четверг, 26 апреля 2012 г.

Минобраз Толстого заменил на Толстую, а Маленького Принца — на Гарри Поттера



Улучшенная афиша  известного фильма 


Наталья КИСЕЛЕВА

«Пушкин — наше все»! Не каждый выпускник советской школы знал, чье это выражение, но согласиться с ним могли многие. Теперь же творчество Александра Пушкина в украинских школах изучают в курсе зарубежной литературы (как, впрочем, и Николая Гоголя) и то в урезанном виде. Но зато учеников знакомят с поэзией Мацуо Басё, Генриха Белля, Ли Бо и Ду Фу. И каков же результат? А в результате школьники теперь не знают ни поэзию Пушкина, ни Басё, ни Белля, ни Бо и Фу.


Все ниже, и ниже, и ниже!
Но Минобраз не остановился на достигнутом и решил усовершенствовать программу преподавания зарубежной литературы. Предложенные изменения потрясли учителей. Они написали возмущенное письмо в министерство и организовали в интернете группу для дискуссии о нововведениях под названием «Читать не вредно».

Последняя запись в этой группе (на момент написания статьи) была следующей: «Дети давно перестали читать... И это тоже не прочтут. Чем невообразимей ставится задача, тем вероятнее уход от ее решения. Читающие дети — умное будущее. Зачем оно Украине?»
Действительно, зачем? И разработчики новой программы этого не скрывают, объясняя, что подбирали произведения «несложные для восприятия и небольшие по объему».
Логика, с нашей точки зрения, убийственная. Если ей следовать, то из школьных курсов биологии, географии, математики, физики, химии необходимо убрать все материалы, сложные для восприятия.

Вот, например, тема «Законы Г. Менделя, их статистический характер и цитологические основы» сложна для восприятия? Значит, убрать их из программы по биологии!
А изучение характеристик ковалентной связи, таких как длина, энергия, полярность и пространственная направленность, — это ж вам не чипсами хрустеть! Значит, убрать всю эту не нужную ковалентность из программы по химии.
Про физику вообще молчу. Тут надо срочно избавиться от всех законов кинематики, динамики, термодинамики и прочих, трудных для восприятия тем.
И это — легкость восприятия необычайная — только один критерий отбора. Есть ведь еще другой — небольшой объем. То есть, все большое, высокое, длинное  и широкое следует из школьных учебников исключить.

Зачем на уроках географии изучать Амазонку? Не надо, так как она слишком длинная.  И про Гималаи с их Джомолунгмой (Эверестом) школьникам не надо знать, потому что слишком высокие. И Тихим океаном, а также Евразией нечего их умы напрягать, так как они слишком большие.

В общем, оставить в школьной программе надо только все маленькое, коротенькое и легенькое. Чтоб не нагружать учеников.

На уроках физкультуры никакого олимпийского лозунга: «Быстрее, выше, сильнее!», а наоборот — медленнее, ниже и слабее!
На уроках физической географии достаточно изучить самую короткую реку в мире, самую низкую гору, самое маленькое озеро, самое мелкое море и… хватит!
На уроках биологии достаточно изучить простейшие организмы.
На уроках литературы нужно ограничиться даже не японскими поэтическими миниатюрами (всякими там хайку, танка, рэнга), а одностишьями Вишневского.
Ну, согласитесь, что творчество Масуо Басё, которого изучают сегодня в школе, во-первых, труднее для восприятия, а во-вторых, длиннее.

Вот, например, их Басё:
На голой ветке
ворон сидит одиноко.
Осенний вечер.

А вот наш Вишневский:
Тебя сейчас послать или по факсу?
Или еще он же:
Порой как раз дебилы не подводят...
Коротко и понятно. Особенно для тех, которые, по Вишневскому, «порой не подводят».

Поттер — их все!
Но вернемся к программе по литературе.
Честно признаюсь, меня и ныне действующая, которую утвердили при прежнем министре Вакарчуке-старшем, не приводит в восторг. Например, новеллы Джованни Боккаччо «Декамерон» для обязательного изучения в 8-м классе. Конечно, по сравнению с сонетами современников Боккаччо, такими как Рустико ди Филиппо или Чекко Анджольери, «Декамерон» отнюдь не заслуживает титула самого неприличного произведения, но мне трудно представить, как учительница литературы будет с подростками 13–14 лет читать строки 10-й новеллы 3-го дня, повествующей о совращении монахом 14-летней девочки.

«Декамерон», кстати, в проекте новой программы убрали, что можно объяснить. Но вместе с развратниками-монахами Боккаччо из обязательного для изучения списка исчезли «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери, «Робинзон Крузо» Даниэля Дефо, «Маугли» Киплинга, «Снежная королева» Ганса Христиана Андересна и т.д.
Некоторые из них перекочевали в список литературы, рекомендованной для внеклассного чтения, а оттуда на их место перебрался Гарри Поттер.

