою домашнюю библиотеку, чтобы собрать факты, опровергающие это невежественное и ложное заявление.
Приведу только малую толику из таких фактов:
·        В академическом издании «Советская историческая энциклопедия» (1965 г.) на страницах 208–209  статья о Крымском ханстве.
·        Разделы, посвященные Крымскому ханству, есть и в книгах известного советского археолога, доктора исторических наук Анатолия Якобсона: «Средневековый Крым» (издание 1964 года) и «Крым в средние века» (издание 1973 года).
·        В популярной монографии «Солхат и Сурбхач», изданной в 1978 году, её авторы Олег Домбровский и Валерий Сидоренко две главы посвятили истории Крыма, связанной с татарами. Это глава «Обширный и многолюдный» и «От Узбека до Тохтамыша».
И таких примеров в исторической литературе масса. И не только в исторической.
Так, например, в «Краткой литературной энциклопедии», изданной в 1972 году, в томе №7  есть две статьи, одна из которых посвящена «татарско-крымскому языку», а вторая – «татарско-крымской литературе», в которой перечислены ряд имён писателей и поэтов, а также говорится, что «в Ташкенте работает секция писателей татарско-крымской литературы, издается газета «Ленин байрагьы» («Ленинское знамя»)».

ТАБУ НА КОЛЛАБОРАЦИОНИЗМ
Развенчивая ложь о каких-то табу, нельзя не упомянуть книгу «Звезды немеркнущей славы. Очерки о крымчанах – Героях Советского Союза», изданную в Симферополе в 1984 году. Пять очерков в этом сборнике посвящены крымским татарам:
·        Амет-Хан Султану («Меч Амет-Хана», стр. 14–19),
·        Абдуль Тейфуку («Отвлекающий манер», стр. 20–24),
·        Узеиру Абдурамановичу Абдураманову («Всё и даже больше», стр. 25–29),
·        Абдраиму Измайловичу Решидову («Бомбардировщик вступает в бой», стр. 208–210),
·        Сейтнафе Сейтвелиеву («За строкой наградного листа», стр. 225–229).
В этом издании нет очерков, посвящённых ещё двум Героям Советского Союза из числа крымских татар – Сеит-Ибраиму Мусаеву и Анатолию Абиловичу Абилову, но ведь и крымчане других национальностей, удостоившиеся геройского звания за свои боевые подвиги, также не все представлены в данном сборнике.
Не вся правда, но без табу на упоминание крымских татар, публиковалась и в партизанских мемуарах. Также не будем приводить все, но назовём самые известные:
·        Г. Северский «Поединок с “черной тенью”», Симферополь, издательство «Таврия», 1990 г.
·        В.И. Черный «Долгом призванные: Документальная повесть», Симферополь, издательство «Таврия», 1985 г.
·        М.А. Македонский «Пламя над Крымом. Воспоминания командира Южного соединения партизанских отрядов Крыма», Симферополь, издательство «Крым», 1969 г.
·        Ф.И. Федоренко «Годы партизанские, 1941–1944», Симферополь, издательство «Таврия», 1990 г.
·        Иван Генов «Дневник партизана», Симферополь, Крымиздат, 1963 г.
·        Илья Вергасов «В горах Таврии», Киев, издательство «Днипро», 1969 г.
·        Н.Д. Луговой «Побратимы», Киев, «Политиздат Украины», 1974 г.
А вот какое табу, связанное с крымскими татарами, существовало в советское время, так это запрет на официальное упоминание массового коллаборационизма. И с этой чёрной страницей истории и её реальными масштабами мы познакомились гораздо позже, благодаря трудам известного в мире специалиста в данном вопросе, доктора исторических наук Олега Романько и работам других специалистов, не участвующих в «диалогах» однобокого взгляда на историю, а просто занимающихся кропотливыми историческими исследованиями, например, Сергея Чуева, Александра Ефимова и др.   

Что в имени тебе моём? Ты оцени вранья объём!
А теперь перейдём к вымыслу о запрете на крымскотатарские имена и вообще на упоминание такой этнической группы как крымские татары в советский послевоенный период.
Я уверена, что у каждого из читателей «Крымского времени» есть знакомые из числа крымских татар. Скажите, пожалуйста, какие у них имена? Правильно, крымскотатарские. О каком запрете тогда говорили эти, с вашего позволения, «историки»?
Открываем список незаконного меджлиса, читаем имена, родившихся в СССР: Рефат, Ремзи, Ахтем, Эмирали, Эмине, Сафуре, Синавер, Нариман, Шевкет, Февзи и т.п. Какие это имена?
Ладно, предположим, что утверждавший эту глупость имел в виду какой-то негласный запрет, который крымскотатарским родителям приходилось преодолевать (и что интересно, всегда успешно!) Но как тогда уместить в этот секретный «запрет» совершенно не секретное издание «Справочника личных имён народов РСФСР», издававшегося неоднократно? Вот опять же доказательство из домашней библиотеки. «Справочник личных имён народов РСФСР», Москва, 1983 год, 3-е издание. В разделе «Имена алтайских языков» есть подраздел «Имена тюркских народов», в котором татарским и крымскотатарским именами посвящены страницы с 185-й по 196-ю. 
Рассмотрим ещё один «запрет», в существовании которого уверяли телезрителей участники «Диалога историков», – табу на упоминание крымских татар среди народов СССР.
Снова достаю с одной из полок домашней библиотеки энциклопедическое издание «Народы мира. Историко-этнографический справочник». Открываю страницы 434– 435, читаю статью «Крымские татары».
И ещё один мифический запрет – на получение высшего образования. Как же при существовании такого запрета удалось Рефату Чубарову окончить в середине 70-х школу в Крыму, а потом престижный Московский государственный историко-архивный институт? Да и среди членов того же меджлиса нет недостатка в тех, кто получил вузовские «корочки» в СССР.
Так о каких там запретах говорили так называемые историки? И может быть им, прежде чем  вырабатывать «программные документы, обозначающие этические и научные рамки для профессионалов, занимающихся крымской историей», заняться ликвидацией собственной безграмотности?
А то такие безапеляционные утверждения участников «Диалога историков», прозвучавшие на телевидении, похожи на диалог из фильма «ДМБ»:
- Видишь суслика?
- Нет.
- И я не вижу. А он есть!
Только здесь получается «суслик наоборот». Его (табу) такие вот «историки» видят, но его на самом деле нет! 

«Крымское время», №36 от 4 апреля 2013 г.

3 комментария: