понедельник, 31 октября 2011 г.

Кошмар на улице Зеленой






Марина ГУСАРОВА
Фото автора

Есть, как в известной песне, улицы центральные, высокие и важные… А в поселке ГРЭС есть улица Зеленая. Найти которую с первой попытки — дело практически безнадежное. И есть на этой улице дом под номером семь, рядом с СТО. Частично — слегка облагороженный, а в основном — грязный и ободранный. И удивляться тут нечему: расположено здесь общежитие ПМК № 6 — строительное, значит. Впрочем, ПМК этого уже нет, а общежитие есть. И есть в нем жильцы. У одной маленькой семьи, обитающей на улице Зеленой, и побывала в гостях корреспондент «КВ».

Жизнь в тупике


…Вскарабкавшись по обшарпанной лестнице с шаткими перилами, оказываюсь на третьем этаже. Тут меня и встречает Елена Владимирова. Чуть ли не ощупью идем по заставленному всяким хламом темному коридору, потом спускаемся по лестнице, завешанной веревками с бельем. Сейчас в общежитии тихо — в коридоре нас встречает только один жилец — бело-серый кот огромного размера, лениво развалившийся на подоконнике. Снова спускаемся и оказываемся в своеобразном тупике — на лестничной площадке с двумя комнатами. В нос бьет характерный запах. «Это в выходные канализационную трубу прорвало», — поясняет Елена Алексеевна.


За железной дверью — небольшая, но очень чистая и аккуратная комнатка. Она одна для семьи Владимировых — и кухня, и душевая, и жилая. Небольшим диссонансом в этой чистоте смотрится темный угол. «Грибок на стенах, — сетует обитательница комнаты. — Но об этом позже».


Поселились здесь Владимировы около года назад. Нет, они не бомжи, не пьяницы и не асоциальные элементы. У Елены Алексеевны и ее единственного сына, восьмилетнего Лени, когда-то была своя жилплощадь — и не на какой-то там улице Зеленой, а в самом центре Симферополя: на улице Одесской в районе супермаркета «Сельпо».

— Жили мы в очень престижном районе, в Старом городе — вспоминает Елена Владимирова. — Но квартиры в нашем доме постепенно выкупались через подставных лиц одной фирмой. Леня тогда только родился, а в нашу семью пришло горе — буквально в один год умерли мой муж и мама. А люди, выкупившие часть двора, где находилась наша квартира, затеяли стройку. Квартиру надо было продавать, но с продажей нас обманули — дали задаток, а на остальную часть денег должны были купить нам другое жилье, но не купили. Может, сыграло роль и то, что тогда резко подскочили цены на недвижимость. Как бы то ни было, добавлять денег они не стали — и подали иск на выселение нас из квартиры. Я подала встречный иск о расторжении договора купли-продажи, второй — чтобы сделку признали недействительной, и третий — о защите прав на жилье малолетнего ребенка. Но сделать ничего не удалось — как я узнала потом, за этим стояли очень большие люди…

Помощь от спикера и не только

Мытарства Елены Алексеевны, кочевавшей с маленьким сыном по съемным квартирам, сказались на здоровье — она стала инвалидом: больше двух килограммов ей с тех пор поднимать нельзя, а приходится. К тому же, бывшая секретарь-референт даже не могла зарегистрироваться в Центре занятости, чтобы получать хотя бы пособие по безработице — прописки не было.
— Мне удалось попасть на прием к председателю президиума Верховного Совета Крыма Владимиру Константинову, — рассказывает она. — Пришла я туда с одним молодым юристом, который помогал нам. Владимир Андреевич дал своим помощникам задание подыскать нам комнату в общежитиях Симферополя. И я очень благодарна ему, что нам дали это жилье.
Казалось, фортуна вновь повернулась лицом к Елене Владимировой. В общежитие их с Леней привезли на белой «Волге», а вскоре счастливая мама с сыном стала и героиней публикации в «Крымских известиях».



— Мы так обрадовались этой комнате! — вспоминает собеседница. —Конечно, не обошлось и без проблем: в этой части здания не было воды — правда, потом нам помогли ее провести. А один прекрасный и очень верующий человек за свои средства поставил унитаз и душевую кабину — даже сантехников прислал! Перегородки мы не сделали, не было средств. Отгородили, занавеску повесили — благодарение Богу и за то, что мы имеем, и спасибо добрым людям, которые помогали нам.

С отсыревшей стеной и под канализационной трубой

Собиралась Елена Владимирова и дальше потихоньку ремонтировать свое скромное жилище. Но соседство с вплотную пристроенным зданием СТО внесло в планы свои коррективы. Текущая с крыши вода буквально впитывалась в стены комнаты. «Отсюда и грибок, — поясняет Елена Алексеевна. — А мер никто принимать не хочет, хотя я неоднократно просила директора СТО отвести с крыши воду, а также обработать стены снаружи, чтобы они не замокали. У меня это денег нет.
Окончательно усугубили ситуацию жильцы третьего этажа, проведя в аккурат над окнами Владимировых… канализационную трубу.

— У нас второй этаж, а вверху над нами — вот, посмотрите — показывает Елена Алексеевна нависающую над их окнами увесистую конструкцию. — Очень боюсь, что трубу эту разорвет с наступлением холодов и все ее содержимое буквально польется нам в окна. И боюсь не без основания — живущие на третьем этаже двенадцать семей используют туалет не только по прямому назначению, но и как мусорный контейнер: унитаз забивается постоянно! Прошлой зимой, когда эта труба еще вертикально проходила на территории предприятия «Бона», такое уже случилось — и замерзшие фекалии просто кусками висели на стенах!
Ситуация, в которой оказалась сегодня моя собеседница, удивительным образом напоминает ей ту, что произошла на улице Одесской. Она уверена — их с сыном тихой сапой просто планомерно выживают из комнаты, ставшей для их маленькой семьи долгожданной тихой пристанью.
Впрочем, не такой уж и тихой. Шумные посиделки некоторых жильцов, потягивавших пивко и нещадно дымящих в коридоре, пришлись матери с сыном не по душе. После пары-тройки замечаний любители веселых компаний стали просто третировать Елену Алексеевну, изо всех сил пытавшуюся поддерживать чистоту в этом подобии «Вороньей слободки».
— Я им говорю: ребята, мы же все здесь живем — давайте соблюдать тишину, не курить в коридоре, не мусорить, — жалуется собеседница. — А они мне — нашлась, мол, королева! Приехала сюда порядки наводить! И вообще: вселилась, а «поляну» соседям не накрыла! Я не против, пусть живут, как хотят, но почему мы должны постоянно задыхаться от дыма?
Больше всего моя собеседница опасается, что ее комната (кстати, угловая и с возможностью сделать отдельный выход) кому-то приглянулась, и ей с сыном придется искать новое пристанище.
— Как я уже говорила, это общежитие принадлежало ПМК-6, но самой этой организации уже нет, осталась только одна директор. Я слышала о том, что на днях здание нашего общежития должны передать с баланса на баланс, думаю, сегодня это и произошло. Приезжали сюда белые «Волги» — я их видела на площадке перед СТО. Так вот, эта директор прямо говорит нам: «Лена, я бы на вашем месте, если вам здесь не нравится, попросила у Константинова что-нибудь получше», — со слезами в голосе говорит Елена Алексеевна. — Но если я пойду к Константинову с такой просьбой, кто посчитает меня адекватным человеком? Мне вполне достаточно того, что я имею — хочется просто элементарных удобств. Разве это преступление? Кстати, комната эта обходится нам весьма недешево: я даже не знаю, почему нагорает столько света. Вот квитанция: смотрите — в месяц 1036 киловатт. И это притом, что работает у нас только холодильник — даже телевизора нет! Я просила сюда счетчик поставить, говорят: нельзя!
Обо всех своих проблемах Елена Владимирова хотела бы снова поговорить со спикером. Вот только попасть на прием к Владимиру Константинову пока не может: помощники уверяют — у Владимира Андреевича слишком плотный график. Но, может, в нем все же найдется в нем место для разговора с женщиной, которой он однажды уже помог увидеть свет в конце тоннеля?

"КВ" № 120 от 29 октября 2911 г.

1 комментарий:

  1. Елена Алексеевна, конечно Побита жизнью, но может нужно стать немного добрее к миру и мир улыбнется в ответ ! А сын у нее не один ... И где второй пусть сама скажет...
    И как ей удается попадать на приемы к таким важным людям... И чего это стоит им знакомство с этой эксцентричной особой...

    ОтветитьУдалить