суббота, 3 декабря 2011 г.

Целились в Европу, а попали?


Наталья КИСЕЛЕВА

В 2012 году мы будем снова выбирать нардепов Верховной Рады. Полностью писать их статус – народные депутаты – не хочется. Ну, какие они народные, скорее – инородные, так как слишком далеки они от избирателей. Но выбирать придется. И снова по новым правилам.

Наше новое – это плохо забытое старое

На сегодняшний день в мире при формировании парламентов используются три основные избирательные системы: мажоритарная, пропорциональная и смешанная. В «нэзалэжной» Украине все три уже были опробованы. В 1994-м мы голосовали по мажоритарной системе, выбирая одну фамилию из длинного списка кандидатов. В 2006-м и 2007-м мы выбирали уже по пропорциональной системе из такого же длинного списка, но только партий. В 1998-м и в 2002-м украинский парламент формировался по смешанной системе, когда избиратели получали два бюллетеня, которые за их размеры окрестили «простынями»: один с многофамильным списком одномандатников (слово-то какое емкое) и другой с не менее обширным партийным списком.
В следующем году мы будем снова голосовать по смешанной системе. Так решили нынешние нардепы, дружно проголосовав за новый закон о выборах. В этом законе они предусмотрели и другие новшества:
·         Отмену в избирательных бюллетенях графы «против всех».
·         Повышение проходного барьера для партий с трех процентов до пяти.
·         Запрет избирательных блоков.
И все это в угоду электорату и ЕВРОПЕЙСКОМУ ВЫБОРУ УКРАИНЫ. Так, по крайней мере, объясняли сами парламентарии, уверяя будущих избирателей, что это вполне по-европейски: 5-процентный проходной барьер, смешанная система и запрет на избирательные блоки.
Но на самом деле ПО-ЕВРОПЕЙСКИ – это проходной барьер не более 3-х процентов и полная свобода объединений, в том числе и политических, к которым относятся избирательные блоки. Именно эти нормы четко прописаны ПАСЕ еще в 2007 году в Резолюции №1547 «О состоянии прав человека и демократии в Европе».
54-й пункт этой Резолюции напоминает, что «свобода объединений является одним из наиболее основополагающих политических прав и непременным условием надлежащего функционирования демократии». А в 58-м пункте даются указания по избирательному порогу: «В странах с устоявшимися демократическими традициями при проведении парламентских выборов пороги не должны устанавливаться на уровне выше 3 процентов голосов».
И Украина в таком случае получается со своей «тысячелетней историей» так и не доросла до страны с «устоявшимися демократическими традициями».

Так похоже на Европу, только все же не Европа
 А теперь посмотрим, как у них там, в Европе, выбирают. Для чистоты эксперимента исключим из списка европейских стран, с избирательными нормами которых мы будем сравнивать новшества предстоящих украинских выборов, следующие государства:
1)      европейских «карликов» (Андорру, Лихтенштейн, Мальту, Монако и Сан-Марино), территории которых не идут ни в какое сравнение с большой Украиной.
2)      постсоветские республики (Белоруссию, Латвию, Литву, Молдавию, Россию и Эстонию), у которых с устоявшейся демократией тоже нелады.
3)      и Ватикан, где парламента нет и вряд ли будет.

И что же мы имеем?
Ø       Смешанная избирательная система никак не является европейской нормой при формировании высшего законодательного органа. На парламентских выборах она используется только в ТРЕХ государствах: Албании, Венгрии и Германии. ВСЕ! Вот вам и по-европейски.
Ø       Сроки полномочий парламентариев. Правда, их на Украине увеличили с четырех процентов до пяти еще раньше – при изменении конституции после «оранжевой революции», – но вернувшись к прежней конституции, наши парламентарии повышенные сроки сидения в депутатских креслах для себя любимых оставили. В Европе же 5-летние сроки полномочий депутатского корпуса являются скорее исключением, чем правилом. В нашем списке государств 5-летний мандат есть только у депутатов Великобритании, Ирландии, Италии, Словении и Франции.
Ø       Запрет избирательных блоков. Ну здесь о европейских нормах вообще говорить не приходится, так как любой запрет на объединение считается не демократичным. Правда, в некоторых странах введены разные «размеры» избирательного порога для партий и блоков. Такие нормы предусматривает законодательство трех государств: Италии, Польши и Румынии. В Италии для партий установлен проходной барьер 4%, а для избирательных блоков – 10%, а в Польше и Румынии – партиям для прохождения в парламент достаточно преодолеть 5% порог, а блокам надо набрать не менее 8% голосов избирателей. Но Украина почему-то не воспользовалась этими европейскими примерами, а просто ввела запрет на избирательные блоки.
Ø       Проходной барьер. 5-процентный порог существует только в Венгрии, Германии, Словакии и уже упоминавшихся Польше и Румынии. В остальных европейских странах устоявшейся демократии проходной барьер установлен либо на уровне 3-4% или вообще отсутствует. Так что наше увеличение избирательного порога до 5% никак не соответствует нормам европейского большинства. Впрочем, как и другие нововведения.

