суббота, 22 октября 2011 г.

В Крыму с почестями похоронили нацистского коллаборациониста



Наталья КИСЕЛЕВА

В боях за Крым в период Великой Отечественной войны погиб каждый пятый советский воин. А сколько крови здесь было пролито солдатами, оборонявшими и освобождавшими полуостров? А сколько мирных жителей Крыма погибло от рук оккупантов и их прислужников? И зададимся вопросом: «Могут ли представители крымской власти отдавать почести нацистским коллаборационистам? Даже если это посмертные почести?» 











Кто такой Дженгиз Дагджи?
Дженгиз Дагджи является крымскотатарским писателем, правда писавшим свои романы на турецком языке. Родился он в деревне Кызылташ (сегодня Краснокаменка) 9 мартя 1920 года. Окончил в Симферополе «образцовую двенадцатую школу», поступил на исторический факультет Крымского педагогического института. Об этом говорится в «Воспоминаниях» писателя, с которыми может ознакомиться любой крымчанин благодаря прекрасному переводу мемуаров на русский язык, сделанному доктором  филологических наук, профессором Адиле Эмировой.
Из этих же автобиографических строк мы узнаем, что автор во время Великой Отечественной войны попал в плен, затем из концлагеря был завербован в Туркестанский легион, где и служил в офицерском звании, командуя одним из отрядов коллаборационистов, и снял немецкую форму уже только во время освободительного похода Красной Армии по оккупированным странам Европы.
Известный исследователь коллаборационизма периода Второй мировой Сергей Дробязко так описывает появление Восточных легионов, в структуре которых находился и Туркестанский легион, в вооруженных сил нацистской Германии: «Появление Восточных легионов относится к октябрю 1941 г., когда немецкая военная разведка – абвер – начала работу по созданию из советских военнопленных частей специального назначения, призванных содействовать продвижению немецких войск на Кавказ и в Среднюю Азию. Помимо выполнения специальных задач, таких как борьба с партизанами и разведывательно-диверсионная деятельность, их личный состав должен был содействовать пропагандистской работе по привлечению на немецкую сторону перебежчиков из числа представителей среднеазиатских и кавказских народов и участвовать в организации антисоветских восстаний на территории национальных республик».
В конце войны Туркестанский легион вошел в Восточно-тюркское соединение СС – вооруженные формирования СС, состоявшие из тюркских народов, исповедующих ислам. Ветеранам войны и их потомкам не надо объяснять, что в ведении СС находились лагеря смерти, в которых погибли миллионы людей. На совести СС (если у них была совесть) организация террора и уничтожения людей по расовым признакам и политическим убеждениям. Именно СС причастно к преступлениям против человечности, что и было установлено Нюрнбергским трибуналом.
Какими «подвигами» отличился лично офицер Туркестанского легиона Дженгиз Дагджи в годы войны, мы не знаем. В своих воспоминаниях он об этом умалчивает, что справедливо отмечает профессор Рефат Аппазов в статье «Некоторые мысли, навеянные Дженгизом Дагджи».

«Как мне кажется, – пишет Рефат Аппазов, – в книге много недосказанного, не объясненного до конца. Например, с трудом верится в то, что человек, служивший в частях немецкой армии, не участвовал ни в каких операциях – во всяком случае об этом ничего не сказано. Завуалированным кажется его рассказ о польском периоде жизни, включая обстоятельства поездки в Крым в разгар войны… Есть и другие явные пробелы, которые кажутся неоправданными. Создается впечатление, что некоторые страницы жизни скрываются осознанно».
Действительно, такое впечатление создается, но сам автор признается, что свою службу в Туркестанском легионе он воспринял с воодушевлением: «Вообще туркестанская идея для меня была столь же значимой, как и идея независимости Крыма. Разве такие личности, как Исмаил бей Гаспринский, не думали об этом, не разрабатывали эту идею? Разве наш национальный герой Чора Батыр не с этой целью поехал из Крыма в Казань защищать Казанское ханство? Нам был необходим лозунг: Во имя нашей и вашей независимости!»

Зачем разжигать международный скандал? 
Дженгиза Дагджи, скончавшегося 22 сентября 2011 г. в Лондоне, похоронили в Крыму 2 октября.
По версии незаконной этнической организации меджлис, такой была воля умершего. Но в турецких СМИ содержится совсем другая информация, свидетельствующая о том, что инициатором захоронения Дженгиза Дагджи в Крыму выступила как раз Анкара, которой не понравилось, что тело мусульманина предадут земле на христианском кладбище в столице Великобритании. В связи с этим Министерство иностранных дел Турции убедило зятя писателя Франка Поснера и дочь писателя Арзы-Урсулу Поснер, рожденную от брака с Региной-Барбарой Клешко, и его зятя Франка Поснера отправить тело Джениза Дагджи для захоронения на Украину. Родственники дали согласие. Начались межгосударственные переговоры.
По данному поводу на сайте информагентства «Крым24» пытались разжечь международный скандал, разместив статью под названием «Скандал: Украина не дает похоронить крымскотатарского писателя в Крыму», в которой говорилось, что «власти Турции выступили с дипломатической инициативой о захоронении тела скончавшегося на днях в Лондоне известного крымскотатарского писателя Дженгиза Дагджи на его родине в Крыму. Однако предложение официальной Анкары наткнулось на неожиданное противодействие со стороны официального Киева»
Не знаем, в чем заключалось противодействие со стороны Украины, но можем предположить, что Киев руководствовался в своих действиях украинским законодательством. А Закон Украины «О погребении и похоронном деле» требует письменного волеизъявления даже от украинского гражданина, умершего на территории иностранного государства, о погребении его тела на территории Украины. Судя по всему такого волеизъявления не было. Так что обвинять Украину в исполнении украинского же законодательства – это, по меньшей мере, абсурдно.
В итоге вопрос был решен положительно и Дженгиза Дагджи вопреки религиозным канонам ислама похоронили аж на 10-й день после смерти.    

Закономерные вопросы
На сайте незаконной организации меджлис, освещавшем похороны, говорится, что «1 октября 2011 года  тело крымскотатарского классика было доставлено в международный аэропорт «Симферополь» на самолете компании  «Турецкие Авиалинии», прибывшем транзитом через Турцию из Лондона в Крым.
Проститься с всемирно известным крымскотатарским писателем-романистом в  Кебир Джами (мечеть в Симферополе. – Прим. авт.) прибыл председатель меджлиса крымскотатарского народа Мустафа Джемилев, президент Всемирного конгресса крымских татар Рефат Чубаров, и.о. постоянного представителя президента Украины в АРК Виктор Плакида, заместитель председателя СМ АРК Георгий Псарев, министр культуры АРК Алена Плакида, члены меджлиса крымскотатарского народа, ветераны крымскотатарского национального движения, крымскотатарские писатели, представители многочисленных крымскотатарских организаций и творческих союзов  из разных стран, а также молодежь.
Для участия в похоронах Дженгиза Дагджи в Крым прибыла официальная делегация из Турции во главе с  министром иностранных дел Турции Ахметом Давутоглу, благодаря усилиям и помощи которого, был осуществлён  процесс транспортировки тела Дагджи из Великобритании в Крым».
Эта информация является документальным подтверждением тому, что государственные чиновники принимали непосредственное участие в мероприятии, организованном незаконной организацией, и отдавали почести коллаборационисту. Похороны состоялись в воскресенье и господин Псарев и супруги Плакиды могли находиться в выходной день на любом мероприятии. Но как частные лица и, допустим, почитатели таланта Дженгиза Дагджи, в чем я лично очень сомневаюсь. Не в том, что они могут быть почитателями творчества этого писателя, а в том, что они вообще читали его произведения.
Но вице-премьер Совета министров автономии Георгий Псарев и представитель гаранта конституции в Крыму Виктор Плакида участвовали в молебне в мечети и в церемонии захоронения как представители государственной власти! Доказательства этому можно найти и на официальном сайте государственной структуры – Республиканского комитета по делам национальностей и депортированных граждан при Совете министров Автономной Республики Крым. Там же размещены и фотографические свидетельства .
И здесь возникают закономерные вопросы:
1) Как логично назвать государственных чиновников, участвующих в мероприятии, которое проводит организация, нарушающая законы государства – соучастниками преступления? На сайте Рескомнаца название этого преступного объединения уважительно представлено с большой буквы – «Миллий Меджлис».   
2) Можно ли сделать вывод, что присутствие представителей государства на торжественном захоронении коллаборациониста, является доказательством того, что нынешняя власть дает официальное добро на героизацию нацистских преступников и их пособников?

P.S. «КВ» готово предоставить возможность ответить на данные вопросы на своих страницах Георгию Псареву и Виктору Плакиде.

На фото:
Форма офицера Туркестанского легиона
Г. Псарев у гроба писателя и коллаборациониста
Г. Псарев и В. Плакида возлагают цветы к могиле писателя и коллаборациониста

«Крымское время», № 116 от 20 октября

Комментариев нет:

Отправить комментарий