вторник, 13 декабря 2011 г.

Молодежные субкультуры меняют людей и мир



Алена МАРКЕЛОВА

— Привет, Аленка!
Вот так встреча! Передо мной стоял Сергей — знакомый, которого я не видела уже несколько лет.
— Привет, Сережка! А ты не изменился.
Это был не комплимент. Сергей действительно выглядел так, как будто мы только вчера расстались: черный кардиган, из-под которого выглядывала клетчатая рубашка, черные драные джинсы, черно-белые кеды… Плюс цепи, кольца в ушах и кожаные браслеты на руках. «Неформал», одним словом.
— Ага, я все тот же панк, — самодовольно улыбнулся Сергей. — Правда не такой молодой… Между прочим, у меня сегодня день рождения: тридцать два года исполнилось. Пойдем портвейн пить!
Я отказалась — какой портвейн в разгар рабочего дня?
- А у меня сейчас нет работы, - радостно сказал Сережка. — Но я не заморачиваюсь. Так что звони в любое время.
Мы попрощались и отправились каждый по своим делам: я — в редакцию, Сергей — пить портвейн и отмечать день рождения.



Выход из «Нирваны»

Несколько лет назад 26-летняя Марина была «завсегдатаем» неформальных тусовок Симферополя. Сейчас все это осталось в прошлом, у нее прекрасная семья — любящий муж и маленький ребенок, очень теплые отношения с родителями. Но так было не всегда…
— Все началось с увлечения музыкой группы «Нирвана», которое началось еще в школе, — рассказывает Марина. — Моим кумиром был лидер этой группы Курт Кобейн, который покончил жизнь самоубийством. На мир я смотрела сквозь призму любимой музыки, а моя комната напоминала музей памяти Кобейна: стены украшали его фотографии, цитаты из интервью и песен «Нирваны». Я носила только черную одежду, подражая готам, ярко красилась и даже пару раз ходила на кладбище с друзьями, правда, зачем, не могу объяснить до сих пор. Не скажу, что я была настоящим готом, просто мне нравились некоторые готические группы, их мрачный антураж и тексты песен, пропитанные меланхолией. Из русскоязычных групп я часто слушала «Агату Кристи», особенно их песню «Опиум для никого»: «Я крашу губы гуталином, я обожаю черный цвет…». В этой вещи меня сильно «цепляли» финальные строки: «Убей меня, убей себя. Ты не изменишь ничего…»
По словам Марины, кроме мрачного эстетства готов ее привлекала романтика хиппи, она любила украшать свои руки «хипповскими» фенечками из бисера и ниток.
— Мы вместе с друзьями ездили на рок-фестивали. Концерты продолжались практически круглые сутки, поэтому, чтобы не спать, мы употребляли разные стимуляторы, — вспоминает она. — К счастью, это не были «тяжелые» наркотики, и я не успела на них «подсесть». Однако некоторые мои знакомые по тусовке стали наркоманами, спились, а некоторых уже нет в живых.
Отношения с родителями у Марины совсем разладились. Однажды она вернулась с очередного фестиваля в состоянии наркотической эйфории, и родные это заметили. Девушке тогда было меньше девятнадцати лет…
— Родители не стали на меня кричать, закрывать на замок, а просто садились и очень спокойно, терпеливо, а главное — с любовью разговаривали со мной, — продолжает Марина. — И это подействовало! Я благодарна им за терпение, за те усилия, которые они приложили, чтобы вытащить меня из этой клоаки. Позже я поняла, чего им это стоило… Конечно, процесс реабилитации был длительным, но сейчас я четко разделяю свою жизнь на «до» и «после». И, по правде говоря, стараюсь никому не рассказывать о том, кем я была до «выздоровления».
Впрочем, несмотря на свой печальный опыт, Марина не считает, что молодежные субкультуры — будь то готы, хиппи, панки или другие — плохи сами по себе.
— Не надо наклеивать ярлыки: мол, все хиппи — наркоманы, панки — алкоголики и хулиганы, а готы и эмо — сатанисты или потенциальные самоубийцы. Это не так. Все зависит от человека. Важно не замыкаться в узких рамках субкультуры, не зацикливаться, а развиваться, идти дальше и быть свободным.

«Крутой прикид» из секс-шопа



Всезнающая Википедия определяет субкультуру как «часть культуры общества, которая отличается от преобладающего большинства, а также социальные группы носителей этой культуры». В 1950 году американский социолог Дэвид Райзмен дал понятие субкультуры как «группы людей, преднамеренно избирающих стиль и ценности, предпочитаемые меньшинством». По мнению другого исследователя, Дика Хэбдиджа, «субкультуры привлекают людей со схожими вкусами, которых не удовлетворяют общепринятые стандарты и ценности».
— Первым в истории «молодежным движением», наверное, можно считать крестовый поход детей 1212 года, когда тысячи детей и подростков отправились завоевывать Палестину, — говорит врач-психотерапевт Михаил Сегалов. — Итог похода был трагическим: большая часть детей погибла, или была продана в рабство не без участия тех, кто их сопровождал. Яркий и печальный пример того, к чему могут привести с одной стороны, массовые манипуляции сознанием, а с другой — слепое следование чужим установкам и правилам. Вообще, иногда бывает очень полезно проследить, откуда берется то или иное явление массовой культуры. Например, законодателем моды на металлические цепи, заклепки, кожаные одежды, популярные у представителей многих молодежных субкультур, был вокалист британской рок-группы «Judas Priest» Роберт Хэлфорд, который одним из первых стал появляться на сцене в таком виде в семидесятые годы. Мало кто знает, что этот имидж гомосексуалист Хэлфорд позаимствовал у «коллег» по нетрадиционной ориентации, а «металлическая» атрибутика для выступления была куплена в специализированном секс-шопе. Однако новый имидж группы был принят публикой на «ура», моду на кожу и металл подхватили другие кумиры и их поклонники.
А для того, чтобы понять, что на самом деле представляет из себя субкультура хиппи, очень полезно посмотреть фильм 1971 года о знаменитом Гластонберийском музыкальном фестивале. Это фильм без купюр и романтического «флера», там можно наблюдать реальные картины из жизни «детей цветов»: голые парни и девушки валяются в грязи, там же курят марихуану, занимаются сексом на глазах у публики, кружатся в безумных танцах, больше напоминающих конвульсии. В конце этого действа под крики и вопли обезумевшей толпы возле сцены устанавливают огромное распятие, которое затем поджигают. А «дети цветов», переполненные «радостью и любовью», продолжают свой шабаш возле пылающего креста.











По мнению Михаила Сегалова, молодежные субкультуры стали мощным орудием манипуляции сознанием молодежи и изменения мира. Ведь культурная и сексуальная революции второй половины двадцатого века изменили нашу жизнь не меньше, чем революции технические и социальные. А бывшие «дети цветов» сейчас вершат судьбы народов и государств.
Стал ли мир от этого лучше? Судите сами…

Мнение
Игорь Ганзин: «Субкультура — это симптом подросткового кризиса»
— Одна из главных причин, по которой подростки причисляют себя к определенной субкультуре — это желание «выделиться из толпы», привлечь к себе внимание, проявить свою индивидуальность, — говорит психотерапевт, доктор медицинских наук Игорь Ганзин. — Еще одна причина заключается в том, что у молодых людей есть потребность находиться, так сказать, на грани дозволенного. Субкультуры дают им такую возможность, ведь это протест против общепринятых ценностей и законов.
И, наконец, не последнее место занимает такое явление как подростковый кризис. Взрослые в период внутреннего кризиса чаще всего приходят к Богу, а подростки — в молодежные субкультуры.
Игорь Ганзин советует родителям не впадать в панику и не препятствовать подростку в его увлечении: во-первых, это бесполезно, а во-вторых, может привести к тому, что родители станут в глазах молодого человека врагами.
— Необходимо найти как можно больше информации о течении, которым увлекается подросток, — советует Ганзин. — Тогда вы сможете разговаривать с ним на одном языке, и в конечном итоге воспитаете у него желание быть самим собой, не причисляя себя к хиппи, готам и прочим молодежным группам. Кроме этого, надо помочь ребенку развить свои способности. Можно, к примеру, записать его на уроки вокала, живописи или в спортивную секцию. Надо понимать, что не все субкультуры отрицательно влияют на психическое и духовное здоровье подростков. Не нужно думать, что это только секс, наркотики и рок-н-ролл. К примеру, толкиенисты читают много книг и периодически устраивают ролевые игры. Это своеобразный психотерапевтический тренинг, позволяющий им обыгрывать свои проблемы и выплескивать агрессию. Хотя, конечно, существует опасность, что подросток станет слепым орудием какой-то антисоциальной организации. Поэтому так важно изучить ту субкультуру, с которой ассоциирует себя ваш ребенок.
По мнению Игоря Ганзина, родители должны прививать подростку традиционные ценности и воспитывать в нем духовность. Тогда он будет знать меру и не переступит опасную черту. А увлечение субкультурами пройдет для него без отрицательных последствий.
— Однако если человек и в 30 лет ассоциирует себя исключительно с субкультурой, например, носит длинные волосы, считает себя хиппи и руководствуется в жизни соответствующими принципами — это уже ненормально, — предупреждает Ганзин. — Я называю таких людей «недобитые временем». Они не стали законченными наркоманами или алкоголиками, но у них нет перспектив.
"Крымское время" №138 от 10 декабря 2011 года

Комментариев нет:

Отправить комментарий