А куда же мы целимся?
Вот так-то. Вроде движемся в Европу, а попадаем не туда. Если же учесть, что в избирательных системах мы вообще повернули назад, то можно предположить, что еще через 5 лет мы окажемся в 1994-м и будем снова выбирать одномандатников. А мажоритарная система, кстати сказать, является одной из распространенных отнюдь не в Европе, а в Африке и в Азии. А, может, украинские политики туда и целились?
Помните этот старый одесский анекдот, описанный Аркадием Хайтом в его рассказе «Тетя Мина – всемирная сваха»? Если кто-то забыл или не знает этого писателя-сатирика, напомним, что он был автором «Веселых уроков» из юмористической программы «Радионяня», на которых в 70-х советская детвора с легкостью овладевала правилами русского языка, дорожного движения и поведения, а также «усваивала» законы математики, физики, биологии и прочих наук еще до похода в школу. Причем тоже легко, потому как подавались они с шутками и песнями.
Еще Хайта мы можем благодарить за сценарии веселых мультсериалов «Ну, погоди!» и «Приключения кота Леопольда». А его сатирические миниатюры кто только не исполнял. От Аркадия Райкина до Михаила Задорнова.
Поход же наших парламентариев в Европу через избирательное ушко мне напомнил его рассказ про тетю Мину. Причем рассказ этот практически об отношениях нардепов и народа.  
Тетя Мина была соседкой по квартире одного из режиссеров киностудии имени Горького и друга Аркадия Хайта. Колоритность этой тетушки писатель отметил с первых минут знакомства, когда его друг представил сатирика соседке:
«- Мина Моисеевна, – сказал он, – знаете, кто это? Это Хайт!
- Так что, – спросила она, – мне встать по стойке «смирно» или пойти помыть шею?
- Не надо, – сказал я. – Можете ходить с грязной.
- О, какой язвительный молодой человек! Жалко, я не знала, что у меня будет такой важный гость. Купила бы чего-нибудь особенного к чаю. Вы, кстати, чай будете без какого варенья: без вишнёвого или без клубничного?
- Если можно, то без малинового.
- Пожалуйста! У меня все есть».
Согласитесь, что тетя Мина здесь очень напоминает наших избранников, которые в предвыборную кампанию говорят, что у них для нас есть все, а после выборов оказывается, что мы должны пить чай без обещанного варенья. Если вообще на чай зарплаты хватит. 
Есть в рассказе про тетю Мину и сами депутаты, которых она поминала, когда речь заходила об исключительных умственных способностях ее соплеменников. Хайт подчеркивал, что в душе Мина Моисеевна была стопроцентной еврейкой, но терпеть не могла разговоров, какие мы все потрясающе умные.
«- Ай, не морочьте голову, вот вам мой племянник, дофке еврей, – тупой, как одно место. Кончил в этом году школу – и что? С его знаниями он может попасть только в один институт – в институт Склифосовского!
Я иногда начинал ее дразнить:
- Но мы же с вами избранный народ!
- Мы – да! Но некоторых евреев, по-моему, избирали прямым и тайным голосованием, как наш Верховный Совет».
Как вам этот племянник? Не напоминает некоторых депутатов с их знаниями, годящимися для попадания только в институт Склифосовского? Но сидят они при этом в высшем законодательном органе и коллекционируют корочки о высшем образовании и ученые степени и звания.
А теперь, наконец, о прицеле и попадании. Тетя Мина была свахой по призванию. И телефон у нее не умолкал с утра до вечера. «Было сплошным удовольствием слушать, как она решает матримониальные дела», – признается писатель. При этом она умела рекламировать любой из своих товаров, даже бросовый и неликвидный: «Человек должен уметь расхвалить свой товар, – говорила она. – Реклама – это большое дело. Посмотрите, когда курица несет яйцо, как она кричит, как она кудахчет. А утка несет тихо без единого звука. И результат? Куриные яйца все покупают, а про утиные никто даже не слышал. Не было звуковой рекламы!»
Ну, снова как про депутатов сказано, которые умудряются всучить электорату себя на 5 лет как те куриные яйца, а избиратель каждый раз забывает о том, что яйца – это скоропортящийся продукт.
Практику рекламного дела тетя Мина, судя по всему, освоила на отлично, потому как бралась за самые, на мой взгляд, безнадежные дела: «Алло! Что? Да, я вас помню, Володя. Так что Вы хотите? Чтоб она была молодая, так, красивая, и что еще? Богатая. Я не поняла, Вам что, нужно три жены? Ах, одна! Но, чтоб она все это имела. Ясно. Простите, а что вы имеете? Кто Вы по профессии? Учитель зоологии? Хорошо, звоните, будем искать».
Тетя Мина наверняка нашла нужную невесту этому жениху. Но наш брак бедных учителей-избирателей с богатыми депутатами никогда не состоится, сколько бы мы ни выбирали. Тем более, когда нам вместо европейских норм подсовывают африканские или азиатские. Как в том же рассказе Аркадия Хайта:
«Помню, сидим мы с ней, беседуем. Вдруг – телефонный звонок. Кто-то ошибся номером. Громкий мужской голос, который слышу даже я, кричит:
- Куда я попал?!
- А куда Вы целились? – спрашивает тетя Мина».
Так и украинские депутаты. То ли не туда целились, то ли не туда попали.

Крымское время, № 134 от 1 декабря 2011 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий