пятница, 25 мая 2012 г.

Как я бросила курить



Валентина Воробьева
Фото Алексея Васильева

 Я пишу эти строки и, проговаривая про себя глагол «курить», ощущаю начинающееся обильное слюноотделение. Перетерпеть это не так просто, как казалось в начале. Я начала курить почти десять лет назад…И вот решила бросить.

 
День первый
К этому моменту у меня еще оставалось полпачки суперлегких сигарет. Ну не выбрасывать же. Целый день, с утра, растягиваю удовольствие. В последнее время мне хватало пачки на два дня. Когда-то – на четыре, а поначалу двух сигарет в день было достаточно, чтобы просто получить удовольствие от этой вредной привычки. Я закурила в сознательном возрасте, уже будучи совершеннолетней. И в отличие от своих сверстников, некоторые из которых дымят втихаря по сей день, никогда не таилась от родителей.
И вот последняя, такая вкусная (я не рекламирую курение, но курильщики меня поймут) сигарета выкурена. Красно-желтый огонек, коротко шипнув, утоп в водяной пепельнице. Пустая пачка решительно смята и выброшена вслед за бычком. На душе – предчувствие большого подвига, за окном – ночь, переходящая в восхитительно свежее весеннее утро выходного дня.
Как следует отоспавшись и встав пополудни, о сигаретах не вспомнила. Я не из тех курильщиков, что, едва проснувшись, тянутся за «соской». Невкусно, на голодный желудок. Да и не курится днем, когда в мартеновской печи балкона можно потерять сознание. Так что до раннего вечера мне без сигарет жилось легко и непринужденно. А вот после позднего обеда закурить бы. Теперь такое чувство, будто не наелась. Может так бросающие курить и поправляются?
Чтобы не испытывать собственного терпения взяла интересную книгу, засела с ней и так почти всю и прочла. Никто ведь не дергает каждые полчаса: «пойдем, покурим». Кстати, благодаря тому, что не курю, и кофе стала пить меньше. Здоровью плюс и опять же экономия.


Три часа спустя
Хотя нет, без перекуров как-то не так. В книжке – кульминационный момент, сейчас, впившись глазами в страницу, смачно бы так затянуться едким дымом. Тем более что главный герой постоянно курит. А я не могу. И от этого даже читать стало не очень интересно. Книжка валится из рук. Выключила свет, так и оставив ее недочитанной. Я спала, мне снился пожар, и дым его был сладок и приятен.


Второй день
Парашютисты говорят, что самый сложный в психологическом плане прыжок не первый, а второй. Вот и тут самый сложный день – второй. Молодой растущий организм, изголодавшись по никотинчику, хочет взять свое.
По дороге на работу по инерции зашла в магазин. Обычно я здесь сигареты покупаю и улыбчивая продавщица, здороваясь, уже тянется к полке с табачными изделиями. Я застыла, размышляя, что бы купить взамен. О, карамельки! Будет чем утешить себя, лишенную привычных перекуров.
На работе тяжко, никак не могу сконцентрироваться. Бешусь - хочется курить. Нельзя. От этого бешусь еще больше. Еще больше хочется курить. Мне кажется, или я циклююсь?
Работу еле доделала – на то, на что раньше уходило два часа, сегодня ушло добрых пять. И чувство такое, будто на ипподроме вместо лошади бегала. Леденцы не помогают. Как в анекдоте – шли бы вы, батюшка, со своими карамельками.
Вечером пошла прогуляться. Это для нервов полезно. Не без удовольствия отметила, что карманы любимого жакета кроме телефона больше ничего не оттягивает. Хотя нет, пусть там будут еще семечки.
Семечки в магазине кончились. Другой уже закрыт. Возле газетного киоска, закрывая раскладной стульчик свисающими по бокам телесами, сидит тетка. Торгует семечками и сигаретами поштучно. Рядом – школа, двадцать пятая, так что не трудно догадаться, кто у нее основные покупатели. Да и догадываться не надо – подростки то и дело шмыгают к ней вороватыми кошками, звенят мелочью, прячут в складках одежды сигареты.
Хочется спросить у этой тетки, а у вас что, своих детей, внуков нет? Или вас мало того, что страна пенсией, так еще и Бог умом обидел? Гробить детям здоровье, затягивая их в табачную кабалу ради навара по три рубля с пачки.
Так разозлилась, что даже семечки у нее не стала покупать. А ведь сколько раньше мимо ходила – не обращала внимания. Наверное, правду говорят, что самые большие зануды - вчерашние курильщики.


Третий день
По дороге на работу вместо магазина иду в аптеку – там, говорят, продают травяные сигареты для бросающих. Может это выход?
Ну и гадость же! С тем же успехом можно было выкурить пакетик чая. На пути к остановке прохожу мимо той тетки с сигаретами. Купить что ли одну? «Курить я бросила недавно/ Неплохо вроде бы держусь/Но сигареты по привычке/ Я покупаю и курю.» Гадкая тетка, я на нее в милицию пожалуюсь!
Чем же заменить сигареты? От карамелек уже язык чешется – какой-то шершавой барбариской поцарапала. Да уж, наши кондитерские фабрики самые суровые фабрики в мире. Семечками натерла мозоль на пальце. Я, блин, прям принцесса на горошине!
А привычка все никак не отступает, любую паузу хочется занять привычной сигаретой. Стоишь ли на остановке, обдумываешь ли, что приготовить на ужин, ждешь ли подругу - руки тянутся к сумке, туда, где раньше лежала пачка. Руки держат ручку как сигарету. И очень непросто ходить по городу, где каждый пятый курит на ходу.

День четвертый
Понемногу становится легче. Утром, опаздывая на важную встречу, я даже порадовалась, что теперь не надо заходить в магазин за сигаретами, расходуя на это драгоценное время.
Вечер. Коты, цветы, спрятавшаяся в кустах сирени обшарпанная лавочка во дворе. Сколько сигарет тут было выкурено! Если бы окурки под лавкой скапливались, уже курган бы получился, выше лавки. Но я давно уже не бросаю их на пол – одна моя подруга волей обстоятельств некоторое время работала дворничихой. Жаловалась – труднее всего выметать из травы окурки. Так что я собираю окурки в банку и выкидываю в мусорный бак. Собирала, до недавнего времени.
А теперь я сижу на своей «курительной лавке» и просто прихлебываю из бутылки смородиновый сок. Дождь, пока на второй скорости, прибивает к пыльной земле мусор и чьи-то окурки. Не пройдет и пятнадцати лет как они разложатся – ученые подсчитали, что на то чтобы полностью разложился сигаретный бычок надо от десяти до пятнадцати лет. А вот чтобы сигареты выветрились из головы, иногда целой жизни не хватает. Как там у Марка Твена: «Бросить курить очень легко, лично я это делал сто раз».


Четвертый день
Друзья, узнав, что вдруг не курю,  поинтересовались на счет беременности. Да уж, народная примета – бросила курить, значит, будет рожать. Озадачены. Спрашивают, не хочу ли я селедки. Хочу. Со сладкой булкой. А что, вкусно же!
Постоянно хочется есть. Грызу редиску, огурцы, яблоки, капусту, морковку, с энтузиазмом думаю о вареной кукурузе. В общем, медленно превращаюсь в бобра. Домашние смеются, почему не в медведя – могла бы еще лапу сосать.
Интересно, сколько я еще так выдержу?

Пятый день
Пятница это уже само по себе хорошо. А тут еще и вечеринка. Не знаю как вы, а я просто обожаю камерные праздники с беседой, глинтвейном и какой-нибудь особенной едой. Но, я кое о чем забыла: не даром говорят, что самое сложное испытание для только что завязавшего курильщика это алкоголь. Вот и я, после того как все, продегустировав глинтвейн пошли курить, просто не знала, куда себя деть. Наверное, если бы рядом были единомышленники, было бы легче. Но вся моя компания курит.   
Постояла возле курящих, подышала дымом. Чувствую себя диабетиком в кондитерской лавке. 

Шестой день
Друзья, устав смотреть на мои мучения подарили кальян. «Это не то же самое, что сигареты», - сказали. Тестировать обновку решили во дворе, уселись в теньке на вышеупомянутую лавку. Задымили ароматным табачком. Хорошо то как! И чего я раньше о кальяне не подумала?
- Мама, а что они делают? – лавка стоит не в частном домовладении, двор проходной. Мальчик повис на маминой руке, с интересом разглядывая наш кальян.
- Не смотри на них, это наркоманы. Ну, идем! – одергивает мальчика мама. Мы над невежеством этой женщины только посмеялись. Но вот когда, едва ли не в священном ужасе мимо нас, ускорив шаг, прошел уже пятый прохожий, стало не по себе. Забавное у наших людей представление о кальянах, ничего не скажешь. При том, что к сигаретам все относятся более-менее лояльно. Может, они нашему глазу просто привычнее?
Впрочем, мы к кальяну тоже оказались непривычны – перестарались. Голова от «перекура» гудит как царь-колокол. Что называется, дорвалась.    

Неделя!
Еще одна неожиданность - трудно не курить когда ссоришься. Грызть в разгар дискуссии морковку это как-то не комильфо. И что самое интересное – я начала хуже мыслить, раньше за словом в карман лезла, а теперь и полезла бы, так карман пустой! Знающие люди говорят, что это всего лишь психологическая зависимость и что я сама себе «блокирую мозги». Скорей бы кончилась эта блокада.
А еще постоянно хочется спать. Пробовала выспаться – все равно хочется.
 
Восьмой день
Помните, как в девяностые, когда пропали из продажи сигареты, продавались банки с окурками. Я всегда раньше, подумав об этом, фыркала: это ж как курить надо было хотеть? Вспомнила эту историю, найдя у себя на балконе банку с окурками. Я теперь понимаю, как, надо было хотеть... Вы будете смеяться, но от нее так приятно пахнет!
Надо было ее сразу выбросить – теперь не идет из головы. Думала о ней, занимаясь домашними делами, думала, дочитывая книгу. Наваждение прям какое-то, ну хоть раз бы по старой памяти затянуться!
На балкон меня не пустила кошка – улеглась на колени, обняла мягкими лапами. Мурчала, требовательно покусывала за пальцы, не хотела сходить с рук. Вот и скажи потом, что животные мало что понимают.

Десятый день
Наркологи говорят, что процесс очищения организма от табачных токсинов, в зависимости от стажа курения, длится от трех месяцев до трех лет. За десять дней я особого улучшения не почувствовала, хотя это, конечно, в моем случае срок ничтожно малый. Особой экономии тоже не вышло, деньги разлетаются на всякие мелочи. Но все равно, знаете – эти десять дней не прошли даром, не курящие друзья, видя мои мучения, в нежелании курить укрепились еще больше.
А я, не буду врать, испытав силу воли, закурила заново. Но когда-нибудь брошу это дело навсегда.


Комментариев нет:

Отправить комментарий