среда, 28 марта 2012 г.

От свастики к звездам, или Юбилей «коричневого» барона.





Возмечтал  китайский вельможа Ван Ху (XVI век) полететь на Луну. Под сидением своего бамбукового кресла закрепил он сорок семь — больше, видимо, не получилось — пороховых зарядов, облачился в лучшие одежды и взял, усевшись, в каждую руку по воздушному змею.
Сорок семь слуг поднесли к зарядам огонь…Куда прилетел Ван Ху, мы не знаем, на земле его больше не видели, но в память об отчаянном «перворпроходце» потомки назвали его именем один из лунных кратеров…
Лет девяносто тому назад история с «полетом» Ван Ху так впечатлила одного паренька, что он отважился на космическое путешествие — садовая тележка была щедро уснащена праздничными шутихами… В снопах искр и клубах дыма пронеслась она по улице, закончив путь в бакалейной лавке. Дело было в городе Берлин, на респектабельной Тиргартенштрассе. Юного нарушителя спокойствия звали Вернер, и был он не городская шпана, для которой в далекой Москве пытались выудить полтинник у профессора Преображенского хамовитая девица Вяземская. Папаша отрока, барон Магнус фон Браун, занимал пост министра сельского хозяйства.
Деталь: Braun (Браун) по-немецки — «коричневый».

***
Не так уж давно некий старикан, отдавший свои лучшие годы службе в люфтваффе, заявил, что именно он — первый космонавт в истории человечества, так как еще в 1943 году летал на немецкой ракете в космос. Вот только после войны власти ГДР почему-то упекли его в дурдом… Мелькало в СМИ и сообщение о том, что якобы где-то в Атлантике приводнился космический аппарат со свастикой и тремя (живыми?) космонавтами — и их тут же выловили и засекретили вездесущие американцы…

Нет года, наверное, чтобы на прилавках ни появился очередной труд, посвященный «тайнам Рейха» — в моей библиотеке книг с коллекциями гитлеровских тайн поболее дюжины. Сначала «ловили» Бормана. Потом выкапывали «оккультные корни» нацизма. Затем пришла мода на «чудесное спасение» Адольфа Гитлера. Сейчас все чаще рассуждают о грандиозных, буквально сногсшибательных технических достижениях «немецкого гения», осененного свастикой.
Можно согласиться с тем, что гитлеровский Рейх действительно оставил нам много загадок. Это факт. Но факт и то, что многие «ларчики» открываются просто. Пишущий эти строки не верит ни в «Новую Швабию» в Антрактиде, ни долгую жизнь фюрера в Аргентине, ни в немецких космонавтов 1943 года, ни в «дисколеты Белонце»… Позволительно спросить: «А почему Германия, обладавшая столь уникальным военно-техническим потенциалом, такими мозгами и достижениями, ПРОИГРАЛА войну?»
В одной из публикаций (готовя эту статью, я перелопатил огромное количество материала) мелькнула мысль: у нас была одна лишь «катюша», а немцы уже уверенно шагнули в космос! Давайте все-таки отделим мух от котлет и историю от мифов. Достижения немцев впечатляют и без фантазий по их поводу.
«Мы были жалкими приготовишками, когда мой штаб привез из Германии эти ракеты, — заявил заокеанский генерал Холгар Тофтой — Немецкая Фау-2 сэкономила для американских военных исследований 50 миллионов долларов и пять лет времени».
По свидетельству советского академика В.П.Глушко, наш технический гений, Сергей Павлович Королев, начав с копирования ракеты Фау-2, лишь через 11 лет запустил свою легендарную Р-7, проложившую нам путь в космос…
Завтра исполняется сто лет со дня рождения создателя ракеты Фау-2 — барона Вернера фон Брауна.



На службе нацизму
Браун на фото с поломанной  рукой

Браун получил добротное техническое образование в Цюрихе и Берлине. История с «полетом» Ван Ху не осталась лишь детской мечтой: настольной книгой студента Брауна была работа инженера Германа Оберта «Ракета в межпланетном пространстве». Во время учебы в Берлине Вернер стал ассистентом Оберта. А 27 июня 1934 года барон фон Браун защитил диссертацию, став в 22 года самым юным в Германии доктором технических наук.
Кстати, еще в 1932 году Браун был поощрен государственной стипендией за разработку ракеты на жидком топливе, которая была протестирована на полигоне рейхсвера в Куммерсдорфе (25 км. южнее Берлина). Молодого ученого заметило военное ведомство. Опекать Брауна начал капитан Вальтер Дорнбергер (1895-1980) из отдела баллистики и боеприпасов Управления вооружений Сухопутных войск. 


В начале 1933 года к власти в Германии пришел Гитлер. Сначала очень осторожно, не привлекая внимания международного сообщества, затем практически открыто, без смущений, новый властитель Рейха взял курс на перевооружение армии, в конечном итоге — на войну. Средств на военные разработки нацисты не жалели; Гитлер вообще на науке не экономил.
Уже в 1934 году Браун создает и испытывает ракеты А-1 и А-2 («Макс» и «Мориц»), несколько позже успешно проходит испытание и ракета А-3. С 1936 года начинается работа над ракетой А-4. Полигон Куммерсдорф уже для работы не годился: тесно!

 


В 1938 году Вернер фон Браун получает назначение техническим директором-руководителем Германского военно-исследовательского центра в Пенемюнде (о. Узедом, Балтика). 

Там, среди соснового бора и песчаных дюн, под руководством неутомимого Дорнбергера, создается мощнейшая база для ракетчиков Рейха.
Браун потом открещивался от того, что создавал оружие массового поражения: «Нас интересовало только одно — полет в космос. Нашей задачей было выудить как можно больше денег из Золотого Тельца». Для облегчения этих усилий фон Браун в 1937 году вступил в гитлеровскую партию (НСДАП), а позже — и в СС.
Вообще отношение Гитлера к ракетчикам было сложным. Фюрер готов был платить (и щедро) — но за быстрые результаты. В 1939 году он побывал на базе в Куммерсдорфе, не выказав, по словам Дорнбергера, «ни интереса, ни энтузиазма», что увенчалось сокращением финансирования. Фюрер верил тогда, что Британия будет поставлена на колени и без ракет — высадкой мощного десанта.
Успех к Брауну пришел в октябре 1942 года: А-4 пролетела 190 км. на высоте 95 км. (т.е вышла за пределы атмосферы).
В июле 1943 года Дорнбергер и Браун были приняты Гитлером в ставке «Вольфшанце». Встречу организовал фаворит фюрера, министр вооружений Альберт Шпеер. Ракетчики показали фюреру документальный фильм о своей работе, и Гитлер пришел в восторг, что, естественно, имело свое материальное выражение. Шпеер тогда же выхлопотал у фюрера для Брауна звание профессора.
Но польское подполье передало в Лондон данные о базе ракетчиков на острове Узедом, и в ночь с 16 на 17 августа 1943 года англичане осуществляли операцию «Гидра» — на Пенемюнде был обрушен сильный бомбовый удар. Мои источники очень по-разному сообщают о жертвах, но в числе погибших оказался Вальтер Тиль, конструктор двигателя ракеты А-4, с ним погибли его жена и четверо их детей. В остальном урон от «Гидры» не был катастрофическим — база в Пенемюнде работала до конца января 1945 года.


После провала покушения на Гитлера 20 июля 1944 года контроль над ракетчиками вермахта получил рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер. Дорнбергер и Браун обрели нового куратора — группен фюрера СС Ганса Каммлера (1901—1945), толкового инженера, отличного организатора, но фанатичного «наци».
Именно Каммлер создавал новую базу для производства ракет фон Брауна. Он обосновался в Тюрингии, в известковых горах Граца. 
 
Так появился печально известный подземный завод — концлагерь «Дора» — настоящий ад даже по эсэсовским меркам («Миттельверке-Дора»).
Вернер фон Браун, получивший руны штурмбанфюрера (майора) СС, старался не замечать штабелей трупов несчастных узников — его мысль витала в космосе. «Коричневым» по убеждениям Браун, конечно, не был — лишь по фамилии. У него вообще не было никаких убеждений. Предложив своим сотрудникам сдаться американцам, Браун сказал: «Сейчас только США по силам финансировать освоение космоса».
Но это все будет впереди — и американцы, и космос. Пока нужно было эффективно убивать большие массы людей: этого требовали Гитлер и Гиммлер. А тут еще вперед вырвались конкуренты — ракетчики из ведомства Геринга!
Если Браун делал ставку на баллистические ракеты, специалисты из люфтваффе (центр Гроссендорфе) строили крылатые ракеты.


Именно люди рейхсмаршала Германа Геринга создали ракету Фау-1 (По первой букве немецкого слова Vergeltungwaffe — «оружие возмездия»). 16 июня 1944 года Фау-1 обрушились на Лондон: эффект оказался много меньший, чем ожидалось, да и союзники очень скоро овладели площадками для запуска Фау-1 в Нормандии. Геринг увял, но фюрера постарался утешить Гиммлер. На базе ракеты А-4 Вернер фон Браун в короткий срок создает ракету Фау-2. С сентября 1944 по март 1945 года по Лондону и Антверпену с голландской территории было выпущено 4300 ракет Фау-2, которые убили 13.029 человек. Борис Соколов в своей книге «Третий Рейх: мифы и действительность» пишет, что по Лондону было выпущено 3165 Фау-2, еще около двух тысяч — по Антверпену, Брюсселю и Льежу.
 
По Лондону «эффективность» составила 5 человек погибших на одну ракету — откровенно говоря, овчинка не стоила выделки. Хотя психологический момент, конечно, стоило учесть. Гитлер 28 октября 1944 года наградил фон Брауна и Дорнбергера: они получили Рыцарский крест за военные заслуги с мечами. Браун сообщил фюреру, что работает над ракетами А-9 и А-10, предназначенными для бомбардировок США.
Ни длинный язык Геббельса, ни мозги фон Брауна, ни фанатизм самого фюрера не могли бороться с неизбежным: нацистский монстр приближался к своему краху.
В последний день января 1944 года Каммлер отдал приказ об эвакуации Пенемюнде, которая прошла весьма успешно.
А 4 апреля 1945 года был ликвидирован завод — концлагерь «Дора» в Тюрингии, при этом эсэсовцы убили 30.000 заключенных…
Со всем мыслимым комфортом Браун и его сотрудники добрались и разместились на курорте Обераммергау в Баварских Альпах. Барон, правда, сломал руку, но куда тревожнее была перспектива схлопотать еще и пулю… Каммлер внезапно исчез (есть версия, что его застрелил собственный адъютант — подробнее не знаю), а эсэсовцы из его команды объяснили Брауну и Дорнбергеру, что имеют приказ перестрелять всех ракетчиков, как куропаток, если возникнет угроза пленения инженеров. Тут уж Дорнбергер проявил свои таланты переговорщика — и эсэсовцы, хорошо подумав, просто разбежались. Кто-то принес весть о том, что приближаются французские части, укомплектованные марокканцами, не знающими пощады… Итак ,2 мая 1945 года Магнус фон Браун (брат Вернера) был отправлен верхом на велосипеде искать американцев — и оказался в расположении 44-й пехотной дивизии…


Сбор трофеев

И в СССР, и в США о разработках и достижениях немецких военных инженеров знали. Постановлением ГКО от 8 июля 1945 года создавалась Комиссия по изучению германской военной техники, направившая в поверженный рейх сначала 284, а к октябрю 1945 года уже 733 специалиста (подробнее см. в материале Антона Первушина «Разведка против Фау», «Секретные материалы», №21, 2004г.).
Стоит, наверное, оговориться, что советским техническим специалистам работалось нелегко, так как маршалов и генералов часто интересовали трофеи совсем иного рода — увы, это факт.
Американских генералов ковры, антиквариат и яхты Геринга занимали в последнюю очередь. С целью освоения технического «наследия» рейха был разработан план «Оверкаст» («Ненастье»), позже реализованный как план «Пейперклип» («Скрепка»).

Для вывоза технической документации, оборудования и деталей Фау-2 американцам понадобилось три сотни железнодорожных вагонов. По совершенно понятным причинам, научно-техническая элита Германии стремилась оказаться именно в американском плену. Сначала победители намеревались только основательно допросить немецких инженеров и организаторов военного производства. Впрочем, очень скоро обнаружилось, что эти люди — еще более ценный трофей, чем чертежи, станки и прочие «железки». Тут же возникла проблема: существовал запрет на въезд в США членам НСДАП, тем более СС.
Генерал Холгар Тофтой просил для немецких ракетчиков (по заявке фон Брауна) 500 виз, давали лишь сотню, в итоге сошлись на цифре 115 (по другим данным, 118). Условия немцев не радовали — оплата труда скромная, жен и детей брать с собой не позволили, контракт только на полгода, никаких видов на получение гражданства, работа в совершенно дикой местности… Но выбирать не приходилось.


На службе «величайшей демократии»


Жалование Брауну положили в 675 долларов в месяц (по курсу 2006 года — чуть более $ 7000) и отправили в пустыню штата Нью-Мексико, на полигон с выразительным названием «Уайт-Сэндс» («Белые пески»). Самым главным опасением барона и его команды было явное желание американцев «семечки вытрусить, а кожуру выбросить». Но с началом «холодной войны» Браун почувствовал себя значительно увереннее. Более того: генерал Тофтой, выражаясь языком наших дней, «отмазал» барона от необходимости личного присутствия — это могло для Брауна прескверно закончится — на разбирательстве дела об использовании рабского труда в концлагере «Дора»
Показания бывшему штурмбанфюреру СС давать пришлось, но не покидая США.
Первый запуск Фау-2 на полигоне «Уайт-Сэндс» состоялся 16 апреля 1946 года в 14.47 по местному времени — прошел запуск неудачно. Но потом дело у Брауна явно пошло на лад: ракета №13 (24 октября 1946г.) доставила снимки земной поверхности, сделанные с высоты 100км. А ракета №37 (11 июня 1948г.) ушла в небесную высь с пассажиром — обезьяной Альберт I. Увы, три Альберта, запущенные с Фау-2, погибли, лишь Альберт IV вернулся живым, но умер уже через два дня. Самый последний запуск Фау-2 с полигона «Уайт-Сэндс» состоялся 19 сентября 1952 года.
С Фау-2 работали очень плотно. Запуск ракеты с палубы авианосца «Мидуэй» (6 сентября 1947г.) разочаровал — ракета шлепнулась в океан в 10км. от борта судна. Встал вопрос: а что будет, если ракета взорвется прямо на полубе? Весной 1948 года Браун в рамках операции «Пушовер» провел соответствующее испытание на площадке №36 полигона «Уайт-Сэндс» — там сейчас любопытствующим показывают модель авианосца с развороченной тем взрывом палубой…
Работалось Брауну тяжело. Американцы держали его на подозрении. Жизнь в жутких климатических условиях иногда казалась адом. Команда практически рассыпалась.
Все просьбы барона об отставке ложились под сукно.
Правда, в 1950 году он получил новую базу — Редстоунский арсенал в Хантсвилле (Алабама). Приходилось работать на войну. Но барон Вернер фон Браун мечтал о космосе.
Случайное знакомство с редактором журнала Colliers («Колльерз») имело для Брауна — и для американских космических программ судьбоносное значение. В этом журнале Браун опубликовал цикл из восьми статей, вызвавших настоящую сенсацию. Браун писал о создании искусственных спутников Земли, о полетах на Луну и на Марс. Надо сказать, писал барон неважно — литературного дара у него не было, но публикацию буквально «вытаскивали» великолепные иллюстрации — рисунки художника Чесли Ботистилла. Владимир Абаринов, автор интереснейшего материала о Брауне, пишет: «Расчет на американский характер первопроходцев оправдался — журнал разошелся тиражом более чем в три миллиона экземпляров; американцы заболели космосом» (см. «Совершенно секретно» №10-12, 2006 и №1, 2007).
Кстати, большую помощь Брауну оказал знаменитый Уолт Дисней, который не только снимал мультфильмы, но и работал как ведущий ряда радио — и телепрограмм. Немецкий барон стал частым гостем передач Диснея.
Пока полеты на Марс оставались (и остаются сегодня!) мечтой, Браун продолжал работу как ракетчик. Ракета «Редстоун» (она же «Юпитер-А») — «дочь» ракеты Фау-2 — была явным прорывом: система совершенствовалась, и ракета «Юпитер-С» вывела на орбиту первый искусственный спутник Земли производства США. Впрочем, советский спутник был запущен раньше! Началась «космическая гонка». Американцы запаниковали. Линдон Джонсон, тогда еще сенатор, назвал советский прорыв со спутником «вторым Перл-Харбором». Но Браун не грешил против истины, когда, узнав 4 октября 1957 года о запуске советского спутника, сказал: «Я мог сделать это год назад».
Еще в 1954 году Браун был привлечен к работе над искусственным спутником — шпионом, но потом его бесцеремонно отстранили от этой разработки. Теперь барон брал реванш.
Спутник Королева мог лишь издавать радиосигнал. Спутник Брауна, запущенный 31 января 1958 года, был оснащен новейшей аппаратурой и системой телеметрии, он проработал на орбите 111 дней.
Позицию США в «космической гонке» очень ярко сформулировал уже цитировавшийся выше Линдон Джонсон (вице-президент при Дж. Кеннеди, президент США в 1963—1969гг.): «В глазах всего мира быть первым в космосе означает быть первым. Точка. Быть вторым в космосе означает быть вторым во всем». Советские лидеры тех лет думали точно также. Королев отправил в космос Гагарина. Браун обеспечил Нилу Армстронгу прогулку по Луне… Чего все это стоило самим Королеву и Брауну?
Барон Вернер фон Браун (р. 23.03.1912 — ум. 16.06.1977) умер в 65 лет от той же болезни, что и Королев. Именем Брауна назван один из кратеров Луны и культурный центр в городе Хантсвилл, штат Алабама.


Каким ты был? Таким остался?


Этот материал дался мне очень не просто. Во-первых, я, скажу честно, увяз в огромном количестве противоречивых источников, одно перечисление которых способно отбить всякую охоту прикасаться к теме. Во-вторых, я очень далек от технических знаний, космос и ракеты не занимали моего воображения даже в детстве.
Мне всегда и в любых обстоятельствах был интересен только ЧЕЛОВЕК — личность и творец, сам себе и субъект, и объект. Личность фон Брауна осталась для меня загадкой.
Каким он был? Может быть, прав гитлеровский министр Альберт Шпеер, назвавший как-то Брауна и его команду «романтические прагматики»…
Получая вожделенное американское гражданство с группой своих коллег, бывший член НСДАП и офицер СС сказал: «Мы глубоко сожалеем о том, что наша ракета, порожденная идеализмом, стала служить делу убийства. Мы создавали ее, дабы проторить путь к другим планетам, а не уничтожить нашу собственную».
В 1947 году Браун добился разрешения на приезд в США своей кузины Марии фон Кисторп, с которой был давным-давно помолвлен. Их дочери, Ирис и Маргрит, вышли замуж за инженеров-ракетчиков; сын Питер, как я понял, стал лишним доказательством того, что на детях гениев природа отдыхает. 
После серьезных потрясений 40-х — 50-х годов Браун жил в Америке на широкую ногу, не стеснялся демонстрировать успех и достаток, но всегда оставался джентльменом. Он заказывал в Европе антиквариат и дорогие вина, но сам старался держаться подальше от Старого Света. В Англии, когда Браун приехал туда получать очередную докторскую мантию, машину барона забросали тухлыми яйцами…
Да и в Америке приживался непросто. Сначала его без конца допрашивали как нациста и эсэсовца. Потом, в период разгула маккартизма, Брауна заподозрили в работе… «на красных» (!), барону пришлось даже доказывать свою правоту при помощи довольно унизительной процедуры с детектором лжи…
Что-то подсказывает мне, что Браун, добившись в Штатах признания и благополучия, американцев тихо ненавидел, во всяком случае, никогда им не верил. Возможно, потому, что и сам никогда и никому не говорил всей правды…




"Крымское время", 22 и 29 марта 2012

Комментариев нет:

Отправить комментарий