среда, 11 апреля 2012 г.

Расти елка большая и маленькая




Слева – березовая роща, позади – залитый солнцем, покрытый изумрудной зеленью пригорок. Ветер шелестит в сухостое. В общем, все как по Есенину. А мы сажаем деревья. С полсотни человек - школьники, чиновники, журналисты приехали в Грушевское лесничество Старокрымского лесоохотничьего хозяйства, чтобы высадить под Судаком лесополосу сосняка
.

Валентина Воробьева
Фото Сергея Гвоздецкого 

Делянка где-то с футбольное поле, разделенная веревкой на ряды. С краю делянки – две дюжины экзотического вида лопат, ведра, рабочие перчатки, и кучки саженцев. С виду объем работы небольшой, говорят, тут около 2.2 гектаров. На этой земле нам сегодня предстоит высадить десять тысяч саженцев крымской сосны. «Сосна – это легкие леса. Самое главное дерево», - доверительно сообщает глава Рескомлеса Игорь Кацай. Он сегодня тоже здесь, в камуфляже и пыльных туфлях, собирается сажать с нами сосны в рамках седьмой всеукраинской акции «Будущее леса в твоих руках». Проводят ее, чтобы повысить крымскую и украинскую лесистость, этой весной на 26 гектар будут увеличивать. На вопрос, сколько деревьев уже сам посадил, Игорь Владимирович шутит, что это плохая примета, считать деревья и женщин, но, наверное, уже есть в общей сложности маленький лес. «Женщин меньше», - смеется. 
 

Я думаю, если норма – высадить двести саженцев за раз….
Во всяком случае, сегодня норма именно такая. Чтобы работалось веселее, между школьниками и журналистами объявили соревнование, кто больше посадит. И тем и другим будут помогать подчиненные Кацая – директора и сотрудники лесхозов. «Вручную сажать тяжело, меч Колесова весит пять килограммов, но через два часа будет уже все пятьдесят весить. Ну, зато все, что посадим, приживется», - напутствует нас Кацай и дает старт работам. Народ активно делится на пары и разбирает инвентарь.
- Лопату возьму я, а вы берите саженцы, - берет бразды правления мой напарник, директор Куйбышевского лесного хозяйства Владимир Францевич Трач. Живо (никогда не сажала деревьев, интересно до жути!) хватаю блестящее ведерко с саженцами. Маленькие, не больше тридцати сантиметров, пушистые веточки с длинными корнями поначалу даже страшно брать в руки, как страшно бывает в первый раз взять на руки грудного ребенка. Хочется шепнуть им «не бойтесь, все будет хорошо». 
 
Становимся в начале борозды, Владимир вонзает меч в рыхлую землю, делает им движение, будто переключает в «жигуленке» передачу, командует: «сажайте». Моя задача побыстрее поместить саженец в лунку, пока она не засыпалась. Земля сухая как песок на пляже, движения мои неуверенные – боюсь повредить нежные корешки. С первого раза правильно не получается, саженец лежит на поверхности.
- Да не бойтесь! - Владимир берет веточку, запихивает, почти вминает ее в лунку и притаптывает землю ногой. – Вот так. Я ее прижимаю, чтобы корневая система была полностью окутана землей, и не было воздуха. Чтобы прижилось.
Присесть, посадить, встать, нагнуться за саженцем, перейти, присесть, посадить – работа простая, большей частью физическая. К десятому саженцу я уже не так «трепетна» и смело закапываю их в комья рыжеватой земли. «Паска-паска получись….». То и дело попадаются остатки корней и даже головки дикого чеснока – видно когда-то здесь уже что-то сажали. А теперь вот маленькие елкины детки торчат из земли на три сантиметра. Садим глубоко, так у них больше шансов сохранить влагу и выжить, землю до и после высадки никто специально не поливает.

- А правда, что они все примутся? – спрашиваю у Владимира.
- Обычно около семидесяти процентов приживается, - пыхтит Владимир, которому лопата для высадки саженцев, она же меч Колесова, она же РПП 5,5, на жаре уже, кажется, начинает надоедать. Пот льется в три ручья.
- А их браконьеры не повыдергают?
- Да не. Они стоят 25 копеек за штуку. Обычно их никто не выдергивает, лучше в феврале пойти в лес, шишку взять, распотрошить, а в шишке этих семян сотни. 
Наши саженцы тоже вырастили из семян, росли они, до сегодняшней высадки, два года в питомнике. А через двадцать лет будут выситься на три метра как растущие по соседству березы. Если примутся.
Скачу по распаханной земле как камерунский козел. По полю мы перемещаемся шагами в полметра – через такую дистанцию садят сосенки. К сотому саженцу движения почти достигли автоматизма, но передвигаться хочется уже на четвереньках. Так действительно было бы удобнее. Но я стесняюсь.
Продолжаем разговор на ботанические темы. В примету, что елку нельзя у дома сажать потому что это к покойникам, начальник лесхоза не верит. А возле домов, объясняет, хвойные не садят потому, что под ними и возле них ничего не растет – из осыпающихся колючек выделяется смола, которая как бы закупоривает землю.
- Кстати, у нас вот на коллегии говорили, Крым единственное место на Украине где лесистость увеличилась на десять процентов, - продолжает разговор Владимир. – Это потому что мы лес не рубим и регулярно садим.
- А мне говорили, что крымский лес не рубят, потому что он на строительство не годится, - проявляю осведомленность.
- Зато из него дрова хорошие.
- А кому они нужны?
- Да вот тот же Белогорский район, у них газа пока нет.
Вдалеке от нас курсирует машина, похожая на луноход. Сзади луноход оседлали два лесника -  тоже сажают сосенки.
- С машиной оно полегче, и удобнее. Но у нас акция, чтобы людей побольше задействовать, - предупреждает мой вопрос Владимир. – То, что мы посадили, я уверен, приживется. Саженцы еще обработаны химическим средством, живучие. Можете уже осенью приехать, проверить. Будет результат.
Для чистоты эксперимента пробую поработать и Колесовым. Для девушки тяжеловато. Зато тут же придумала ноу-хау – почему бы меч не дополнить каким-нибудь устройством, чтоб оно еще воду в лунку брызгало. Тогда земля бы не осыпалась, легче сеятелям работать было бы. Оказывается, такое уже тоже изобрели. Воистину лень – двигатель прогресса.
Через полтора часа борозда готова, высадили мы, по словам Владимира, на двоих четыреста сосен, перевыполнив дневную норму. Получили бы сорок гривен, будь мы наемными работниками.
Заканчивают работу и остальные. Через два часа перепаханное поле так и выглядит нетронутым, и только хорошо присмотревшись можно разглядеть, как из комьев земли робко выглядывают верхушки еловых веточек. Даст Бог, через несколько лет эти пушистые крохи превратятся  маленькие деревца. А через тридцать лет здесь будет сосновый бор.  
Кацай «трубит отбой», пыльные и запыханные лесники собираются на финише. По результатам соревнования школьники победили журналистов, им подарили краски и фломастеры, а команде автора этих строк достался приз как лучшему трудовому коллективу – картина с осенним пейзажем. 

Руки болят, спину ломит, ноги разгибаются с трудом. Да уж, непривычен городской житель к такому фитнессу. На высоких каблуках в гололед бегать проще. Но мысли не о том. Сердце счастливо сжимается от понимания того, что
теперь в лесу будут расти деревья, которые я сегодня крохотными саженцами, своими руками прикапывала в землю. Меня не станет, а они будут расти. Если, конечно, какой-нибудь олигарх тут себе дачку не решит выстроить.
И знаете, куплю-ка я себе на следующий год елку искусственную.


Комментариев нет:

Отправить комментарий