Логику такой рокировки объяснить трудно, если вообще возможно.
Ее не может принять даже министр образования Дмитрий Табачник, признавшийся, что будет выступать против включения в школьную программу по зарубежной литературе романов английской писательницы Джоан Кэтлин Роулинг.
«Откровенно говоря, я не поклонник, и буду на коллегии выступать против того, чтобы «Гарри Поттера» включали в программу, потому что это изменчивая литература, популярная, безусловно», — сказал журналистам Дмитрий Табачник и пообещал проведение дискуссии по проекту школьных программ для 5–9-х классов.

При этом самый образованный украинский министр покритиковал и нашего брата журналиста. «Комментировать проекты — это неблагодарное дело. Это делают неспециалисты и представители средств массовой информации. Потому что проект не утвержден. Есть, по крайней мере, пять вариантов, и комментировать проект я считаю нецелесообразным», — сказал Табачник.

Литературные рокировки
Но мы — не министры, и можем себе позволить такое «неблагодарное дело» как комментарии.   
И в своих комментариях мы зададимся еще таким вопросом: «Чем руководствовались создатели новой программы, заменяя произведения, принадлежащие перу одного писателя?» Например, почему в программе для 5 класса «Снежную королеву» Ганса Христиана Андерсена заменили его же сказкой «Соловей»? А в программе для 6 класса — «Остров сокровищ» Роберта Льюиса Стивенсона убрали, а внесли в список его балладу «Вересковый мед»? Кстати, в украинском варианте мед в названии баллады превращается в напиток («Вересовий напiй»). И это еще не плохой перевод, потому что один из украинских переводчиков превратил мед Стивенсона вообще в отраву.

Сравнивая две программы, мы обнаружили и другие странности. Например, одно и то же произведение в них называется по-разному. Рассказ Джека Лондона «Любовь к жизни» в старом варианте именуется как «Жага до життя», а в новом — «Любов до життя».
Но вернемся к рокировкам. Одну из них я даже могу объяснить. Например, сказку Редьярда Киплинга «Маугли» сменили его «Балладой о Востоке и Западе». И мне кажется только потому, что ее название на украинском языке («Балада про Схід і Захід») созвучно кричалке оранжевого майдана: «Схід і захід разом»!

Кстати, о балладах. Их изучают в 7 классе. В новой программе в этом разделе пошел под нож Александр Пушкин и его «Песнь о вещем Олеге», а его место занял Александр Кочетков с «Балладой о прокуренном вагоне». Такое впечатление, что среди авторов был поклонник фильма «Ирония судьбы или, С легким паром», благодаря которому стихотворение Александра Кочеткова приобрело массовую известность, а строчки из него — «С любимыми не расставайтесь» — вошло в сборники современных цитат. 

С удивлением обнаружила, что авторы новой программы в обязательную часть включили роман Татьяны Толстой «Кысь». Я не противница женской прозы, но что-то мне подсказывает, что данное произведение привлекло внимание украинских разработчиков школьной программы тем, что «Кысь» — это роман о мутирующей после ядерного взрыва России. Может они и книгу-то не осилили, а только аннотацию к ней, где написано: «Страна полностью деградировала: язык почти утрачен, мегаполисы превращены в убогие деревни, где люди живут по правилам игры в «кошки-мышки». Роман пропитан сарказмом, характеры героев выстраиваются в галерею уродов, их сексуальность подчеркнуто груба и первобытна».

А вот произведения деда Татьяны Толстой по материнской линии — Алексея Николаевича Толстого — в школьной программе мировой литературы на Украине не изучают. Не нашлось ему места ни в списке фантастических, ни в списке исторических произведений. Да и зачем? Это ж какое хождение по мукам читать Толстого «Хождение по мукам», «Гиперболоид инженера Гарина», «Аэлиту» и пр.

Да, и вообще, русской классике, на которой воспитывалась и Татьяна Толстая, и мы с вами, дорогие читатели, в украинской школьной программе отведено очень скромное место. Даже Пушкину! Его «Евгений Онегин» еще числится в обязательном списке, а вот «Руслана и Людмилу» уже заменили на «Сказку о рыбаке и рыбке». И правильно! Во-первых, она меньше по объему, а во-вторых, менее сложная для восприятия украинских школьников.

В принципе, если основными критериями для отбора служат краткость и легкость произведений, то я бы посоветовала вместо всякой мировой классики сборники анекдотов. Тоже своего рода литература

«Крымское время», №43 от 26 апреля 2012 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий