понедельник, 13 февраля 2012 г.

Меджлис на улице Потемкинской


  
Наталья КИСЕЛЕВА

Очередные научные собрания в Русском Доме были посвящены проблемам крымской топонимики. Тема эта актуальная и изрядно политизированная. Сторонники и противники переименований мало того что, как правило, не находят общего языка, они еще и не знают языка ЗАКОНА. О действующем украинском законодательстве, регулирующем наименования, переименования и прочие вопросы, связанные с географическими названиями, рассказал собравшимся в Русском культурном центре историк, начальник управления Республиканского комитета АРК по охране культурного наследия Вячеслав ЗАРУБИН.    



Что в имени тебе моем?
Вячеслав Зарубин совершенно справедливо отметил, что топонимическая карта – это явление не постоянное, а скорее постоянно меняющееся. Причем смена географических названий происходит в разных странах и в разное время. Список измененных названий только населенных пунктов потянет на много-многотомное издание. Взять хотя бы для примера только столицы государств или известные города. Нью-Йорк назывался Новым Амстердамом, Париж – Лютецией, Стамбул – Византием и Константинополем и т.д.
Процесс изменения географических названий не обошел и наш полуостров. Каждый этнос, обитавший когда-либо в Крыму, изменял его топонимическую карту. Одни названия до нас дошли в неизменном или частично измененном виде, другие народы, не имевшие письменности, не оставили нам топонимических свидетельств своего существования на полуострове. При этом каждое новое «завоевание» Крыма приводило к значительным изменениям его топонимии, потому как было обусловлено и сменой этнической структуры полуострова, и изменением его политического статуса.
Если говорить о новейшей истории, то в Крыму было несколько периодов топонимической трансформации. После присоединения полуострова к Российской империи географическая номенклатура Крыма не претерпела значительных изменений. Существующие названия сохранялись, а новые населенные пункты получали новые названия, как, например, город Симферополь, созданный у селения Ак-мечеть, а отнюдь не на его территории.
В советское время первое переименование коснулось Ялты, которую большевики превратили в Красноармейск в честь того, что это был последний пункт, который завоевали бойцы Красной Армии. Ялта носила новое название не долго – с 8 января по 25 августа 1921 года. Но шустрые американцы успели нанести Красноармейск на карты в своих атласах, хотя в скобках оставили и старое название – Ялта.
Значительные изменения топонимическая карта Крыма претерпела в 1944, 1945 и 1948 годах в соответствие с указами Президиума Верховного Совета СССР о переименовании районов, райцентров, сельсоветов и других населенных пунктов на территории полуострова. Связано это было как с выселением (после освобождения полуострова от оккупантов) различных народов по обвинению их в коллаборационизме, так и с увековечением памяти тех, кто сражался в Великую Отечественную войну с захватчиками, защищая и освобождая Крым от нацистов.
Так, на карте Крыма появились населенные пункты Самохвалово (в честь уроженца Крыма, Героя Советского Союза, летчика Н. С. Самохвалова), Новожиловка, Лобаново, Красносельское, Токарево, Бондаренково, Борисовка, Костырино, Тасуново, Яковенково, Денисовка (в честь Героев Советского Союза, погибших в Крыму) и др. И переименовать сегодня эти населенные пункты поднимется рука разве что у тех, чьи отцы и деды сражались на стороне нацистов или служили оккупантам.

Как вы лодку назовете?
Кстати о переименованиях. Закон Украины «О географических названиях» четко регулирует этот процесс.
«Переименование географических объектов возможно, в виде исключения, в таких случаях:
·      повторения названий однородных географических объектов в пределах одной административно-территориальной единицы;
·      необходимости возвращения отдельным географическим объектам их исторических названий;
·      существенного изменения функции или назначения географического объекта.
Переименование географических объектов осуществляется с учетом мнения большинства населения, которое проживает на территории, где расположены эти объекты, в соответствии с законом о референдумах».
После озвученной докладчиком нормы закона, мы делаем закономерный вывод, что требование нардепа Александра Дония и аналогичное требование меджлиса, одним махом и всем скопом переименовать населенные пункты Крымской автономии противоречат действующему законодательству.
И здесь не может быть аргументом необходимость возвращения исторических названий, потому что к любым восстановлениям исторической памяти меджлис относится не с исторической, а с политической точки зрения, пытаясь диктовать всем народам Крыма свою волю. Так, по мнению меджлисовцев, в Симферополе нельзя восстановить памятник Екатерине II и нельзя вернуть имя Екатерининская сегодняшней улице Карла Маркса, потому что личность Великой российской императрицы не нравится членам незаконной этнической организации. Но при этом никто из меджлисовцев не спрашивал мнения крымских русских, когда одной из улиц столицы автономии дали имя Девлет Гирея. Этот крымский хан в 1571 году сжег Москву. И в результате только этого его «путешествия» с 40-тысячным войском были убиты десятки тысяч русских людей и более 150 тысяч уведены в рабство.
И уж с большой долей вероятности можно предсказать, какой крик поднимут в меджлисе, если симферопольцы захотят возвратить историческое название Потемкинская нынешней улице Шмидта, на которой располагается здание этой незаконной организации.  
Кстати, закон Украины также регулирует наименование географических объектов в честь различных деятелей. «Имена выдающихся государственных или общественных деятелей, представителей науки, культуры или других лиц, деятельность которых не связана с соответствующими географическими объектами, могут присваиваться посмертно, и только в исключительных случаях с учетом мнения большинства населения, которое проживает на территории, где расположены эти объекты. Учет мнения большинства населения осуществляется в соответствии с законом о референдумах».
В связи с этой нормой, требование присвоить Симферопольскому аэропорту имя Амет-Хана Султана также входит в противоречие с действующим законодательством. Причем  такого права нет у Верховного Совета автономии, поэтому обвинения, звучащие по данному поводу в адрес крымских парламентариев, беспочвенны. Кроме того инициаторам такого наименования не лишним было бы изучить еще одну статью Закона Украины «О географических названиях», в которой говорится, что названия аэропортов и других объектов транспорта, как правило, должны быть производными от названий населенных пунктов или их частей, в которых или рядом с которыми они расположены.
Но существование таких законодательных норм никак не помешали присвоить имя военного летчика, дважды Героя Советского Союза Амет-Хана Султана одной из площадей крымской столицы.

Топонимическое преступление    
Нельзя не отметить норму действующего законодательства, посвященную использованию и сохранению географических названий. 10-я статья закона четко определяет, что географические названия «являются обязательными для применения органами государственной власти, органами местного самоуправления, предприятиями, учреждениями и организациями, средствами массовой информации, а также в учебных, картографических, справочных, энциклопедических изданиях, объявлениях, рекламе, вывесках, дорожных указателях, почтовых отправлениях и других областях их официального применения».
Мы специально выделили в приведенном списке средства массовой информации, потому что как раз здесь мы и наблюдаем топонимические преступления, совершаемые некоторыми СМИ в Крыму. К числу таких нарушителей относятся не только частные СМИ, как, например, «первый крымскотатарский независимый коммерческий телеканал ATR», но и представители масс-медиа, в учредителях которых значатся органы государственной власти, – «Крымскотатарская редакция» Государственной телерадиокампании Крым и газета «Голос Крыма».
Журналисты этих средств массовой информации постоянно нарушают 10-ю статью Закона Украины «О географических названиях», называя Симферополь – Аксмеджидом, Севастополь – Акъяром и т.п. Причем называют не только в авторских текстах, но и публикуя официальные сообщения органов власти.
Вот всего лишь один пример. В «Голосе Крыма» (№5 от 3 февраля 2012 г.) размещено сообщение пресс-центра Симферопольского горсовета под названием «В школах Аксмеджида прекращены занятия». Интересное распоряжение про какой-то Аксмеджид, по версии газеты, издает мэр города Виктор Агеев!
Кстати, государственный контроль за соблюдением этой статьи возложен на местные органы исполнительной власти и органы местного самоуправления, а также на прокуратуру, как орган, осуществляющий от имени государства надзор за соблюдением законодательства
Но ни крымская прокуратура, ни местные органы власти не спешат выполнять возложенные на них функции, не замечая противозаконных действий СМИ.

       «Крымское время», № 13 от 9 февраля 2012 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий