пятница, 9 декабря 2011 г.

Языковые войны



Наталья КИСЕЛЕВА

Пока Европа идет по пути официального многоязычия, расширяя количество языков, имеющих государственный и региональный статусы, на постсоветском пространстве на протяжении 20 лет не утихают языковые войны. И войны эти направлены против русского языка. В одних странах у политиков хватает ума избавиться от языковой русофобии, в других ума не хватает.


В июне этого года в Таджикистане восстановили статус русского языка. Такое решение поддержали обе палаты местного парламента. В конституции Таджикистана (2 ст.) за таджикским языком закреплен статус государственного, а русский определяется как язык межнационального общения. Из принятого в 2009 г. закона «О государственном языке» упоминание о русском языке и его статусе исчезло. Такая ситуация продержалась менее двух лет. И летом парламентарии Таджикистана внесли в закон изменения, вернув русскому статус языка межнационального общения.
Эта история напоминает языковые перипетии в Индии, которая, избавившись в 1947 г. от колониальной зависимости, установила государственный статус для двух языков: хинди и английского. Но двуязычию индийцы отвели 15 лет жизни, по истечении которых страна могла лишить язык своих бывших колонизаторов официального статуса. Прошли 15 лет, и индийский парламент посчитал, что лишать английский язык его статуса не выгодно ни с политической, ни – главное – с экономической точки зрения. И в современной Индии так и осталось государственное двуязычие.      
В Таджикистане также поняли выгодность многоязычия, а вот в Латвии не понимают. На днях латышский президент Андрис Берзиньш даже заявил, что покинет свой пост, если русский язык получит статус государственного. Что же заставило его сделать такое заявление?
В стране развернулась широкомасштабная кампания «За родной язык», в рамках которой собирали подписи за придание русскому языку (наряду с латышским) государственного статуса. По действующему законодательству для внесения данного вопроса на голосование в парламент необходимо было заручиться поддержкой 10% избирателей, а собрали более 12%. Теперь по языковому вопросу будут определяться парламентарии. Если сейм не поддержит двуязычие, то вопрос о статусе русского языка будет вынесен на референдум. Президент же Латвии обещает уйти в отставку: «Единственное, что я могу пообещать насчет языка: пока что-то в этом деле будет зависеть от меня, такого не произойдет. А если произойдет, то я покину этот пост».
Что-то подобное заявила недавно и Анна Герман, выступившая с резким осуждением законопроекта Елены Бондаренко о снижении обязательных квот (с 50% до 25%) на национальный музыкальный продукт в телерадиоэфире.
Правда пани Герман, в отличие от латышского главы государства, не готова пожертвовать своей зарплатой и постами (советник президента и руководитель главного управления по гуманитарным и общественно-политическим вопросам в президентской администрации) ради «ридной мовы», но не прочь ЗЛОУПОТРЕБИТЬ СВОИМ СЛУЖЕБНЫМ ПОЛОЖЕНИЕМ: «Пока мы с вами живы, пока мы с вами работаем и ИМЕЕМ ВЛИЯНИЕ НА СИТУАЦИЮ, никто не будет иметь право уменьшить квоты для украинской песни».
Что ж это за песни такие украинские, что требуют отдельного закона, заставляющего украинцев их слушать?
А что это за европейский выбор Украины, отрицающий многоязычие, когда большинство государств Европы придерживаются как раз полилингвизма в языковой политике?! И если руководитель ГУМАНИТАРНОГО блока в администрации президента этого не знает, мы можем в качестве гуманитарной помощи провести с ней ликбез по данному вопросу. Итак, Анна Николаевна (в девичестве Ганна Мыколаивна Стэцив), слушайте.
В Европе 44 государства: от самого маленького в мире (Ватикана) до самого большого (России). Причем и в карликовом Ватикане и в огромной Российской Федерации несколько официальных языков. В Ватикане – два (латынь и итальянский). В России – один государственный русский и более 30-ти региональных языков, имеющих статус государственных в субъектах федерации. 
В остальных странах Европы также наблюдается тенденция официального полилингвизма. Кроме Ватикана, еще в 6-ти странах закреплено государственное двуязычие. Это Белоруссия, Исландия, Ирландия, Мальта, Финляндия и Норвегия. Причем в Финляндии и Норвегии кроме двух госязыков есть еще и региональные.  
В 3-х европейских странах по 3 языка имеют статус государственного. Это Бельгия, Босния и Герцеговина, Люксембург. В Швейцарии 4 госязыка.
В 22 странах Европы используется смешанная языковая политика, когда наряду с одним госязыком на законодательном уровне за одним или более языками закреплен статус региональных. Это Австрия, Андорра, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Испания, Италия, Молдавия. Нидерланды, Польша, Португалия, Россия, Сербия, Словакия, Словения, Франция, Хорватия, Черногория,Чехия, Швеция.
Подбиваем итоги и получаем, что большинство (73%) европейских государств придерживаются политики официального многоязычия. Поэтому украинским политикам, без умолку талдычащим о европейском выборе, для начала надо хотя бы отказаться от ПОЛИТИКИ ДИКАРЕЙ в языковой сфере. 

«Крымское время», № 137 от 8 декабря 2011 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий