четверг, 3 ноября 2011 г.

Однажды в Ивановке



Алексей ВАСИЛЬЕВ,
фото автора

 Осенним днем, еще ярким и солнечным,  оказался я в селе Ивановка, что в самом центре Нижнегорского района. Найти Ивановку просто – находится оно километрах в шести от районного центра – езжайте по дороге, никуда не сворачивайте, мимо заброшенной и разрушенной фермы, мимо запущенных садов, и окажетесь на месте назначения.

Что забыли вы  в этой Ивановке? Ну, если  для любителей круглых дат нужен повод для посещения – вот он: село было основано ровно девяносто лет назад.

Уже в середине двадцатых некто Секачев организовал в Ивановке поселковое товарищество из «осимнадцати дворов». В 1929 году товарищество стало называться гордо колхозом. С солидным названием «Гарант». Что гарантировал колхоз можно только догадываться – бесплатный труд от рассвета до заката, да скромную долю от результатов этого труда. Шли десятилетия, колхоз разрастался, расстраивался, менял названия.
 Смерть застала колхоз, когда он назывался звучно и решительно -  «За мир». Увы, пацифистское название не спасло от распада – в 2003 году колхоз реорганизовали в ООО, а через год эти «три нуля» объявили банкротом…
   
Наступила разруха. Та самая, что в головах. Зато времени стало больше – работы нет, строгие бригадиры тоже поизвелись – живи-не хочу! Правда кушать хочется… Нет, до голодомора тьфу-тьфу, дело не доходит : у каждого селянина  остался небольшой приусадебный  участок – на нем огородик, живность всякая… Ну а земельный пай крестьяне сдают в аренду. Тем и живут. На хлеб-соль хватает, ну а о прочих благах, что по телеку показывают, только мечтать остается.
Можно конечно немного подработать, если продать на рынке лишние овощи, да свинушку. Но злые дядьки-перекупщики с рынка не позволят.  Скупят за бесценок – перепродадут в три дорога. А если все же дорьвешься до прилавка, все равно не позволят продавать по своей цене, заставят поднять…
Один из немногих молодых жителей села Алексей Кулаков еще успел вскочить на подножку уходящего в небытие поезда-колхоза: в 1997 году он  немного , поборолся «за мир». А потом всё рухнуло:
-        Жаль, что образование мне получить не удалось… - сокрушается Алексей. - У семьи не было возможности тратить деньги на мое обучение: отец  инвалид, каждая копейка на счету. Да и рабочие руки нужны были дома… Так что, девять классов – все моё образование.
После армии Алексей недорого купил лачугу без крыши, сам всё достроил, довёл до ума. Женился.  Сейчас у него и у его любимой супруги Марии Александровны двое детишек. Живут как и все «с огорода» да и процент свой с пая получает… Правда и  государство не забывает селян, в том числе и таких, как Алексей:  за последние лет пять налог на землю увеличился едва ли не в десять раз.
Попытки работать в городе успехом также не увенчались – работа  вся, по словам Алексея, нелегальная, без записи в трудовой, зарплата не гарантированна… Помыкался ивановец по городским шарагам, да и  вернулся к разбитому корыту.
Несмотря на отсутствие специального образования, Кулаков не производит впечатление деревенского простака. У него толковые размышления, правильная и внятная речь. Если бы он смог «попасть в струю» много бы добился… Если бы….
- Чтобы  устроиться на нормальную работу  я должен иметь высшее образование, быть, скажем, программистом. Желательно с опытом работы. А  слесари-механики ни в селе , ни в районе теперь не нужны…

Ивановским старикам, в отличие от молодежи, повезло больше. Во первых у них есть пенсия. Во вторых, они, и те, кому за сорок, могут не только мечтать, но и вспоминать…
 - Раньше Ивановка было цветущим селом. – вспоминает жительница Ивановки Лидия Радчук. -  А Дом культуры какой был! На его сцене Боярский даже пел. Два раза! Ну и хозяйство было знатное: помидоры-огурцы, кабачки – овощные и соки  местного консервного завода отправляли за пределы Украины… Громадный свинокомплекс был, шесть корпусов коров, четыре тракторные бригады, мощный огород, сады, теплицы,  отары овец…
Сегодня в Ивановке (как и во многих местах) сеют только пшеницу. Самый неприхотливый злак. Посеял-собрал-продал. Даже хранить не надо.  
Но и в выращивании пшеницы не все безоблачно.   Землеустроитель  крестьянско-фермерского хозяйства  «Деметра» Тамара  Жакунец опасается, что и пшеницу скоро сеять перестанут:
- Цену на пшеницу запрещено повышать законом.  – поясняет Тамара Васильевна. – Но в тоже время  растет цена на средства защиты , ГСМ. Если килограмм зерна мы продаем по 1гр. 10 копеек, то литр солярки покупаем по 9 гривен!
Придет весна – придется опять брать кредиты… А там посмотрим…
Прощаясь с селом увидел страшную сцену. В центре поселка,  у дороги,  высится монумент павшим в войне односельчанам. Более того, у монумента есть несколько могил, в которых захоронены бойцы Великой Отечественной. По захоронению бродят две жирные козы и с наглым видом щиплют траву на могилах, и даже жрут бумажные цветы из венков.
- Посмотрите, обратился я к прохожему – чьи-то козы отвязались, надо прогнать и позвать хозяина!!!
- А они не отвязались, -  равнодушно махнул рукой прохожий ,  - они ВСЕГДА ЗДЕСЬ ПАСУТСЯ . Их держит семья Абельтаровых. Сколько раз мы просили , предупреждали их о недопустимости подобного выпаса, а им все равно, им даже сельсовет угрожал, а они только смеются…
Ответил и  пошел себе дальше.
 Я застыл в недоумении. Да и вы читатели,  поймете мой гнев. Но не спешите сыпать все проклятия на головы вандалов. То, что я увидел «под занавес» каким-то логическим образом увязалось со всем тем, что я  описал ранее.
Я увидел   умных, красивых, здоровых  людей  живущих на своей земле. Этих людей лишили всяческих средств к существованию, оставили лишь скотский прожиточный минимум. Этих людей продолжают унижать, душить налогами, практически сживать со свету. А они молчат. Козы, которых я согнал с монумента, недовольно блеяли. А люди молчат. Сегодня гадят на могилы их отцов-героев. А люди отмахиваются…

Не приезжайте в Ивановку. Иваны не помнящие родства достойны того, что они имеют, и как их имеют. Вот только жалости они не достойны.  

 "Крымское время" №122 от 3 ноября 2011

Комментариев нет:

Отправить комментарий