суббота, 22 октября 2011 г.

Вслед за каштанами в Симферополе будут «выкорчевывать» памятники?


Наталья КИСЕЛЕВА

Фото Алексея Васильева
У симферопольцев слово «реконструкция» ассоциируется с уничтожением. Реконструкция улицы Горького привела к уничтожению ветвистых каштанов, которым еще бы жить да жить и радовать в летние дни тенью жителей и гостей города. Начатая реконструкция парка имени Тренева породила слухи о том, что памятник писателю пойдет под снос как и деревья на улице его коллеги по писательскому цеху.

Я понимаю, что с литературой у нынешней власти не лады. В подлиннике они конечно что-то читали. Не Шекспира, допустим, но хотя бы народные сказки. И я понимаю, что для донецкого десанта имя Константина Тренева говорит ровно столько же, сколько для крымчан Александр Засядько. Хотя о Засядько мы даже знаем больше в связи с периодически поступающими печальными новостями о гибели людей на одноименной шахте.
А кто такой Тренев для новоявленных «крымчан» донецкого, киевского и другого «походження»? Ну, в лучшем случае автор пьесы о какой-то Любови Яровой. Но ведь не о Ганне Герман!
Я, признаюсь, не поклонница творчества Константина Тренева. Уж точно не «верного товарища» Любови Яровой и даже не милого рассказа с коктебельскими чертами «Любовь Бориса Николаевича». Только прошу не путать с Борисом Николаевичем Ельциным. Но памятник Треневу – это уже история Симферополя, которой более 50-ти лет. И убрать его из парка – все равно, что вырвать страницы из нашего дневника.
Услышав об угрозе памятнику, пошла в парк изучать рекламный щит с проектом реконструкции. Тщательно рассмотрела и новую схему парка, и рисунки, иллюстрирующие будущую красоту, на которых памятника почему-то нет, но зато есть какое-то сооружение, похожее на разбитое яйцо. Что оно символизирует, не поняла. То ли яйцо, разбитое на голове бывшего мэра (Геннадия Бабенко), то ли яйцо, которое разобьют на голове нынешнего (Виктора Агеева). В условных обозначениях к выставленному на обозрение проекту значится МОБИЛЬНЫЙ (?!) ледовый каток, но на самой схеме каток отсутствует. То ли он будет настолько мобильным, то ли имеется в виду, что ВЕСЬ сквер зимой из-за гололеда будет превращаться в каток.
Памятника Треневу нет не только на рисунках, но и на схеме. Но там значится «памятный знак Треневу». Что это такое опять же не понятно, так как в Законе Украины «Об охране культурного наследия», регламентирующем правовые, организационные и прочие отношения в данной сфере, нет такого термина как «памятный знак», но есть «памятники культурного наследия», к категории которых и относится памятник Константину Треневу, зарегистрированный в соответствующем реестре.
Конечно, словосочетание «памятный знак» могло появиться на схеме из-за обычной терминологической безграмотности и в принципе могло стать источником слухов, но если сохранности памятника все же угрожает ведущаяся реконструкция, то спешим напомнить, что в том же законе, в статье 22 «Запрещение сноса, изменения, замены памятников и порядок их перемещения (перенесения)», черным по белому написано, что «памятники, их части, связанное с ними движимое и недвижимое имущество ЗАПРЕЩАЕТСЯ сносить, изменять, заменять, перемещать (переносить) на другие места». В исключительных случаях допускается перенос памятника на другое место, но только, если его нельзя сохранить на прежнем, и только при условии предварительного проведения комплекса научных исследований.  
А за умышленное незаконное уничтожение, разрушение или просто повреждение объектов культурного наследия или их частей виновные лица должны привлекаться к УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ. Об этом говорится в 43-й статье Закона Украины «Об охране культурного наследия».   
Кстати, органы охраны культурного наследия в соответствии с 30-й статьей указанного закона обязаны запретить любую деятельность, создающую угрозу памятникам или нарушающую законодательство в сфере охраны культурного наследия. В нашем случае таким органом является Республиканский комитет Автономной Республики Крым по охране культурного наследия. К его председателю – Сергею Туру – мы и обратились за разъяснениями. Связаться с ним не удалось, но его заместитель Александр Манаев ответил на вопрос: «Выдавал ли ваш комитет разрешительные документы на снос или перенос памятника Треневу в Симферополе?» «Рескомитет никаких положительных согласований по любой деятельности, связанной с памятником Тренева не выдавал», – заверили «КВ» в рескомитете. 
Для полной уверенности позвонили и в Главное управление архитектуры, строительства и регионального развития Симферопольского исполкома. Его начальник Юрий Иванченко находился в отпуске, а заместитель и начальник отдела охраны культурного наследия Сергей Павличенко удивился: «Первый раз слышу о таком. Как можно снести памятник Треневу?! Даже на перенос памятника требуется разрешение Кабинета министров Украины. Когда переносили памятник-танк Т-34 в связи с восстанавливающимся Кафедральным собором Александра Невского в Симферополе, получали соответствующее разрешение из Кабмина. Так что ни о каком сносе памятника Треневу речь не идет».     
Ну, вроде бы успокоили и развеяли слухи. Будем надеяться, что памятник Константину Треневу в связи с реконструкцией одноименного парка останется целым и невредимым. Хотя в наше время даже к известному выражению из не менее известного фильма: «Кто ж его посадит?! Он же памятник!» – следует относиться с большой долей скептицизма. Вспомните при Викторе Ющенко абсурдный суд над мертвыми организаторами голодомора. Так что при большом желании на Украине могут посадить даже памятник. А уж снести и подавно.  

  
          «Крымское время», № 115 от 18 октября 2011 г.      

Комментариев нет:

Отправить комментарий