четверг, 15 сентября 2011 г.

За Перекопом для крымчан земли нет


Наталья КИСЕЛЕВА

Пойти на этот круглый стол меня соблазнил не его международный статус, а красивое название «Крымчане: парадоксы многослойной идентичности». Хотелось услышать и о факторах, определяющих идентичность жителей Крыма, и о парадоксах. Но первый же доклад разочаровал, потому как речь в нем шла о пресловутом «языке вражды», который распространяют в средства массовой информации Крыма.


На каком языке говорят СМИ
«Язык вражды» в крымских средствах массовой информации - это такая модная тема, которая с легкостью финансируется зарубежными «инвесторами». Причем эти заграничные блюстители толерантности в наших СМИ выделяют гранты сразу нескольким организациям и зачастую таким, чьи представители с трудом владеют обычным языком, но при этом берутся обвинять других в неумении вести межэтнический диалог.
Грантоеды, кстати сказать, сильно «не заморачиваются» и идут по самому легкому пути. Вопреки громким заявлениям об измерении «языка вражды» в средствах массовой информации, берут не все СМИ, а только газеты. Телевидение, радио и интернет остаются вне поля их однобокого зрения. И не потому, что там не говорят на «языке вражды», а просто потому, что там работы не в пример больше. А «грантоеды» особым трудолюбием, как правило, не отличаются. А в случае с «языком вражды» они даже не утруждают себя тем, чтобы привести конкретные примеры. Обычно на пресс-конференциях эти замерщики ограничиваются огульным обвинением СМИ, озвучивая какие-то проценты и не приводя никаких доказательств. Псевдонаучность своих исследований они прикрывают перечнем критериев, по которым они определяют, на каком языке говорят журналисты. Сами критерии в свою очередь нуждаются в тщательной проверке на научность, но «прокуроров за гранты» это не волнует. Чтобы не быть голословными, в отличие от «грантоедов» мы проиллюстрируем свои сомнения конкретными примерами.
Возьмем следующие критерии из длинного списка «языка вражды»:
1) Публикации и высказывания, ставящие под сомнение общепризнанные исторические факты насилия и дискриминации.
2) Утверждение об исторических преступлениях той или другой национальности, то есть предоставление национального оттенка преступлениям, которые были осуществлены в прошлом и вошли в историю.
Таким образом, если в каких-то средствах массовой информации ставятся под сомнение, допустим, холокост евреев в годы второй мировой войны или геноцид армян в 1915 году, – это будет попадать под первый из указанных здесь критериев «языка вражды». То есть будет примером «языка вражды» по отношению к евреям и армянам.    
И если об этих же преступлениях пишут журналисты, но, не отрицая их, а просто напоминая о холокосте евреев в нацистской Германии и геноциде армян в Османской Турции – тогда такие публикации попадут под второй из упомянутых критериев. То есть будет примером распространения «языка вражды», но уже в отношении немцев и турок.
Приведем еще один пример. В списке критериев «языка вражды» есть «Обвинение той или другой национальности в вымогании предоставления ей привилегий по национальному признаку». Ну, во-первых, национальность не может вымогать привилегии, этим занимаются законные или незаконные национальные организации. Во-вторых, где элементарная логика? Значит, ВЫМОГАТЬ привилегии вопреки нормам конституции по национальному признаку МОЖНО, а ПИСАТЬ об этих преступных фактах вымогательства НЕЛЬЗЯ? Абсурдное требование, скорее похожее на СОКРЫТИЕ ФАКТОВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, чем на желание достичь межэтнического мира. 
Для особо одаренных «грантоедов» приведем аналогии. Их требование сродни тому, как обвинять в преступлении не тех, кто, допустим, совершил изнасилование, а журналистов, написавших об этом изнасиловании.  

Наша идентичность волнует американцев
Кстати, идентичность крымчан и наши взгляды на будущее Крыма в последнее время все чаще волнует представителей различных околоправительственных организаций Соединенных Штатов Америки. То Агентство США по международному развитию (United States Agency for International Development, USAID) заказывает соответствующие исследования Центру Разумкова. То Международный Республиканский Институт (США) мониторит мнение крымчан с завидной регулярностью. А минувшим летом социологическое исследование по идентичности крымчан проводили эксперты Мичиганского университета (США) и Таврического национального университета.
Результаты данного опроса действительно подтвердили многослойность идентичности жителей полуострова. Например, респондентам предлагалось оценить по 5-балльной шкале важность следующих факторов для их самоидентификации:
1. проживание в населенном пункте Крыма,
2. проживание в Крыму,
3. проживание на Украине,
4. проживание в Европе,
5. советское прошлое,
6. национальность,
7. родной язык,
8. вероисповедание,
9. другие факторы.

Большинство крымчан наивысший балл для своей самоидентификации поставили четырем факторам: родному языку (63,7%), вероисповеданию (54,0%), проживанию в Крыму (51,5%) и национальности (51,3%). Этот набор факторов в том или ином соотношении лидирует среди представителей разных этнических групп, проживающих в Крыму (см. таблицы). Так, большинство респондентов среди крымских татар и крымских русских поставили именно этим факторам высшую оценку в 5 баллов. Среди респондентов из числа крымских украинцев и представителей других этносов указанные факторы не составляют большинство, но также лидируют.
Например, у крымских татар самым важным фактором является национальность и проживание в Крыму. Этим факторам поставили высшую оценку 71,7% респондентов из числа крымских татар. Вероисповедание и родной язык разделили второе место (по 70,5%).
У крымских русских также большинство выбрали указанные факторы. Но на первом месте у русских стоит родной язык (69,4%), на втором – национальность (54,0%), на третьем – вероисповедание (52,6%), на четвертом – проживание в Крыму (51,5%). Остальные факторы не набрали у русских респондентов большинства высших оценок.
Среди крымских украинцев ни один из факторов не набрал большинства 5-балльных оценок, но три из самых популярных четырех выбрали более 40% респондентов. На первом месте у крымских украинцев находится родной язык (49,2%), на втором – вероисповедание (47,5%), на третьем – проживание в Крыму (44,1%). Национальность не набрала среди украинских респондентов 40%. Но в вопросе родного языка у респондентов из числа крымских украинцев лидирует русский. Русский язык в качестве родного назвали 54,2% украинцев, украинский язык – 45,3%.
У представителей других национальностей, проживающих в Крыму, большинство 5-балльных оценок получили 2 фактора: родной язык (62,9%) и вероисповедание (65,7%). При этом русский язык также указали в качестве родного большинство (65,7%) из этой категории респондентов, украинский – 2,9%, а треть (31,4%) все-таки называли в качестве родного национальные языки (армянский, белорусский и пр.) Крым как один из важнейших факторов для самоидентификации указали 42,9% респондентов данной категории, а свою национальность – 37,1%.
Вот такая у крымчан идентичность, но размеры слоев в этом многослойном пироге разные. И самыми толстыми среди них являются: язык, вера, Крым и национальность.
Любопытно, что для самоидентификации респондентов среди всех этнических групп Крыма (кроме украинцев) фактор проживания на Украине занимает последнее место, а для украинцев, стремление в Европу которых подчеркивают политики, на последнем месте оказался как раз фактор проживания в Европе.        

Факторы, определяющие самоидентификацию крымских русских
1
родной язык
69,4
2
национальность
54,0
3
вероисповедание
52,6
4
проживание в Крыму
51,5
5
проживание в населенном пункте Крыма
43,3
6
советское прошлое
34,4
7
проживание в Европе
12,7
8
проживание на Украине
11,0
9
другие факторы
6,9

Факторы, определяющие самоидентификацию крымских украинцев
1
родной язык
49,2
2
вероисповедание
47,5
3
проживание в Крыму
44,1
4
национальность
39,7
5
проживание в населенном пункте Крыма
35,8
6
проживание на Украине
34,1
7
советское прошлое
27,4
8
проживание в Европе
21,2
9
другие факторы
6,7

Факторы, определяющие самоидентификацию крымских татар
1
национальность
71,7
2
проживание в Крыму
71,7
3
родной язык
70,5
4
вероисповедание
70,5
5
проживание в населенном пункте Крыма
46,1
6
проживание в Европе
20,5
7
советское прошлое
19,2
8
проживание на Украине
17,9
9
другие факторы
24,3

Факторы, определяющие самоидентификацию респондентов из числа других крымских этносов
1
вероисповедание
65,7
2
родной язык
62,9
3
проживание в населенном пункте Крыма
45,7
4
проживание в Крыму
42,9
5
советское прошлое
40,0
6
национальность
37,1
7
проживание в Европе
28,6
8
проживание на Украине
17,1
9
другие факторы
8,6

«Крымское время», № 101 (3028) от 15 сентября 2011 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий